690 Комментарии0

Статья "№14 Термостатная этика" из цикла Логика, этика, философия сознанияСовременная философия наукиЛогика, этика, философия сознанияСовременная философия науки

Интеллект интеллекту рознь. Например, искусственный – естественному. Но и внутри каждой из этих категорий существует много оттенков. Многое из того, что ясно человеку, непонятно ежу. Робот-пылесос не сравнить с роботами миров Айзека Азимова. В чем же отличие? Нельзя ли их как-то все упорядочить по ранжиру? Отчего же, пожалуйста – на этот случай есть простой и широко известный способ.
Скачать PDF

№14 Термостатная этика

Интеллект интеллекту рознь. Например, искусственный – естественному. Но и внутри каждой из этих категорий существует много оттенков. Многое из того, что ясно человеку, непонятно ежу. Робот-пылесос не сравнить с роботами миров Айзека Азимова. В чем же отличие? Нельзя ли их как-то все упорядочить по ранжиру? Отчего же, пожалуйста – на этот случай есть простой и широко известный способ. Достаточно их столкнуть друг с другом лбами в каком-нибудь состязании. Для этой цели традиционно использовались шахматы. Именно с помощью этой древней игры Крыленко и птенцы его гнезда пытались наглядно продемонстрировать высотой своего полета преимущества советского образа жизни над капиталистическим. Именно благодаря ей папе Полгару удалось устроить блестящую рекламу своему методу выращивания детей. Именно ее отдали на заклание в Храме моделей метода ветвей и границ. Именно на ней закидывают свои нейронные сети гугловские ловцы инноваций. Если утвердить именно этот тест за показатель интеллектуальности, то чемпион уже хорошо известен, скажете Вы?! Возможно, что я – из тех последних могикан, кто еще оспаривает это мнение, подтвержденное многочисленными триумфами полупроводниковых гигантов духа. Я полагаю, что достижения эти чрезмерно раздуты полнотрубной прессой, и на самом деле они — дутые. Дело в том, что без сочиненных людьми эвристик они были бы беспомощны против поражающих факторов комбинаторного взрыва. А те, в свою очередь, обрели их неведомо откуда на протяжении долгих столетий исканий и размышлений. Это соображение меняет оценку позиции на противоположную. Представьте себе, что Вы придумали волшебную машинку для телепортации. Жмак на кнопку – и Вы в другой Галактике. Будет ли справедливо восхвалять компьютер за то, что он умеет перемещаться в пространстве эффективнее Вас, если он просто стащил у Вас идею Вашего изобретения и в состоянии генерировать нажатия чаще Вас? Что-то в этой победе наверняка не так — с моральной точки зрения.

Кто о чем, а мы с Вами как раз последнее время о морали (точнее, об одном классическом мыслительном эксперименте в этой области). Однако прежде чем я ускачу на этом коньке в далекие дали, давайте напоследок еще раз запустим его порезвиться на 64 черно-белых клетках. Оставим самую макушку рейтинговой пирамиды шахмат в относительном покое и обратим наше внимание на самое основание. Какая стратегия будет самая неинтеллектуальная? Всегда лошадью ходить? Может быть всегда турой или королевой? Или всегда играть защиту Каро-Канн, при этом вежливо просить соперника не мешать? Похоже, что и аутсайдера выбрать непросто. Наверное, и не стоит этим заниматься – все эти модели поведения за доской находятся приблизительно на одном уровне развития. А что общего можно найти у них всех? Уверен, что Вы догадались. Конечно же их кредо – «всегда»! Во всех этих случаях происходит исполнение одних и тех же инструкций вне зависимости от условий внешней среды, то есть в данном случае от конкретной позиции. Так вот представьте себе, что среди этических теорий существует полный аналог стиля игры Косого или фрау Заурих. Называется он моральный абсолютизм. Уверен, что его разновидность под названием Библия (Тора, Коран, ненужное вычеркнуть, нужное добавить по вкусу), а точнее, точное следование многочисленным заповедям внутри них, известна каждому нашему подписчику.

В принципе ничего особо ошибочного в этом законничестве не было бы, кабы наша странная игра по имени жизнь была достаточно простой. Возьмем, например, хотя бы термостат – вот у кого сознание определяет бытие. Ровно один вход – с датчика температуры. Ровно один выход – на управление отоплением. Ровно одна «строчка кода» – если холодно, то включать, если жарко, то выключать. Декалог, если и выгодно отличается от этого интеллектуально, то не качественно, а количественно – у него условных переходов десять штук. В качестве алгоритма, который реализует его программу, можно предложить цикл по запретам. Если житейская ситуация соответствует текущему элементу списка – то выводим наружу «нельзя», иначе «можно». Не стоит мою метафору воспринимать как попытку черного пиара сакральных текстов. Термостат – тоже вполне полезный прибор на определенном уровне развития домотики. В тех же шахматах существует ряд похожих рекомендаций-законов. Положим, каждый начинающий знает, что ферзь – фигура сильная, стоит она целых 9 или даже 10 пешек, поэтому к нему надо относиться бережно. И в принципе, правило это правильное, но увы – далеко не во всех позициях. Философы называют такие общие законы – ceteris paribus, поскольку они работают только «при прочих равных». Иногда случается, что некоторые прочие не равны. Бывает, что выгоднее принести ферзя в жертву за совершенное ничего — если посчитать на несколько ходов вперед. Но для этого расчета нужен уже принципиально другой уровень интеллектуальности! Это были всего лишь шахматы, а ведь наш мир куда как сложнее! Там даже правила не вполне фиксированы, поскольку меняются отношения между различными отрядами жизни. Беда в том, что к некоторым интересующим нас ситуациям неприменима ни одна заповедь. Хуже того — иногда подходит больше одной. Совсем ужасно, когда они начинают противоречить друг другу. Тогда менталки упираются друг другу в горло своими острыми углами, и выход у абсолютистов остается единственный – безжалостно их мидрашить, пилить напильником, пока не покруглеют. Сегодня мы посмотрим, как им это удалось в применении к пиликателю из мыслительного эксперимента Джудит Томсон.

Как легко можно догадаться из вышесказанного, в глазах этического термостата всегда светится вечный вопрос – подходит ли ситуация под одну из аппаратно зашитых в него опций? В конкретном случае абортов существует подозрение на выполнение условия истинности положения «не убий» (идущее под шестым порядковым номером в Исх.20). С его точки зрения, результат именно этого сравнения является решением его главного экзистенциального вопроса (и заодно исходом интересующей нас дискуссии). Сторонники этой менталки, как правило, решают его утвердительно. То есть утверждают, что в подавляющем большинстве случаев аборт следует классифицировать как преднамеренное убийство. Ведь изгнание из внутри себя плода любви считается неудачным, если тот выживает. Этот пронзительно острый модельный угол иногда спиливается утверждением о том, что в редких случаях смерть зародыша является всего лишь побочным эффектом всей операции, а не его основной целью (речь идет скорее, о том, чтобы отключить от себя ненужного скрипача). То есть это когда женщина, может быть, и не возражала бы заиметь ребенка, и ее основной мотивацией является именно избавление от бремени в ее чреве. Тем не менее с точки зрения стандартного этического термостата даже эти случаи нельзя описывать как «отказ в предоставлении своего тела для функционирования другого существа» (мнение Томсон). Для него это прежде всего активный акт насилия, которое приносит очевидный вред живому существу. Риторический жар обычно добавляет описание самого процесса – тело ребенка (пусть еще и не родившегося) бездушно и бесчеловечно, безжалостно и беспощадно, литерально и метафорически разрывается на куски.

Упомянутый «активный акт» — результат активного предварительного мидрашения. Проводится тонкое отличие между оным и пассивным «позволением умереть», которое на «не убий» не тянет. В том же контексте другим следом от длительного употребления модельного напильника является переопределение отношений к ближнему своему. Читатели «Истории моделей» должны помнить, что еще на самых ранних этапах развития христианства в трогательное по своей наивности «подставь другую щеку» из евангелия Q многочисленные Святые Отцы (например, Блаженный Августин) подмешали конструктивную «священную войну». Многочисленные притирки четко видны на теле современной модели. В настоящее время полагается, что все же морально допустимо использовать силу для того, дабы остановить нападение на тебя самого, твою семью, веру или страну. Если при этом кто-то падет жертвой большой христианской любви, то под «не убий» это тоже не подходит. Значит, так и быть, аборты некоторым избранным можно разрешить, например, если вынашивание влечет угрозу риска для их жизни (допустим, при обнаружении рака матки). Для этого их можно назвать «непреднамеренными» или «непрямыми», сопроводив разнообразными дополнительными оговорками. Внутрисемейные отношения (заповедь по реестру под номером 5 по Исх.20) – еще одна библейская истина, имеющая шансы быть применимой к рассматриваемой нами ситуации. И в самом деле, если следует уважать отца и мать, разве отсюда не следуют обратные чувства в направлении к детям? Отсюда выводятся особые обязательства, возлагаемые на биологических родителей в деле производства их собственного биологического потомства.

Теперь мы готовы оценить оцененное ранее нашими студентами высказывание католического философа и большого политического активиста Роберта Питера Джорджа (Robert Peter George): “Неудобства беременности … значительно меньше, чем зло, причиняемое зародышу, если он будет убит; мать и отец несут особую ответственность по отношению к ребенку; отсюда следует, что намеренный аборт … несправедлив и посему объективно аморален». Что мы можем об этом сказать? Тезис о том, что ответы на все наши вопросы (в частности этические и с акцентом на них) приведены в Священных книгах, давно и прочно под большим сомнением. Для приблизительного определения точных рейтингов и обоснованности, и когерентности этого подхода я предлагаю поделить количество тех государств в Европе, где существуют те или иные юридические запреты по данной тематике (8) на общее число стран (51). У меня лично от чтения творчества моральных абсолютистов моментально зашкаливает сенсор отсутствия интеллектуальности. Что-то не так в самом алгоритме поиска ответа на нравственные вопросы. Хорошо бы как-то все же как-то подумать о цели самой игры по имени жизнь, прикинуть какие-то варианты, они ведь в каждой позиции свои. Ан нет. С выходной клеммы этического термостата Роберта Джорджа считывается совершенно определенный сигнал – запретить! Его боевой клич — аборт абортам!

На протяжении двух последних статей мы вкратце познакомились всего лишь с двумя линиями огромного модельного спектра вопросов на всего лишь одну единственную тему из прикладной этики. Напомню, что в наши текущие цели вовсе не входит подробное изучение этих вопросов. Нас больше интересовали мыслительные эксперименты как инструмент философского познания мира. Тем не менее, я не могу оставить потревоженные нами ментальные модели без транквилизатора собственной рецептуры. Философии время, этике час – в Блоге Георгия Борского.

Ответьте на пару вопросов
Похоже, что эта викторина настроена неправильно
Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать
83
Опубликовано: 28.03.2019

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

444
Опубликовано: 26.03.2022

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

381
Опубликовано: 26.03.2022

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской
75
Опубликовано: 28.03.2022

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top