1210 Комментарии0

Статья "№140 Пожар на славу Божию" из цикла История моделейМодели исламаИстория моделейМодели ислама

Предыдущую статью я закончил обещанием приступить к поиску черепахи Тортиллы, хранителя Золотого Ключика к замочку секрета происхождения ислама. Придется выполнять. Первое, что пришло мне в голову (и я грешу ассоциативным мышлением) на эту тему — это старый анекдот, где главного персонажа спросили о том, на чем держится земной диск.
Скачать PDF

№140 Пожар на славу Божию

Предыдущую статью я закончил обещанием приступить к поиску черепахи Тортиллы, хранителя Золотого Ключика к замочку секрета происхождения ислама. Придется выполнять. Первое, что пришло мне в голову (и я грешу ассоциативным мышлением) на эту тему — это старый анекдот, где главного персонажа спросили о том, на чем держится земной диск.
— Кто же этого не знает, конечно же, на черепахе!
— А черепаха на чем?
— На другой черепахе!
— Ну, а та на чем?
— Да там сплошь одни черепахи вплоть до самого низа!

Аналогично — где же нам искать источники возникновения новой загадочной мировой религии? Если исходить из принципа детерминированности, то раскручивание каузального клубка неизбежно приведет нас к Большому Взрыву (а религиозных людей к Богу). Означает ли это, что, отвечая на произвольный вопрос «почему», мы каждый раз обязаны мысленно обращаться к не менее загадочной космологической сингулярности (или не менее непознаваемому Всевышнему)? Тот эмпирически известный каждому факт, что мы этого не делаем, философу говорит о том, что понятие «причины» события является всего лишь удобной для последующей манипуляции абстракцией. Перефразируя Демокрита — по конвенции причины, по конвенции следствия, а на самом деле только каузальный поток, в котором мы распознаем интересные для нас феномены. Самыми прагматически ценными из них мы можем манипулировать для достижения интересующих нас целей. Их нахождение как раз и переводит ментальную модель в известную Вам конструктивную фазу своего развития.

Получается, глубоко копать нам не надо — весь песок в пустыне не перелопатишь. Но широко все-таки придется. «Эффект бабочки» известен, наверное, каждому современному человеку, что говорит о популярности ментальных моделей «хаоса». Вышеупомянутый каузальный поток не так себе жидкий ручеек какой-нибудь, а настоящий кипящий и бурлящий брызгами во все стороны водоворот. Чтобы его изучать, ученым приходится матушку природу жестоко обманывать, перебрасывая течение из диких природных условий в контролируемые лабораторные. Поэтому то, что на становление новой религии оказали влияние культуры, непосредственно окружающие Аравию — факт, не требующий подробных доказательств. Мы всегда вибрируем в унисон с окружением и по-обезьяньи перенимаем те ментальные модели, что нам кажутся полезными. Несколько менее очевидным является утверждение о том, что соседи могли воздействовать и на возникновение Корана. Скажем, правоверные мусульмане будут его изо всех сил отрицать. С их точки зрения, Новое Божественное Откровение должно быть полностью выдрано из своего контекста, его животворный родник чудесным образом забил в безжизненной модельной пустыне. Однако тщательное изучение их священных текстов наводит на совсем другие мысли. Как и в случае с Иисусом из Назарета, идеи, которые принесло Слово Аллаха, имеют четкие земные корни. Скажем, мусульманская христология выращена на характерном для своего времени докетизме. Вообще, подавляющее большинство историй Корана замечательно вписывается в среду религиозных и идеологических диспутов эпохи. Непосредственно накануне возникновения религиозной бури в Мекке непосредственно к северу от нее колыбель цивилизации на Ближнем Востоке раскачивали две великих империи – Персидская и Византийская. Сегодня мы бегло взглянем на то, что происходило на интересующем нас историческом отрезке во Втором Риме.

Вкратце об уже известном нам длинном кризисе веры. Если вспышку Несторианского конфликта в начале пятого века новой эры удалось погасить изгнанием еретиков за пределы рейха (они ушли на Восток), то только ценой повсеместного образования нового пожара — христологического. Александрийский Папа Диоскор был низложен решением IV-го Вселенского собора и отправлен в суровую ссылку. Однако перед тем как умереть геройской смертью, ему удалось зажечь в Египте неугасимый огонь сопротивления. Поставленному на его место ортодоксальному патриарху пришлось заливать его кровью – погибло более тридцати тысяч человек. Однако угли продолжали тлеть. На протяжении ста пятидесяти лет и девяти императоров борьба за древний очаг цивилизации шла с переменным успехом. В самом начале шестого века после смерти сочувствовавшего монофизитам порфироносца Анастасия развернулись беспрецедентные доселе репрессии, продолжавшиеся без перерывов сто двадцать лет (вплоть до арабских завоеваний). На головы несчастных коптов одни за другим десантировались халкидонские епископы, церкви инаковерующих безжалостно поджигались, их самих зачастую грабили, убивали и отправляли в изгнание. Жарили по еретикам изо всех сил и законами — им было запрещено оставлять завещания и поступать на государственную службу. Но всех не пережгли!

Многострадальная Сирия, особо интересующая нас в контексте возникновения ислама, следовала строго параллельным курсом. Там факел борьбы за правое единство природ Христа поднял ученый монах Иаков Барадай. Прославившийся повышенной праведностью и аскетизмом, он был призван в стольный град св. Константина тогдашней императрицей Феодорой. Та в это время как раз занималась поиском источников святости для своих душевных потребностей. По ее убеждению, Господь особо щедро наделял ею как раз тех своих преданных рабов, которые не пилили Его на две составляющие. По преданию, она узрела Иакова в вещем сне и возжелала иметь его вблизи себя. Однако жизнь при блестящем дворе не пришлась по душе профессиональному отшельнику, и он удалился в близлежащий монастырь. Тем временем его соотечественники и собратья по вере жестоко страдали от жесткой политики унификации ментальных моделей, проводимой втайне от супруги могущественным Юстинианом Великим. Неугодные для власти епископы в массовом порядке отлучались от страждущей Божественной Благодати паствы. Люди вповалку гибли за менталки. Плохие вести об этом беспределе в столицу привез арабский шейх племени Гассанидов Аль-Харис. Пара слов об этом историческом феномене. Против малоинтересных во всех отношениях, но всегда готовых пограбить богатых соседей сарацинов греки использовали известную тактику – прикормить одних бандитов, чтобы те сдерживали всех остальных. Наемники к этому времени разделили конфессию своего окружения и были христианами (конечно же, тоже не-Халкидонского разлива). В условиях обнаруженного форс-мажора императрица решилась расстаться с выписанным ей из провинции святым и отправить его на родину в чине апостола. Тот с пылом принялся за возложенную на него миссию и разжег потрясающий воображение костер подпольной деятельности. Быстро перемещаясь по Сирии на отборных верблюдах своих арабских спонсоров и одетый в маскировочные нищенские одежды, сшитые из остатков их старых седел (откуда прозвище), он сумел избежать ареста полиции и за короткое время воспламенил своими душевными подвигами гигантскую церковь, получившую экзоним яковитской. Горит ясно она до сих пор.

Итак, обе ближневосточные вершины таинственного треугольника православной теологии пылали в огне доктринальных споров. Но и на его периметре тоже было жарко. Возможно, кто-то не в курсе — Армения Аршакидов стала исторически первой страной, официально принявшей христианство на государственном уровне. Ее относительно удаленное географическое положение делало ее перманентным абрикосом раздора и Араратом, притягивавшим ковчег военных действий между империей и Сасанидами. В пылу очередных разборок царству не оказали достаточного внимания, и беда Халкидонской ортодоксии миновала его многочисленными другими бедами. Помимо людей, особо озабоченных проблемами сочетания божественного и человеческого в Иисусе из Назарета, в империи хватало и прочих неортодоксально мыслящих. Еще не были до конца добиты Маркиониты, отвергавшие жестокого Бога Ветхого Завета. Еще сжигали себя возвещавшие скорый Судный День вдохновленные Параклитом Монтанисты. Еще зияла черная дыра расколов с донатистами, мелитианами и люциферианами. В закопченном на инфернальном огне котле суеверий кипела и бурлила жирная дьявольская смесь ментальных моделей еретиков и православных.

Греко-римского Ахилла Тортилла приманила. Цель была на расстоянии локтя, но догнать ее и откусить Золотой Ключик к Царству Божию никак не удавалось. И виноваты в этом были вовсе не апории великого философа античной древности Зенона. Христиане окончательно заблудились в подсчетах ипостасей и природ своего Господа. В эти сосны, выросшие на болоте их верований, ударила молния разгневанного непочтением к своей особе громовержца Зевса. На образовавшейся за долгие столетия торфяной почве догмы возник пожар, который никак не удавалось погасить. Пожар на славу. Неужто Божию?! Вожделенная черепаха скрылась из видимости за дымовой завесой и залегла на самое дно…

Да уж, полыхало в империи на славу Божию – но и в соседней Персии дело было не лучше. Там вообще поклонялись священному огню. При этом Зороастр молчал. Придется об этом рассказать мне в Блоге Георгия Борского.

Модели, предложенные в целях концептуализации исторических событий и оценки деятельности исторических личностей, являются интеллектуальной собственностью автора и могут отличаться от общепринятой трактовки.

Ответьте на пару вопросов
Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top