1186 Комментарии0

Статья "№144 Эра жестокосердия" из цикла История моделейМодели исламаИстория моделейМодели ислама

Все новое, претендующее на выживание, должно расчистить себе место на грядке под солнцем среди устоявшейся поросли. Аристотель называл это «все» субстанцией. Ну, а в нашем блоге, что может скрываться под этим словом, если не модели? Поэтому предложенный нами закон живой (или не очень?) природы в первой строчке этой статьи вполне разумно переформулировать так – новым менталкам старых не жалко.
Скачать PDF

№144 Эра жестокосердия

Все новое, претендующее на выживание, должно расчистить себе место на грядке под солнцем среди устоявшейся поросли. Аристотель называл это «все» субстанцией. Ну, а в нашем блоге, что может скрываться под этим словом, если не модели? Поэтому предложенный нами закон живой (или не очень?) природы в первой строчке этой статьи вполне разумно переформулировать так – новым менталкам старых не жалко. На самом деле это почти трюизм – относительно мирная передача власти временами, может быть, и случается, но всегда есть причина, по которой мы хотим перемен (скажите мне, у чего в этом мире нет причин – разве что у Бога? Но и Его существование такими хитростями не докажешь). Не обязательно колбаса по талонам — хотя бы скука. И в самом деле, история говорит нам о том, что критика существующих порядков всегда была частью предвыборной программы юных и амбиционных ментальных моделей. Большевики ужасались преступлениями царского режима. Во времена Хрущевской оттепели осуждали преступления Сталинизма. В постсоветскую эпоху разоблачали преступления большевизма. И так дальше по кругу – какие преступления нашей с Вами современности мы обнаружим лет через десять-двадцать? Интересно, что это отношение отрицания прошлого нетранзитивно – положим, сейчас почему-то все возлюбили старый мир, от которого наши предки некогда отреклись. Человеку, выросшему в эпоху исторического материализма, здесь невольно должен вспомниться Гегель с его диалектическими отрицаниями. Но мы отречемся от этих метафизических фантазий и вернемся к нашим моделям.

Сказанное выше относится и к науке. Так, например, известный нам по недавнему прошлому Иоанн Филопон высмеивал динамику Аристотеля, Николай Коперник критиковал отсутствие гармонии космологии Птолемея, а уж какие только ментальные модели я не обличал в аморальном поведении – прости, Господи! Схожий процесс мы можем наблюдать и в эволюции религиозных идей. Вспомним, как истово ветхозаветные пророки бичевали идолопоклонничество. Освежим в памяти, как Иисус из Назарета обзывал соплеменников жестокосердными. Вздрогнем заново от риторического накала призывов апостола Павла избавиться от мертвечины букв отмененного Закона. Однако ментальные модели домена верований имеют и сугубо свои отличительные особенности. В частности, они претендуют на абсолютную истинность, мотивируя претензии на особый статус божественным происхождением. Эта генеалогия, в свою очередь, приводит к необходимости не помнить родства с земными моделями. Чистое знание спускается напрямую с кристально-прозрачных небесных сфер и не должно быть запачкано грязью презренной эмпирики. Мы потратили немалое время на то, чтобы показать несостоятельность этого тезиса, обнаружив ряд промежуточных стадий преобразования корней старых моделей в новые ментальные растения. И снова на ум приходит почти мистический Гегель с его превращением количества в качество. Или почти научный Борский, с его метафорами построения зданий ментальных моделей из подручного материала? Если все же поверить в гипотезу божественного происхождения религиозных истин, то придется признать, что они там наверху безумно далеки от чаяний простого народа. Что мешало Всевышнему, коли он и вправду Всеведущий, забросить своим избранным чадам в головы хотя бы три закона Ньютона в готовом к употреблению виде? В этом бы-пространстве даже малочисленные иудеи с их помощью убедили бы многочисленных язычников отказаться от свинины и приступить к повальному обрезанию населения. Уверен, что примерно таким образом шла мысль создателей Каббалы и прочих подобных произведений, но ничего помимо эзотерического пшика они никому почему-то не принесли.

Так что ничего удивительно нет в том, что в вышеуказанном направлении думали и ранние мусульмане. С их точки зрения все, что происходило в колыбели исламской цивилизации до появления в ней пророка Мухаммеда, было диким варварством, почему и заслужило эпитет «джахилия». Кстати, я забыл попросить прощения за введение в повествование многочисленных малополезных терминов на арабском языке. Они мне потребуются временно в эгоистических целях ускорения работы на клавиатуре. Запоминать их надолго совершенно не требуется. Семантика этого слова – невежество или (в моем переводе) «эра жестокосердия». Таким образом, речь идет о рекламе новой (Аллахом данной) ментальной модели против бывшей в употреблении до нее. Сегодня мы обратим наш ментальный взор на Счастливую (т.е. южную) Аравию и постараемся понять, насколько адекватна модель того, что из центра в Мекке и Медине циркуль истории прочертил крутой поворот к тогдашнему светлому будущему, ставшему столь малопривлекательным со стороны настоящим.

А там, примерно на территории нынешнего Йемена, располагались довольно богатые земли. Торговля благовониями (и, в меньшей степени, пряностями) была одной из наиболее капиталоемких и прибыльных в древнем мире. Пути купеческих судов на Восток и назад в древности проходили вдоль берега. Вплоть до открытия «ветра Гиппала» (муссонов) в открытое Индийское море выходить не рисковали — днем плыли, а на ночь бросали якорь в подходящем месте. Поэтому неудивительно, что ряд местных морских портов процветал от оборота, проходившего через них. По той же причине неудивительно, что этот край выглядел необыкновенно привлекательно для иудейских бизнесменов своего века. В соответствии с традицией самих местных евреев их колония восходит к временам разрушения Навуходоносором Первого Храма в Иерусалиме. Эти легенды были подтверждены рядом лингвистических и литургических данных, а также при помощи обнаруженных археологами надписей, свидетельствующих о существовании деловых отношений между странами (и датированными шестым веком до нашей эры). Достоверно известно, что образовавшаяся община продолжала поддерживать культурные и религиозные связи с Землей Обетованной. Во времена Хазаль («мудрецов Талмуда») установившейся традицией Сынов Израилевых, умерших на чужбине, было стремиться захоронить свои кости на родине. В некрополе Бейт-Шеарима (Израиль) были обнаружены многочисленные могилы выходцев из арабской диаспоры первых веков новой христианской эры. Захоронены они были в самых престижных местах, неподалеку от останков членов Синедриона, что многое говорит об их влиянии и/или финансовых возможностях.

В столетиях непосредственно перед возникновением ислама основным геополитическим игроком процветающего юга было Химьяритское царство. Нет сомнений, что погромы, устроенные сначала римскими легионерами, а затем христианскими праведниками, стимулировали эмиграцию евреев из Палестины и прочих провинций империи на постоянное место жительства в соседних пределах. Иудейские общины на территории царства были широко распространены географически. О многочисленных зданиях их молитвенных собраний в столице Зафаре, в окрестностях Саны (центр современного Йемена) и прочих городах и весях нам известно из письменных источников. О масштабах феномена хорошо говорит тот исторический факт, что в конце четвертого века нашей эры Химьярские монархи отвергли политеизм и присоединили свой народ к некогда избранному Библией. Легенда утверждает, что непосредственной причиной победы хилого иудейского прозелитизма в отдельно взятой стране стало чудесное исцеление тогдашнего владыки от рук инспирированных самим Всевышним лекарей. Однако более разумно предположить, что политическую базу этого решения составило желание стать третьей региональной силой промеж Византии и Персии. Как бы то ни было, начиная с этого времени, языческие храмы в стране были заброшены или конвертированы для службы единому Богу неба и земли.

Однако этот выбор имел свои негативные последствия. В частности, напряженными оказались отношения с религиозными конкурентами. Химьяр вел ряд войн с расположенным непосредственно через Красное море христианским королевством Аксум (нынешняя Эфиопия). При царе Зу Навасе развернулись широкомасштабные боевые действия, включившие в себя резню необрезанных в Наджране (в этом городе тоже изначально существовала более древняя еврейская община). На нем, правда, иудейская сказка в Аравии банально закончилась, но при этом банальная проза бытия осталась в сказочном изобилии. Относительно недавно неплохо сохранившаяся древняя синагога была обнаружена в городе Кана – отправной точке основной тогда импортно-экспортной артерии страны. В ней были найдены про-иудейские надписи на греческом языке, что многое говорит об общем направлении торговли. Отсюда караваны уходили в расположенные несколько севернее Мариб и Шавлу, а затем и в оазисы, находившиеся в непосредственной близости к современным мусульманским святыням — Ясриб (Медина), Хайбар и Тайма.

Так что задолго до рождения пророка Мухаммеда жизнь в этой «джахилии» была хороша, и жить в этом варварском невежестве было хорошо. Заметим, что Благородный Коран непропорционально большое внимание уделяет теологической критике христианства, причем с позиций, характерных для Талмуда и Мидраша своего времени. Также интересно, что этимологически «джахилия» родственна «диаспоре». Так в чем же был изначальный смысл этого слова? Не была ли «эра жестокосердия», часом, «эрой иудеев», предшественником эры Хиджры? Во всяком случае, на всем протяжении Пути Благовоний изучали древние Писания, корпели над Талмудом и интенсивно молились Богу в ожидании очередного мессии. И снова очередной посланник небес принес лишь новые бедствия многострадальному самоизбранному народу… Вымолили на свою голову…

Надеюсь, что Вы согласитесь с тем, что критика пост-мусульманской пропагандой до-мусульманской действительности мало применима к историческим реалиям Счастливой Аравии. По крайней мере здесь, на юге, язычество было в очевидном меньшинстве. Может быть, речь шла о других областях полуострова? Центр оставим на сладкое. А пока мы пойдем на север – с Блогом Георгия Борского.

Модели, предложенные в целях концептуализации исторических событий и оценки деятельности исторических личностей, являются интеллектуальной собственностью автора и могут отличаться от общепринятой трактовки.

Ответьте на пару вопросов
Похоже, что эта викторина настроена неправильно
Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать
82
Опубликовано: 28.03.2019

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

444
Опубликовано: 26.03.2022

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

381
Опубликовано: 26.03.2022

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской
75
Опубликовано: 28.03.2022

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top