1206 Комментарии0

Статья "№159 Каждый за себя и Аллах против всех" из цикла История моделейМодели исламаИстория моделейМодели ислама

«Нельзя защищать честность и этику, но необходимо создать условия, которые уничтожат проблемы. В бедности люди будут воровать. Если сделать вещи доступными, люди не будут воровать». Так говорил Жак Фреско – недавно почивший (в возрасте ста и одного года) популярный герой нашего времени. Так этот профессиональный дизайнер предложил разрубить Гордиев узел проблем, над которыми многочисленные предшественники бились на протяжении долгой истории человечества.
Скачать PDF

№159 Каждый за себя и Аллах против всех

«Нельзя защищать честность и этику, но необходимо создать условия, которые уничтожат проблемы. В бедности люди будут воровать. Если сделать вещи доступными, люди не будут воровать». Так говорил Жак Фреско – недавно почивший (в возрасте ста и одного года) популярный герой нашего времени. Так этот профессиональный дизайнер предложил разрубить Гордиев узел проблем, над которыми многочисленные предшественники бились на протяжении долгой истории человечества. Однако не стоит приписывать лавры первооткрывателя этой ментальной модели именно ему. Современное либеральное общество тоже предлагает ударить автоматизацией производства по безнравственности и разгильдяйству. Нас призывают отречься от моральных исканий старого мира Божия в пользу финансовых находок нового Царства вещизма. Насколько адекватен этот тезис? В его пользу говорит тот самоочевидный факт, что в голоде и холоде приходится заниматься исключительно борьбой за существование. Свободных психических ресурсов для того, чтобы противостоять своим аморальным порывам в таком состоянии просто может не оказаться. Но одновременно душевная нищета отнимает и возможность улучшить свою жизнь, ведь для этого надо найти силы заняться чем-то более социально полезным, нежели перетягиванием одеяла у ближнего своего?! Как же людям удалось преобразовать этот порочный круг в такую спираль, чтобы с ее помощью смогли раскрутиться создатели мега-проектов по дизайну кардинально беспорочного будущего?! История свидетельствует, скорее, о том что подъем из темного инфернального колодца обеспечили нам все те же ментальные модели, но вовсе не те, что восхвалял Фреско, а те, которые он презирал – прежде всего религиозные. Именно вообразив себе Всевышнего как Всемогущего и Всеведущего Судию, наши предки вытащили себя за волосы на относительно неплохо снабжаемую энергией поверхность.

Но теперь-то, вооруженные достижениями современной науки и техники, разве не время выкинуть прочь ту лестницу модельных суеверий, по которой мы забрались в двадцать первый век?! Разве не настало время проститься с этическими заморочками и начать ваять города третьего тысячелетия?! Боюсь, что упрямая эмпирика не согласится и с этой облегченной версией обсуждаемой нами футурологической идеи. Недавно проведенный в нашей стране семидесятилетний эксперимент создал идеальные инкубаторные условия. Мы не имели тридцать сортов сыра в магазинах, но питались плотно и регулярно. Мы жили не в фазендах, но квартирный вопрос перестал портить нас сверх стандарта Воланда. При этом новый человек, гордый строитель коммунизма или хотя бы не-вор и не-взяточник, из нас так и не вылупился. Да и в странах золотого миллиарда изобилие вовсе не принесло нарисованный прекрасными фресками счастливый результат. Нищие более не режут друг другу глотки за корочку хлеба, зато могущественные корпорации воюют за рынки сбыта. Борются простые смертные, может быть, не столько за вещи, как за секс по кличке любовь. Стремятся, может быть, не просто выжить, а получить престиж или власть. Похоже, что модель что-то не учитывает, некий фундаментальный фактор количественного и качественного роста наших потребностей. Вот как он описан моим горячо любимым в детстве Александром Дюма в «Монте-Кристо»: «Дантес, который три месяца тому назад жаждал только свободы, уже … жаждал богатства. Но повинен в этом был не Дантес, а бог, который, ограничив могущество человека, наделил его беспредельными желаниями». Сколько нам ни дай, мы все равно найдем за что бороться. Не будем сваливать вину на бога. Это нечестно, поскольку он ничего не сможет сказать в ответ — мы сами придумали Его. А вот персонажей с именами «эгоизм», «зависть» и «жадность» и в самом деле стоит призвать к ответу, пусть они и спрятались в мире моделей. Пути нашего блога сегодня приведут нас в далекое прошлое, которое на удивление современно в этом контексте…

Мы с Вами оставили бравых солдат ислама в делах праведных и правоверных заботах. Арабский джинн вырвался из горлышка бутылки своего полуострова и быстро заполнил своей газообразной особой все оставленные ушедшей в небытие имперской властью пустоты. В недавнем прошлом большинство мусульман было бедными бедуинами, выживавшими в безжизненной пустыне при помощи верных верблюдов и строгого режима экономии. Теперь им досталась половина древнего мира — вне всякого сомнения, на тот момент его лучшая и процветающая половина. Джинны, как известно, обожают возводить дворцы — теперь у них в наличии было сколько угодно злата и мрамора для этого занятия. Но и их производительность ограничена конечными ресурсами, на всех не хватало. Поэтому неслучайно, что вопрос дележки награбленного очень быстро уперся ребром в горло модели. Решить его решил известный нам по предыдущей серии халиф Умар. В знаменитый «день Джабии» (в 638 г.), когда он торжественно принял капитуляцию Иерусалима, заодно произошел саммит арабских лидеров и полевых командиров. Длительные переговоры и последующее обсуждение завершились созданием регистра (под названием «диван») мусульман, которым полагалась паи в общей добыче. Список был упорядочен по рейтингу в соответствии с боевыми заслугами. Во главе его находились жены пророка, его прочие родственники, затем шли рядовые мухаджиры (эмигранты) и ансары (Мединские помощники), ветераны старых баталий. Замыкали его новобранцы, отличившиеся в недавних завоевательных кампаниях. Каждому записанному полагалась соответствующая его рангу годовая пенсия из сокровищницы уммы.

Регуляризация функционирования госраспределительной кормушки произвела кратковременный мажорный аккорд и долгоиграющий неприятный скрежет. Счастливые владельцы доли дивана были комфортно удовлетворены, однако количество потенциально обделенных было несравнимо выше. В частности, не существовало способа усесться на диванное довольство для многочисленных неофитов в ислам из покоренных стран, сколько бы они не старались. Это не могло в будущем не вызвать их возмущения очевидной несправедливостью. Впрочем, до этого было еще далеко. А пока второй праведный халиф погиб во время хаджа в Мекку от руки обиженного им персидского раба. Дальнейшие события наглядно показали, что Аллах троицу не любит. Отсутствие законов престолонаследия было другой каменной стеной на прямом пути Корана. Правда, перед смертью Умар снова успел назвать членов избиркома нового, третьего по счету владыки. В их число входил и знаменитый Али, зять пророка. Однако принятое ими решение в этот раз оказалось неудачным. Семидесятилетний богач Усман был с виду великолепным кандидатом с неоспоримо блестящими заслугами перед общим делом. Более того, в его правление ислам продолжил победную экспансию по древнему миру. Было завершено завоевание остатков Сасанидской Персии, покорена Северная Африка. Традиция именно ему приписывает успешную канонизацию текста Корана. Однако в отличие от своих предшественников он принадлежал к тому самому клану Омейядов, который властвовал в Мекке до Мухаммеда.

Само по себе это не было бы гигантской проблемой, если бы Усман не начал проводить в соответствии со своим племенным уровнем мировосприятия откровенную политику непотизма по отношению к собственной семье. Двоюродный брат Муавия — правитель Сирии. Другой кузен, Марвана — пристроен казначеем в Медине. Молочный брат — сменил на своем посту завоевателя Египта. Еще живы были сподвижники пророка, которые помнили, как Омейяды воевали с правоверными при Ухуде. Недовольными фаворитизмом Усмана оказалось и абсолютное большинство рядовых мусульман. На их глазах горстка буржуев приступала к нещадной эксплуатации трудового народа. Нашлись и непримиримые теологические противники. Ведь письменная фиксация сур Корана эффективно выбрала единственную версию в качестве ортодоксальной и уничтожила альтернативные прочтения. Наконец, взбунтовались ключевые гарнизоны Басры и Куфы (располагавшиеся на территории современного Ирака). Их, прежде всего, не устраивали начальники- верные режиму ненавистные родственнички халифа Омейяды. К тому же, к этому моменту в рядах военных уже преобладали оставшиеся без дивана исламские новички. Повстанцы маршем отправились в Медину, где поначалу мирно изложили суть своих требований. Усман пообещал их удовлетворить при условии, если те разойдутся по местам. Вместо этого, подозревая подвох, они блокировали его резиденцию. Осада, продолжавшаяся месяц, завершилась внезапным штурмом. Разнесся слух, что из Сирии на выручку идут правительственные войска. Тогда смутьяны, возглавляемые сыном Абу Бакра, ворвались вовнутрь и убили престарелого халифа.

Это кровавое событие было знаком времен. Его непосредственным следствием стала полноценная гражданская война. Хотя третий халиф в суннитской трактовке причисляется к категории праведных, трудно не признать близорукость его политики. А может быть, виноваты были диванные распилы его предшественника? А может быть, дело и вовсе не в них, а в пресловутых «беспредельных желаниях» человека? Условия для безбедного существования наличествовали, но один не был за всех и все не были за одного. В этой странной игре по имени жизнь каждый играл за себя. А что же Аллах? Аллах был против всех. Аллах принес в исламский мир не мир, а меч…

Как мы видим, по телу ментальной модели Аллаха уже к окончанию правления третьего праведного халифа пошли серьезные трещины. Но, может быть, их еще удалось бы зАЛИчить? Святой для одних, предатель для других – раскол, вызванный этим человеком, до сих пор собирает кровавую дань с многих людей. Был ли Али в этом виноват? Шииты вызываются для свидетельских показаний в Блог Георгия Борского.

Модели, предложенные в целях концептуализации исторических событий и оценки деятельности исторических личностей, являются интеллектуальной собственностью автора и могут отличаться от общепринятой трактовки.

Ответьте на пару вопросов
Согласны ли Вы с тем, что богатством не решить этических проблем? (Оцените по десятибалльной шкале)

Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top