1238 Комментарии0

Статья "№177 Арабская пленница" из цикла История моделейМодели арабского востокаИстория моделейМодели арабского востока

Нет перцепции без концепции. Вопрос «(Боже мой,) что это?» только в самых редчайших случаях приводит к созданию новой модели нулевой фазы своего развития. Обычно нейронные сети нашего головного мозга рутинно справляются с задачей распознавания образов, причем, как правило, правильно. Мир феноменов психики уже предварительно нарезан где-то в недрах наших извилин на дискретные ментальные модели. Наиболее мускулистые особи из них могут похвастаться повышенной силой своих синапсов.
Скачать PDF
Другие статьи из этого цикла

Модели арабского востока

№177 Арабская пленница

Нет перцепции без концепции. Вопрос «(Боже мой,) что это?» только в самых редчайших случаях приводит к созданию новой модели нулевой фазы своего развития. Обычно нейронные сети нашего головного мозга рутинно справляются с задачей распознавания образов, причем, как правило, правильно. Мир феноменов психики уже предварительно нарезан где-то в недрах наших извилин на дискретные ментальные модели. Наиболее мускулистые особи из них могут похвастаться повышенной силой своих синапсов. В процессе обработки полученного запроса на уровне подсознания самая мощная из них побеждает своих конкуренток и представляет на суд сознания свою готовую версию происходящего. Большей частью, мы, недолго думая, принимаем ее на веру. В результате, как любят выражаться многие философы науки, любые наблюдаемые факты у нас оказываются нагружены теорией. Верно ли обратное утверждение – возможно ли создании концепции без перцепции? В мои творческие планы сегодня не входит обсуждение ошибок приземленных теорий эмпиризма, в целом, и tabula rasa, в частности. Целю выше – прямо во Всевышнего. Его ведь банально не видно, как же мы обрели эту модель? Существует, конечно же, такая штука как мистические переживания. Однако вместе с ними в наличии и смутное подозрение, что возникают оные уже после обретения идеи Бога, из жгучей потребности с Ним пообщаться. Как иначе объяснить тот факт, что христианам стабильно является милосердный любящий Христос, мусульманам – могучий мудрый Аллах, а некоторым индусам — вообще нечто аморфное и неперсонифицированное? Это, скорее, та самая сортировка по заранее заготовленным сусекам, о которой я говорил в первых строках сего текста. Создали же мы их (вероятнее всего) принципиально другим путем – «функциональным». Боже мой, а это еще что такое?

Хотя я наверняка что-то уже на данную тему в БГБ говорил, это, возможно, тот самый случай, когда Вам придется приютить у себя в голове новую ментальную модель. Значительный кусок «смысла» понятий представляет для нас то, какую функцию они исполняют – т.е., какую роль играют, как их можно использовать в наших целях. Возьмем хоть стул, на котором Вы сейчас сидите (или диван, на котором лежите). Да, мы его можем осмотреть, пощупать, разобрать на части или даже при желании понюхать или укусить. Тем не менее, помимо этого для нас он – это тот предмет, на котором можно отдохнуть, расслабив конечности. Именно благодаря этому атрибуту мы легко распознаем различные вариации его исполнения, включая самые экзотические формы. Аналогично работает модель Всевышнего. Ее на зубок никак не попробуешь, зато в авраамических религиях на нее одну повешена гигантская гамма функциональных обязанностей. Помимо сотворения мира, Он еще и должен персонально заботиться о моральном облике каждого верующего, работая Вездесущим без перерывов на шаббаты и церковные праздники. Полагается, что именно Он генерирует у людей поток мыслей в голове и поток событий на жизненном пути (в том числе, после его завершения). Он же наказывает за непослушание и награждает за верность своим заветам. Эта последняя идея, конечно же, существовала задолго до возникновения Библии. Презренные язычники своих многочисленных идолов по-другому вообще практически не воспринимали. Их прежде всего интересовала организация эффективной взаимовыгодной торговли с ними. Главным вопросом был: какие же вам, боги, платить налоги? Хотя конкретно эта проблематика была монотеизмом во многом успешно снята посредством четкой спецификации интерфейса с небесами, личность Всевышнего продолжала вызывать самый живой интерес живущих под сенью Его. Это сейчас у современных ученых эта тема исследований пребывает в категории негласного табу. А вот в темные века средневековья ничего не занимало людей больше, чем светлый облик своего Господа. Именно полузаброшенная нынче теология была тогда безраздельной царицей наук. Именно поставленные ей проблемы должны были быть разрешены в первую очередь. Именно их обсуждение порождало жгучие богословские споры и, в конечном итоге, не менее жгучие костры для тех лузеров, которым не посчастливилось оказаться в лотке отбраковки с ярлыком «еретики».

Большим авторитетом на мусульманском Востоке стал древний Аристотель. К этому времени он был уже, конечно, мыслителем не первой свежести. Однако именно это почиталось окружающими за его большое достоинство. Ведь истины prisca sapientia предполагалось искать в глубине веков — чем больше выдержка, тем драгоценнее эликсир мудрости. При этом он занимал руководящую должность – был начальником целого хозяйства перипатетиков. И его интеллектуальную собственность составляла не пара тупых, как баранов, идей, а целые отборные стада первоклассных моделей. И жить бы ему в этом мире сыто и счастливо, кабы не одна загвоздка – неуважительное отношение к Аллаху (Закону). То, что он Его отправил на самую периферию небесных сфер, еще куда ни шло – это положение еще можно было почитать за возвышенное. Однако полностью освободить Всемогущего от его основной функции Творца неба и земли?! Предполагать, что те существовали вечно?! Ограничить Его обязанности работой недвижимым движителем?! Словом, отвести Ему столь скромную роль в истории рода людского и его спасения?! Нет, это категорически невозможно было позволить. Патриарху срочно требовалось … жениться. А что такое? Между прочим, об этом думать никому не рано и никогда не поздно! Кто же мог лучше подойти на роль невесты, как не модель неоплатонизма?! Отличница-богомолка, чемпионка христианских теологических игр, наконец, просто красавица! Но вот беда, хотя жених был согласен, да и родственники (начиная с Порфирия) тоже, а вот невеста … Удивительно несерьезно относился к столь выгодному браку еще папа Плотин – в своих сочинениях он неоднократно указывал Стагириту на его грубые идеологически-философские ошибки. Да и сама модель вовсе не стремилась замуж, будучи в плену типично платонических чувств. Что же делать?! Есть такой старинный красивый обычай – похищение. Именно эту нелегкую задачу взяло на себя произведение, о котором шла речь в нашей предыдущей статье. Именно она была призвана устранить пустые места в паспорте профессионального холостяка гражданина Аристотеля. Давайте посмотрим, насколько ей это удалось…

«Теология Аристотеля» (в дальнейшем ТА) — не вполне перевод. Это сочетание парафраз из «Эннеад» вместе с расширенным комментарием на них и даже, местами, их адаптацией. Хорошо понятно негативное отношение к языческому наследию – тщательно вымараны все тексты, которые говорили о богах во множественном числе. Характерны попытки подмешивания в общий котел аристотельщины. Например, распил психики человека на три части в неоплатонизме предполагал рецепт из «Государства» (разум+страсти+живот). Арабский же вариант деления был импортирован напрямую из «De Anima» – на растительную, животную и рациональную части. Явным образом была подчеркнута мысль о «мысли, мыслящей себя» – о чем же еще думать Всеведущему, как не о себе, Совершенном?! Заметим, что Первому Принципу в понимании Плотина негоже заниматься столь низкородным занятием (это удел расположенного «ниже» Интеллекта). Ведь мышление предполагает субъект и объект, а Единый неделим. А по некоторым вопросам богословия автор ТА не был согласен со всеми прославленными греками. Скажем, ему непременно потребовалось «доказать», что Всевышний является средоточием всех самых хороших предикатов. Сделано это было по самобытной «логике». Если Он — причина существования души, то в Нем обязаны находиться все ее предикаты, только в рафинированном, улучшенном виде. Эта трактовка напрямую противоречит оригиналу, который утверждал, что место добродетелей – даже не в интеллекте и тем паче не в том, что скрывается еще выше него (Бог). Потом, для Плотина Единый – не Сущность. В арабском пересказе смысл этой модели чуть изменен. У Него нет наличия «существования» (вероятно, предполагается, что это некий дополнительный атрибут), но все сущее проистекает из этого родника. Более того, для Бога постоянно используются нехарактерные для неоплатонизма эпитеты «создатель», «творец» и «источник». Конечно же, они происходят из принятых в Коране стандартов обращения к Аллаху. Тем не менее, ТА следует Плотину в его учении о вечности мира, а его создание почитает необходимым событием (т.е., оно не могло не произойти).

Итак, синтез моделей состоялся, причем мы не можем не признать успех неравного брака по расчету. Аристотелю пришили именно то, что ему больше всего недоставало — вторую, божественную половину. Отныне «его теология» стала отчетливо попахивать ядреным платонизмом. Более того, автору ТА удалось удалить модельным напильником некоторые откровенные заусенцы языческой философии, несовместимые с современными ему верованиями. Дело было в стародавние времена. Вероятно, как раз поэтому, в отличие от советского кинофильма, похищение осталось безнаказанным. Пленница-модель сдалась на милость обычаям своего жестокосердного времени. Но и наш БГБ-шный суд, хоть и самый гуманный в мире, не может не признать смягчающих преступление благоприятных обстоятельств. В их числе, прежде всего, многочисленное модельное потомство от этого союза. Кто же помог украсть строптивую невесту? По мнению некоторых ученых, на эту функциональную роль просится знаменитый ученик Плотина Порфирий. Главным свидетельством в пользу этой гипотезы является доктрина «docta ignorantia», происходящая из его комментариев на «Парменида». Это некий вариант популярного до сих пор однострочника «многие знания – многие печали», утверждающий примат невежества над ученостью. И в самом деле, мы находим следы этой модели в тексте ТА. Однако даже само авторство Порфирия вышеупомянутого комментария оспаривается. Помимо этого, следы той же нехитрой идеи можно найти и в оригинальных «Эннеадах». Поэтому самым правдоподобным «Багдадским вором» является сам переводчик ибн Наима аль-Химси. Почему же он так поступил? Вряд ли дело было в излишках алкоголя. Он был просто так влюблен в свою модель, что лишился памяти о ее настоящих родителях. Своими руками подсадил он ее в кабриолет истории науки. И еще помахал на прощание — счастливого пути! Вышла она оттуда женой товарища А… Ах, какого жениха!

Мы сегодня напоследок занимались гаданием на арабской гуще. При этом я не упомянул самое важное свидетельство в пользу высказанной нами гипотезы об авторстве ТА. Это утверждает сам пролог этого произведения. При этом он упоминает еще одного персонажа, который осуществил конечную редакцию манускрипта. Это была во всех отношениях замечательная личность. Кто именно и в чем заключалось его влияние на развитие моделей – об этом в нескольких следующих сериях расскажет Вам Блог Георгия Борского.

Модели, предложенные в целях концептуализации исторических событий и оценки деятельности исторических личностей, являются интеллектуальной собственностью автора и могут отличаться от общепринятой трактовки.

Ответьте на пару вопросов
Похоже, что эта викторина настроена неправильно
Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать
83
Опубликовано: 28.03.2019

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

444
Опубликовано: 26.03.2022

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

381
Опубликовано: 26.03.2022

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской
75
Опубликовано: 28.03.2022

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top