1241 Комментарии0

Статья "№178 Второе пришествие первой философии" из цикла История моделейМодели арабского востокаИстория моделейМодели арабского востока

Давайте сегодня в качестве разминки перед чтением попробуем воспарить в Платоновские небеса и объять оттуда мысленным взором всю необъятную громаду человеческих знаний. Как она выглядит, если на нее взглянуть издалека? Эпистемологическая теория под названием «фундаментализм» (просьба не путать с исламской и т.п. разновидностями этого слова) представляет себе эту кучу в виде гигантской пирамиды. На самом верху у нее наши самые развитые научные пропозиции, типа тех, которые содержит учебник физики.
Скачать PDF
Другие статьи из этого цикла

Модели арабского востока

№178 Второе пришествие первой философии

Давайте сегодня в качестве разминки перед чтением попробуем воспарить в Платоновские небеса и объять оттуда мысленным взором всю необъятную громаду человеческих знаний. Как она выглядит, если на нее взглянуть издалека? Эпистемологическая теория под названием «фундаментализм» (просьба не путать с исламской и т.п. разновидностями этого слова) представляет себе эту кучу в виде гигантской пирамиды. На самом верху у нее наши самые развитые научные пропозиции, типа тех, которые содержит учебник физики. Каждый из таких кирпичиков возлежит на некотором количестве своих родственников, т.е. его поддерживают своими головами другие утверждения. Что же находится в самом основании? На скольких черепахах покоится все строение и что под ногами у них в самом нижнем низу? Фундаментом, с точки зрения вышеупомянутой модели, служат такие атомарные «факты», которые не требуют сторонних обоснований и тем самым опираются сами на себя. К ним, прежде всего, относятся продукты работы нашей физиологической перцепции. Если Вы, скажем, сейчас видите перед собой попкорн, то этому можно верить без дополнительного изучения изощренных теорий. Давайте не будем неблагодарными и скажем спасибо добрым ученым за полученное разрешение! Оно сильно облегчит наше нелегкое бытие, в котором и без эпистемологии проблем навалом. А теперь давайте будем привередливыми и выразим им неудовлетворение предложенной нам моделью. Ребенку понятно, что большое количество наших верований не основано ровным счетом ни на чем (или почти ни на чем). Достаточно очевидно, что многие наши идеи являются всего лишь более или менее правдоподобными догадками. Просто они нам чем-то нравятся (своей красотой?) и, что самое важное, подходят своей формой под наши прочие убеждения. Когда они все вместе взятые образуют некий достаточно большой целостный пазл (не его ли мы именуем ментальными моделями?), то каждый его фрагмент удерживается в общей картинке за счет своих соседей. Получается некая круговая порука, которая в представлениях классической логики совершенно безнадежно порочна. Однако с позиций конкурирующего философского направления «когерентизма» ничего страшного в этом нет. Просто вся конструкция представляет собой единый широкий когерентный фронт. Более того, никакого фундамента для нее и вовсе не требуется. Вера во все множество элементов модели «оправдана» тем, что они идеально подходят друг к другу. Если добавить к этой «оправданной вере» условие истинности, то они превратятся в искомые «знания».

Ученые баталии двух вышеупомянутых претендентов на обладание знаний о знаниях не принесли решающего перевеса ни одной из сторон. Хуже того, большое количество мыслителей полагает, что кардинально ошибочны оба подхода. Однако темой сегодняшней статьи является отнюдь не современная, а древняя наука. К интересующему нас историческому периоду (начало третьего века эры Хиджры, т.е. середина 800-х годов от Рождества Христова) большое влияние получили модели Аристотеля. Можно с полным правом считать, что они-то и заложили изначальный фундамент под философским фундаментализмом. В представлениях Стагирита, на роль первооснов наших знаний претендовали не только вышеупомянутые «факты», данные нам в ощущениях, но и ряд положений, которые он считал самоочевидными. Забегая вперед, многие (даже подавляющее большинство) из них впоследствии оказались банально ложными – ведь они оправдывали выводы типа незыблемости земной тверди. Тем не менее идея о наличии Первых Принципов, на которых зиждется все остальное, пережила века под заголовком «Первая Философия». Именно так назвал Аристотель свою важную для истории моделей работу, в современности именуемую «Метафизика». В переводе с греческого буквально это означает «за-физикой». По правдоподобной легенде, именно так стал называть эту книгу видный перипатетик Андроник Родосский — по той простой причине, что у него на полке она физически располагалась за «Физикой». Как бы то ни было, по непроверенным слухам невинно убиенные Сыновья Истины имеют обыкновение воскресать, причем в аккурат на третий день. Давайте за официальную дату распятия христианами и последующих похорон богомерзкой метафизики считать официальный роспуск Академии Платона в Афинах Юстинианом Великим. Тогда исторические факты подтверждают вышеупомянутое обобщение в предположении, что каждый из трех веков длился чуть короче дня. Второе пришествие первой философии в мир моделей было осуществлено большим героем правоверных по имени Абу Юсуф Якуб ибн Исхак аль-Кинди.

Что это был за человек? Биографические данные, дожившие до наших дней, весьма скудны. Известно, что это был истинный араб чистейших кровей. Причем, сказывают, что не абы какой, а отпрыск великого рода — потомок короля Кинда (аравийского царства), компаньона пророка, с непосредственным папашей в виде эмира Куфы. Был беззаветно предан делу халифа аль-Мамуна. Пик карьеры пришелся на годы правления его наследника аль-Мутасима, сына которого, Ахмада он обучал лично. Имел множество непорочащих его связей в кругу переводчиков «Дома мудрости», поскольку сам в иностранных языках не блистал. Отличный ученый – многократный чемпион Багдада по философии. Характер — зюдический, невыдержанный, что следует из рассказов о его конфликтах с коллегами (Бану Муса). Беспощадно относился к врагам рейха. Это их, идеологических противников, нещадно бичевал он на страницах своих произведений в контексте горячо дискутируемого в его время вопроса – а нужна ли правоверным иноземная наука, происходящая из невежественного прошлого? Так, тонко намекая на одно из имен Аллаха в Коране «аль-Хакк» («истинный»), он с риторическим накалом утверждал, что «все, что существует, несет в себе истину». А коль скоро Бог является первопричиной всего сущего, то он является ее первоисточником. При этом философия – продукт совместных усилий многих людей: «Мы не должны стыдиться восторгаться истиной или приобретать ее, где бы она не находилась. Даже если она происходит из чуждых нам стран и народов, для ищущего истину нет ничего важнее ее. Она не портится от прикосновения тех, кто ее передает. Она не оскверняет, но облагораживает тех, кто ее принимает»…

Какое модельное наследие он оставил за собой? Если верить «Фихристу» (это опись арабских книг, составленная Багдадским торговцем ан-Надимом примерно через столетие после описываемых нами событий), то чрезвычайно обширное. Не забывая о широко распространенном феномене псевдоэпиграфии, думаю, мы все же вправе заключить, что аль-Кинди был типичным homo universalis арабского Ренессанса. Увы, нам достались лишь крохи от его пиршества чистого разума. Одна из них была обнаружена в чреве Стамбульской библиотеки, но какая! Ей оказалась первая часть «Первой философии» — с большим запасом самого значительного метафизического сочинения этого незаурядного мыслителя. И ее первым вопросом, конечно же, стало утверждение метафизики как научной дисциплины. И на самом деле, люди нередко сомневаются в необходимости абстрактных размышлений о природе вещей. Зачем они? Ответ самого Аристотеля актуален по сей день. В нем он указал на тот простой логический факт, что даже утверждение о ненужности этого занятия будет философским. Следовательно, спрятаться от света знаний в норку неведения не получается никак. Что же аль-Кинди? Для него метафизика, прежде всего, способ демонстративного доказательства истинности Откровения, полученного пророком. Более того, это один из наиболее эффективных методов (например, наряду с лингвистикой арабского языка) для мусульманского тафсира (толкования Корана). По его мнению, смысл многих сур открывался только посредством их метафорического прочтения при помощи глубинного понимания сути бытия. Наиболее вероятный генезис этой модели – потребность в философском дискурсе у мусульман возникла в процессе теологических споров с представителями конкурирующих конфессий разношерстного многонационального халифата. Они просто желали воспользоваться тем же оружием, которым уже владели их оппоненты. И от могучей логики нашего сегодняшнего героя погибли многие модели, которые пытались прийти в ислам с мечом. Так, в частности, он разгромил на отдельные ложные пропозиции христианскую Троицу, нарушавшую великий принцип единства (т.н. «тавхид») Всевышнего.

Аристотель говорит «метафизика» — подразумевает «Бог». Именно к этому парадоксальному выводу пришел аль-Кинди, изучая его наследие. Парадоксален он потому, что противоречит самой «Метафизике». С точки зрения этой книги предметом ее изучения является все сущее, рассматриваемое через призму его существования. Львиная доля текста внутри уделяется материальным сущностям и их формированию при помощи субстанциальных форм. Нематериальные персонажи типа Всевышнего постулируются по касательной и строго по необходимости (например, для обнаружения «недвижимого движителя»). Как же арабскому философу удалось поставить знак равенства между моделями перипатетиков и теологией? Основанием для этого фантастического заключения могла послужить как раз та самая фальшивая «Теология Аристотеля», изучению которой мы посвятили две предыдущие статьи. Вспомним, что важным фактором мотивации аль-Кинди была реклама шедевров греческой науки для своих соплеменников. Несогласие титанов мысли прошлого вызвало бы ненужные вопросы у аудитории. Они просто обязаны были выступать широким когерентным фронтом. Вероятно, оказалось достаточным всего лишь сформировать социальный заказ на единую линию партии, чтобы нашелся аль-Химси привести его в исполнение. Взболтанные в общий коктейль модели привели аль-Кинди к вожделенной душевной гармонии. Теперь Аристотель заговорил об Аллахе как Плотин о Едином. Теперь можно было приступить к интеграции этих идей с Кораном. Теперь фундамент будущей модельной пирамиды был прочно заложен. Второе пришествие первой философии успешно состоялось…

Аль-Кинди, аль-Кинди… Подумаешь, скажете Вы, обыкновенный популяризатор античной философии. И ошибетесь. Ибо ему удалось не только обнаружить секрет редкого сплава доселе несовместимых моделей. Это еще и был мыслитель оригинальный, самобытный. По ряду вопросов он выразил категорическое несогласие со своими кумирами. В их числе то, что для христиан было соблазном, а для иудеев безумием. Время для вечности – в Блоге Георгия Борского.

Модели, предложенные в целях концептуализации исторических событий и оценки деятельности исторических личностей, являются интеллектуальной собственностью автора и могут отличаться от общепринятой трактовки.

Ответьте на пару вопросов
Похоже, что эта викторина настроена неправильно
Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать
95
Опубликовано: 28.03.2019

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

458
Опубликовано: 26.03.2022

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

394
Опубликовано: 26.03.2022

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской
78
Опубликовано: 28.03.2022

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top