1418 Комментарии0

Статья "№181 Правоверным пример" из цикла История моделейМодели арабского востокаИстория моделейМодели арабского востока

Творит ли благотворительность благо? Имеется в виду — в классическом понимании этого слова, как снабжения нищих милостыней – т.е. продуктами жизнедеятельности имущих мира сего. Лично я в утвердительном ответе вовсе не уверен. Скорее, не уверен вовсе. Кто знает, может быть, и уверен в вовсе-не. Положим, Вы вошли в соприкосновение с чем-то острым и у Вас через это образовалась дырка на левой штанине. Разумно будет вырезать заплатку из правой?
Скачать PDF
Другие статьи из этого цикла

Модели арабского востока

№181 Правоверным пример

Творит ли благотворительность благо? Имеется в виду — в классическом понимании этого слова, как снабжения нищих милостыней – т.е. продуктами жизнедеятельности имущих мира сего. Лично я в утвердительном ответе вовсе не уверен. Скорее, не уверен вовсе. Кто знает, может быть, и уверен в вовсе-не. Положим, Вы вошли в соприкосновение с чем-то острым и у Вас через это образовалась дырка на левой штанине. Разумно будет вырезать заплатку из правой? Позвольте, скажете Вы, ведь есть еще буржуи, бесчисленные склады которых лопаются от избытков рулонов с дорогущей материей?! Даже если речь идет об этом конкретном подвиде филантропической деятельности, к модели есть серьезные претензии. Дело в том, что образование прорехи на житейском пути любого из нас почти всегда неслучайно. Это закономерное следствие каких-то ошибок в стратегии или тактике. Если их не осознать, то единовременная субсидия в этом деле никак не поможет. Спустя некоторое время проблема снова манифестируется. Грубо выражаясь, все сожрут и опять попросят. Только в тех редких ситуациях, когда невезучий делает правильные выводы на будущее и не будет снова садиться на те же грабли, только тогда разовая поддержка со стороны может достичь благой цели. Однако в реальных условиях сердобольные люди, искренне желающие помочь другим, не в состоянии оценить, насколько они в состоянии достичь эту благородную цель. В современности вообще приходится общаться с какими-то загадочными организациями, с виду работающими в автоматическом режиме пылесоса. Большая часть собранного оседает где-то в их обширных недрах. Что-то с этой моделью в принципе не так… Вероятно, дело в том, что она неявно видит распределение материальных благ как т.н. игру с нулевой суммой (можно назвать ее еще вертикальной игрой). Это математическое понятие означает всего лишь то, что выигрыш одного является проигрышем другого. В данном случае полагается, что выигрыш богатого всегда производится за счет проигрыша бедного. И, соответственно, благотворительность тогда становится благотворным утрамбовывающим эти флуктуации механизмом. Но насколько полезна эта уравниловка обществу на самом деле? Не лучше ли потратить средства на организацию для обделенных новых игр? Вовсе не обязательно под этим понимать новые рабочие места. Главное, чтобы люди оказались вовлечены в некую полезную для общества долговременную деятельность, где бы они могли проявить себя, а их бы за это ценили. Даешь горизонтальные игры с положительной суммой!

Если я даже в современности должен тратить целый абзац на то, чтобы обосновать этот (очевидный для меня) тезис, что же говорить о наших далеких предках?! Они вообще не имели в словаре слово «капитал» — в их ментальной модели денег богатство должно было храниться в сундуках и было почти синонимом воровства. Напрасно нынешние экзегеты ломают свои мозги и клавиатуры, выискивая глубокий потаенный смысл в соответствующих пассажах Священных Писаний. Они тем самым создают новое, совершенно анахроничное прочтение. Так говорил Иисус из Назарета (или евангелисты-синоптики Матф. 19:24, Лк. 18:25): «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богачу войти в Царствие Небесное». И не надо себя обманывать, здесь с большой вероятностью имелось в виду именно то, что написано – деньги суть зло. А так говорил Мухаммед из Мекки (или Коран 3:14): «Приукрашена для людей любовь к удовольствиям, доставляемым женщинами, сыновьями, накопленными кантарами золота и серебра, прекрасными конями, скотиной и нивами. Таково преходящее удовольствие мирской жизни, но у Аллаха есть лучшее место возвращения». Риторика при первом прочтении кажется менее радикальной – не будем забывать, что пророк был профессиональным торговцем. Тем не менее ментальная система-эпистема под этими взглядами та же самая. В этой модели деньги – средства накопления, а не возможность организации новых горизонтальных игр. В этой модели деньги – средства наслаждения, а не оценка полезности человека в обществе. В этой модели деньги – средство грабежа, а не мера ответственности перед ближними своими. Соответственно, неслучайно, что именно в мусульманской традиции т.н. закят (по существу принудительная благотворительность) был узаконен в виде одного из столпов ислама.

От этого миропонимания был ровно один шаг до экстремистских аскетических воззрений. И, хотя все монотеистические религии произрастали из общего жизнерадостного иудейского семени, его несложно было сделать, перемидрашив на нужный лад те или иные авторитетные однострочники, благо они образуют толстенные сборники. Так, Иисуса, пировавшего с грешниками, можно запросто представить себе презирающим все земное и посему призывающим последователей жить по алгоритму птиц небесных. А Мухаммеда с праведными халифами, активно боровшихся за мирскую власть, можно с не меньшей легкостью вообразить себе в виде бессребреников, верно следующих персональной заповеди Аллаха (4:77) – «мирские блага непродолжительны». Корень этих моделей был, конечно же, зарыт в значительно более глубокой древности. Немалый вклад в их популяризацию внес знаменитый Сократ. Возможно, это именно его старческая немощь инспирировала нерадость создания менталки сома — сима («тело – тюрьма»). Его смерть только разожгла аппетиты сей модели, флаг ненавистников частной собственности из его ослабших рук подхватили киники. Влияние последних в античном мире трудно переоценить — анекдоты из жития Диогена и его команды расходились гигантскими по своим временам тиражами. Именно поэтому можно оправдать тех историков, которые отправляют того же Иисуса набираться греческой мудростью в соседний с Назаретом Сепфорис, дабы объяснить происхождение некоторых цитат из его творческого наследия. Да и сменившие киников на посту властелинов дум прогрессивной интеллигенции Первого Рима стоики во многом следовали ранее проторенному пути.

Представьте себе белый теплоход, производящий круиз. Где? Не имеет значения – по Черному морю или Красному, по могучей реке Волге или прекрасному голубому Дунаю. Важно для нас то, что он остановился в каком-то порту на стоянку, и все пассажиры отправились на берег. Кто-то покупает сувениры, кто-то посещает местные достопримечательности в музее, Вы в том числе. Однако при этом часть Ваших мыслей должна быть постоянно обращена к кораблю, поскольку опоздать и остаться на берегу сильно не хочется. И если Вы вдруг услышите тревожный бас последнего гудка, то, бросив все свои занятия, должны немедленно возвращаться. Так и жизнь – Вы можете завести себе жену, детей или имущество, но как только Капитан позовет в путь, то приходится все оставлять и уходить. Ну а если Вы уже состарились и Ваши ноги не так быстры, как в молодости, то слушайте проповеди Госстраха — не уходите далеко от своей посудины, а то ее унесет неведомо куда. Вы думаете, эту притчу Георгий Борский сочинил? Разве что пересказал в вольном изложении. Настоящий автор – стоик Эпиктет. Смысл ее очевиден – все та же низкая оценка житейской суеты сует. Но если бы Вы оказались в Багдаде девятого века христианской эры и прочитали этические произведения аль-Кинди, то узнали бы нечто новое о ее создателе – оказывается, им был Сократ.

Популярными древними жанрами литературных произведений на темы морали были каталоги добродетелей и зеркала-наставления для владык (Fürstenspiegel). Но исторически первыми возникли нравоучительные истории из жизни замечательных людей или сборники их мудрых изречений (гномология). Аль-Кинди творил именно по этим образцам. По данным «Фихриста», он создал несколько этических произведений. Однако историкам достались лишь жалкие крохи с его стола. Забавным стал выбор главного героя в «Изречениях» – им стал Сократ, заменивший правоверным не только вышеупомянутого Эпиктета, но и целую плеяду других героев древних сказаний. Арабский Сократ проводил свою жизнь в бочке, как Диоген. В этой же роли он заявил прохожей женщине «ты не на город идешь смотреть, а хочешь, чтобы город увидел тебя». Он же гордо поставил на место Александра Македонского (в ответ на вопрос о том, что тот желает): «отойди, не отсвечивай» и т.д. Главной темой философско-отеческих наставлений «Сократа» стала нещадная критика материальных благ и наслаждений типа еды или вина. Он настаивал: «плоды мудрости в мире и спокойствии, а плоды золота и серебра в страдании и тяжелой работе», «богатство мудреца всегда с ним, куда бы он ни пошел» и т.д. Если Платоновский Сократ считал, что нажитое честно добро может в принципе быть добром (при условии его правильного использования), то у Аль-Кинди «Сократ сказал: имущество – источник бед, посему не имей дабы не бедствовать». Он дал резко негативную оценку любому типу «стяжательства», представляя аскетизм в виде того идеального маяка, на свет которого стоит плыть абсолютно всем белым теплоходам.

Чем же были обусловлены эти особенности творчества знаменитого арабского мыслителя? Мы можем только спекулировать на эту тему, но в данном случае у нас большие шансы угадать правильно. Вспомним, что его главной мотивацией было разрекламировать своим соплеменникам иноземную науку. По его воле Плотин и Аристотель оказались спаянными одной ментальной цепью-моделью. Все для того, чтобы не дать повода читателям подозревать великих философов в порочащих их репутацию разногласиях. Они должны были глаголить чистую истину с единой партийной платформы. Отсюда размещение всех позитивных (с его точки зрения) нравственных учений под крышей единого образа Сократа. Почему тогда не Аристотеля? Почему мы не находим и тени завещанного тем стремления к эвдемонии посредством умеренного поведения у аль-Кинди? Конечно же, потому, что эта модель никак не сочеталась с его пониманием идеала мусульманской праведности как аскетизма и денег как сугубо вертикальной игры. В этом контексте ему значительно больше подходил неоплатонизм. Поэтому неслучайно, что мы находим явные следы моделей «Теологии Аристотеля» даже в сочиненных им «Изречениях»: «Тело – слуга души. Душа – слуга интеллекта. Интеллект – слуга Создателя, поскольку первая вещь, созданная им, была его форма». Ох, в этом Багдаде столько Сократов… Сократ тут — Сократ там. Неужели и аль-Кинди — Сократ? И его тоже вылечат… Пусть ему не удалось сотворить благо, но в морали он был пионер – дал правоверным пример.

Итак, аль-Кинди сегодня немного поучил мусульман, а заодно и нас с Вами, как следует жить. Удивительно то, что при этом он точно знал, за какими звездами следует жизнь. Или думал, что знал. Или верил, что думал. Причем не только куда именно, но и как именно. Небесные лучи разгоняют тьму неведения – в Блоге Георгия Борского.

Модели, предложенные в целях концептуализации исторических событий и оценки деятельности исторических личностей, являются интеллектуальной собственностью автора и могут отличаться от общепринятой трактовки.

Ответьте на пару вопросов
Благотворительность творит благо?

Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top