1415 Комментарии0

Статья "№192 Халиф на век" из цикла История моделейМодели арабского востокаИстория моделейМодели арабского востока

Нет у нашего мира равновесия в голове. Где-то понабрался он таких моделей, то бишь законов природы, что от них не в состоянии спрятаться в электронных облаках даже самые крошечные субатомные крупинки. Так вертят, так колбасят они матушку-материю, что той поневоле приходиться течь и изменяться. По-простому положить что-то в сейф, чтобы никто не трогал, а потом забрать назад в неизменном состоянии, никак не получается.
Скачать PDF
Другие статьи из этого цикла

Модели арабского востока

№192 Халиф на век

Нет у нашего мира равновесия в голове. Где-то понабрался он таких моделей, то бишь законов природы, что от них не в состоянии спрятаться в электронных облаках даже самые крошечные субатомные крупинки. Так вертят, так колбасят они матушку-материю, что той поневоле приходиться течь и изменяться. По-простому положить что-то в сейф, чтобы никто не трогал, а потом забрать назад в неизменном состоянии, никак не получается. Не найти стабильности ни в скрижалях (их воруют), ни в граните (он крошится), ни в металле (он ржавеет), ни на магнитных носителях (с них приходится снимать резервные копии). Открыта завеса тайны над сей прискорбной бренностью всего сущего – самые прочные кристаллические решетки на самом деле организованы при помощи осцилляций. Философски выражаясь, бытие суть становление (в наших терминах поток изменений «живых моделей»). Само по себе это не представляет непреодолимых препятствий для организации надежного хранения чего-нибудь полезного, например, информации. Пусть шар голубой крутится-вертится под ногами, а фотончики размазываются по пространству над головой. Всегда можно поймать неизменное в изменениях и условиться, что условный спин вверх это единица, а вниз — ноль. Однако любые колебания только приближенно, в условиях ограниченного времени и отсутствия внешних воздействий можно считать протекающими по бесконечному кругу. Аристотель надеялся найти вечную память в специально промасленных им для этой оказии эфиром небесных сферах, но современная наука рассеяла и эту древнюю мечту. Каждая планета потихоньку съезжает с катушек проложенной орбиты на несколько сантиметров за оборот. Через жалкие несколько миллиардов лет разлетятся все клочками по закоулочкам бескрайней Вселенной. Этими сравнительно небольшими флуктуациями можно было бы пренебречь, чем мы в принципе и занимаемся на практике. Но если усреднить, то в подлунном мире именно безжалостная термодинамика диктует свой безжизненный закон, второй по счету – энтропия неуклонно возрастает. Абсолютно все портится прямо у нас на глазах – и камни плесневеют, и маятники останавливаются, и молоко скисает, и люди умирают, и страховые компании разоряются.

В условиях ограниченного жизненного срока сами собой напрашиваются подобные выводы и по отношению к социальным образованиям человечества. Процветающая и поныне менталка «золотого века» утверждает, что когда-то давным-давно на земле обитали наши великие предки, титаны, боги или атланты, а с тех пор все так потихоньку и деградировало по наклонной. Как Вы могли убедиться в ранних статьях БГБ, поразила она и великого Платона. С его точки зрения, даже эволюция на Земле проистекала строго в направлении деградации – от homo sapiens мужеского рода к пресмыкающимся и прочим мерзким гадам через прекрасных женщин. Отсюда напрямую вытекало и его отношение к проблемам общества. Вот где марксисты могли бы торжествовать – prima facie тот самый типичный случай, когда бытие прочно определило сознание. Потомственный олигарх, представитель класса эксплуататоров трудового народа, как мог он не агитировать против демократического правления Афин? Как мог не возносить преступную клику империалистов- рабовладельцев, столь жестоко обращавшихся с несчастными пролетариями-илотами? Увы, любая догма — плохая модель для жизни и, к тому же, отвратительное руководство к действию. Свои взгляды замечательный мыслитель унаследовал от Сократа, который в порочащих его честное имя связях с античной буржуазией замечен не был, да и сам перебивался с хлеба на оливки. Ненависть к воле народа у Платона, скорее, укрепил неправедный суд над его учителем. А Спарту он уважал во многом за верное хранение на протяжении веков законов легендарного Ликурга. Остановить на века беспощадный ход времени, заморозить дальнейшее развитие в неконтролируемом направлении – в этом одна из основных идей и его Государства, и некоторых современных политиков. Задолго до триумфальной победы исторического материализма в отдельно взятой многострадальной России, был предложен характерно советский рецепт модельного долголетия – насильственное околпачивание народонаселения под гигантским куполом святой лжи, уничтожение как класса всевозможных вражеских вибраций (от кулинарных до культурных), которые могли бы испортить генералитету весь банкет. Приготовление варева счастья для населения и последующее консервирование оного на века попали в фокус внимания и модельного творчества аль-Фараби – предмета нашего сегодняшнего разговора.

Политическая философия – редкий гость в БГБ. Дело не только в том, что я стремлюсь организовать подписчикам полноценное ментальное питание, по возможности избегая не в меру жареных ингредиентов. Модели кабинетных ученых древности не оказывали серьезного влияния на ход истории. Мы ценим «Государство», скорее, за аллегорию пещеры, чем за курьезный сюрреализм предложенного в нем общественного устройства. Мы изучаем «Политику» Аристотеля, скорее, ради изложенной в ней доктрины оправдания института рабства. «Град Божий» Блаженного Августина постигла несколько другая участь. Можно проследить определенное сходство в поведении христианской церкви после падения Рима с идеями этой книги. Однако вряд ли выбор этой стратегии произошел осознанно, это был всего лишь вынужденный исторический ход. Почему же тогда мы делаем исключение для аль-Фараби? Его проповеди тоже не были услышаны сильными мира сего. Однако он по существу воскресил из пепла темных веков раннего христианства литературный жанр социологических спекуляций на арабской интеллектуальной почве. Именно поэтому именно эта часть его творческого наследия (наряду с метафизикой и логикой) особенно уважалась потомками. Помимо этого, для него политика стала продолжением этической теории, которой мы посвятили предыдущую статью. Эти области в мире моделей и в самом деле граничат друг с другом. Ведь львиную долю окружения каждого человека составляют ближние его всех видов, благовоспитанные или аки львы рыкающие. Люди не могут достичь морального совершенства в одиночку, резонно заключил аль-Фараби, поскольку для удовлетворения своих базовых потребностей должны образовывать стаи разных размеров – города, страны или империи.

Затем по сложившейся с античности традиции он перешел к их сортировке. Два больших класса составили добродетельные и все прочие (т.е. пропащие) экземпляры. Способов заблудиться в лабиринте неведения всегда намного больше, чем выходов к свету истины. Соответственно большую часть своего дискурса аль-Фараби посвятил бичеванию типичных грехов современной ему общественной жизни, ведущих людей к страданиям, невежеству и порокам. По его мнению, ошибившихся можно было распилить на четыре основных категории – невежественные (которые были просто не в курсе истины), заблудшие (которые отклонились от курса партии), развращенные (которые следовали ошибочным курсом) и предательские (которые продали правду по спекулятивному курсу). Впоследствии он еще локализовал где-то на крайнем Севере (т.е. видимо в районе Черного моря) совершенно дьявольскую пятую колонну, получившую у него название «сорняков». Это были живущие в дремучих лесах люди-звери, беспорядочно совокупляющиеся друг с другом и пожиравшие сырое мясо жертв своей беспричинной агрессии. При невозможности дрессировки правоверными их рекомендовалось безжалостно выкорчевывать, причем вместе с детенышами. Худшей разновидностью неправедных городов аль-Фараби полагал невежественные – ведь они совсем не знали слова «счастье» и даже не могли вообразить себе, что это такое. В них царили низость и бесчестие, жадность и тщеславие, насилие и демократия. Последний подвид может неприятно удивить современного человека, особенно американца. Однако для своего времени (и с подачи Платона) именно это форма правления считалась наиболее сомнительной. В ней наивысшим благом полагалось удовлетворение потребностей населения. Положение о том, что все равны, разрушало естественную субординацию. А свобода плавно переходила в беззаконие и образование целой гаммы извращений, пагубных привычек и желаний. Конечный результат – разделение общества и кромешный хаос. Критика звучит очень по-современному, Вы не находите?!

А вот добродетельный город в представлении аль-Фараби все равно что здоровый и могучий организм. Его обитатели спаяны одной цепью единой цели – как практической, так и идеологической. Свободное от работы время они проводят за познанием Первой Причины (т.е. Аллаха) и его атрибутов, а также его эманаций — многочисленных Интеллектов, заканчивая самым полезным Активным (под десятым номером). Делают они это весьма прогрессивно посредством наблюдений за небесными и физическими телами. При этом они должны не забывать познавать самих себя, постигать природу Божественных Откровений, а также постоянно изучать несчастную судьбу своих насквозь прогнивших соседей-реакционеров – дабы самим бунтовать неповадно было. Тело своего идеального НИИ-общества аль-Фараби расчленил на отдельные составляющие органы — опять же, следуя рекомендации Платона. В привилегированное сословие по блату записали, конечно же, философов. Почти все прочее население образовывало прочный костяк, который должен был костьми лечь для поддержания их напряженной умственной деятельности. В середине бутерброда между ними он расположил прослойку «имитаторов» ученых, под которыми, скорее всего, подразумевал широко распространенных в окружающей его природе теологов. Общий принцип социальной организации — маловажная периферия беспрекословно подчинялась единому центру. Сердцем же своей кастовой системы он полагал праведного халифа-имама. Именно этой инстанции, на манер Первой Причины, была отведена цементирующая всю изощренную политическую систему на долгие века высокая президентская функция.

Ключевыми параметрами истинного лидера по мнению аль-Фараби являлись интеллектуальное совершенство и повышенные способности к воображению. Последнее качество было крайне необходимо для организации тесного общения (конъюнкции) с Активным Интеллектом. Достигнув этого состояния, его обладатель, по существу, превращался в пророка, что чудесным образом способствовало исполнению роли заместителя Аллаха на всей Земле, а также безоговорочной безошибочности в принятии любых политических решений. Тем самым happy end – счастье для всех – становилось естественным следствием Всеведения Всевышнего. Помимо вышеупомянутых основных качеств характера потенциальному имаму рекомендовалось воспитать в себе ряд дополнительных достоинств. Это должен был быть мужчина спортивного телосложения, обладающий всепроникающим вниманием, блестящей памятью и быстродействующим интеллектом, красноречием, любовью к науке и истине, воздержанием по отношению ко соблазнам всех сортов, великодушием, справедливостью, смелостью и решительностью. Где же такое сокровище зарыто? Или как организовать его производство, хотя бы единичным кустарным методом? А еще лучше воспроизводство? И как измерить степень соединения претендентов с Активным Интеллектом? Эти вопросы, столь естественные в наш безбожный век, вряд ли даже приходили в голову мусульманина, убежденного в существовании Божественного Провидения. Давайте чуть притупим острие стрел нашей критики. Вместо этого обратим внимание на то, что в перечне требований к халифу полностью отсутствует генеалогия. Тем самым, по существу, аль-Фараби предложил прогрессивную модификацию модели шиитов, где от имамов не требовалось быть наколотыми на одну вилку с ибн-макарониной происхождения от несчастного Али. Помимо этого он обнародовал новый путь в кутузку для беспокойной госпожи эволюции. Платоновско-драконовские меры ограничения свободы личностей не требовались. Помочь запереть ее на целый век мог праведный халиф. И снова весьма современное решение…

На этой заунывной мажорной ноте мы расстаемся с ментальными моделями аль-Фараби. Но мы еще не говорим «прощай» этим полюбившимся нам особам. Через неделю нам надлежит еще дать окончательную оценку их жизнедеятельности. Сводим баланс со Вторым Учителем и Блогом Георгия Борского…

Модели, предложенные в целях концептуализации исторических событий и оценки деятельности исторических личностей, являются интеллектуальной собственностью автора и могут отличаться от общепринятой трактовки.

Ответьте на пару вопросов
Похоже, что эта викторина настроена неправильно
Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать
95
Опубликовано: 28.03.2019

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

458
Опубликовано: 26.03.2022

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

394
Опубликовано: 26.03.2022

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской
78
Опубликовано: 28.03.2022

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top