1408 Комментарии0

Статья "№209 Лужа или Аль-Андалус" из цикла История моделейМодели арабского западаИстория моделейМодели арабского запада

«Ну, разве история – это наука? Одна болтовня, к тому же, основанная на непроверенных фактах. Вот физика – это голова!» Примерно такие утверждения – частый гость на пестрой ярмарке современной жизни. Как это зачастую бывает, некая доля правды в них присутствует, особенно в условиях повышенного чтототеизма населения. Но, как это еще чаще случается, эта модель несколько аляповата.
Скачать PDF

№209 Лужа или Аль-Андалус

«Ну, разве история – это наука? Одна болтовня, к тому же, основанная на непроверенных фактах. Вот физика – это голова!» Примерно такие утверждения – частый гость на пестрой ярмарке современной жизни. Как это зачастую бывает, некая доля правды в них присутствует, особенно в условиях повышенного чтототеизма населения. Но, как это еще чаще случается, эта модель несколько аляповата. Такие простушки не имеют ни малейших шансов стать прекрасными пастушками или победить в конкурсе истинной красоты. Дело в том, что, как мы знаем, развитие практически всех менталок протекает примерно по одному сценарию – от примитива начальной фазы до высшей математики финальной. Это наблюдение, по моему убеждению, применимо к произвольной науке, в том числе к физике. Ведь некоторые ее разделы (например, космогония) до сих пор принципиально спекулятивны. Происходит это вовсе не по злой воле ученых и не от их пресыщенной избыточными зарплатами жизни, а от информационного голода. Когда наблюдений или прочих соображений, на которые можно опереться, крайне мало, то и теории на их плечах качественные не построишь. В отличие от представителей многих эмпирических дисциплин, историки не в состоянии напихать себе столько записей в банк данных, сколько хотят. Эксперименты на прошлом не поставишь. Дайте им такую же опорную базу, и они перевернут все наше мировоззрение. Увы, это невозможно, вот и менталки у них зачастую отстают с развитием. Однако при нахождении нового фактического материала и/или его более тщательном изучении прогресс практически неизбежен. Дутые претенциозные гипотезы со временем отвергаются, наши модели минувшего приобретают приятные глазу формы и наряжаются в разноцветные нарядные платья популярного нарратива…

Примерно так обстояло дело с моделью известного бельгийского медивалиста Анри Пиренна, описанной им в нашумевшей в тридцатых годах прошлого века книге «Мухаммед и Карл Великий». Основная идея была в том, что исламская цивилизация встала поперек горла бутылки, отлитой из осколков Первого Рима. И остановила бурный поток восстановления крепнувшей экономики. Средиземноморье, будто бы, превратилось в сугубо арабское озеро, что нарушило хозяйственные связи Западной Европы с бывшими богатыми имперскими провинциями. Соответственно, юные германские государства должны были повернуться к процветающему югу задом, а к отсталому крайнему северу передом, что и повлекло за собой длительный мучительный период их возрождения. Для своего времени это был сенсационный тезис, который с большим удовольствием раструбили больные евроцентризмом СМИ. Он и до сих пор википедалится. Однако нынче трудно найти серьезного историка, который бы видел в нем нечто большее, нежели очередную главу Талмуда наших заблуждений. Почему? Просто эта теория была построена на крайне ограниченной выборке из фактов, большому количеству известных нам (в принципе, уже во времена Пиренна) свидетельств она прямо противоречит. Ну, а тем из наших подписчиков, которые наблюдали за моим бурлачным трудом на берегах реки Им, должно быть очевидно, что я и вовсе занимаю диаметрально противоположную модельную позицию. Пытаюсь протащить несколько экзотический контртезис о том, что появление новой монотеистической религии не только не помешало развитию христианской цивилизации, но и вытащило ее из глубочайшего кризиса неразрешимых догматических споров. Более того, именно эта своеобразная культура придала менталкам тот импульс, который и привел к появлению науки. Сегодня я постараюсь принести очередной кирпичик на строительство своего скромного модельного домика, анализируя появление аль-Андалуса в описанной мной в предыдущей статье визиготской лузе…

Возможно, правильнее было бы сказать – в печальной визиготской луже. Минор здесь не только потому, что это германское племя село в нее по форс-мажорным обстоятельствам (франкам). Давайте еще взглянем на то, что происходило на солнечном Иберийском полуострове. Перефразируя удачное выражение другого известного историка сэра Чарльза Омана, — даже для темных веков он превратился в особенно мрачное готическое сооружение. Новые хозяева жизни составили менее десяти процентов населения. Естественное смешивание кровей поначалу сильно ограничивала их неортодоксальная конфессиональная направленность, которой наивных варваров заразил апостол арианства Вульфила. Бывшие аристократы закрывали на замок родовые замки (и/или прятались в монастырях). Бывшие плебеи открывали для себя душевные качества новых хозяев. Продолжали по-прежнему ишачить — под крышей у тех бандитов, которые обещали защитить их от всех прочих. Ни в каких импортных товарах эта экономика не нуждалась, помимо рабочей силы для латифундий. Как Вы думаете, почему практически на всех европейских языках слово «раб» имеет корень, созвучный со «слав» (например, по-английски slave, по-испански esclavo)? По той неприятной для нас с вами причине, что именно славяне (от моря до моря) были самым ходовым товаром на этом рынке. Ну, а визиготская Испания — одним из основных его потребителей. Причем покупали они даже не за деньги – поскольку эта древняя социальная игра пришла в совершенный упадок. Да, короли печатали серебряную монету, но больше из соображений престижа в коллекционных целях, нежели по необходимости в условиях повсеместно распространенного бартерного обмена. Бардак царил и на самом верху социальной пирамиды. Чуть не половина государей закончили свои дни не под любящим взором своих приближенных, а от их кинжала или яда, причем только редких случаях отца на троне сменял его сын. Справедливости ради стоит выделить лучших из них — Леовигильда, преуспевшего на поле брани, и его наследника Реккареда, вернувшего закоренелых еретиков в лоно католической церкви.

Теперь в полностью христианизированной среде лишь упрямые евреи оставались неохваченными благими вестями Нового Завета. С незапамятных времен проживали они в этой необетованной стране. Поток иммигрантов резко усилился после иудейских войн и разрушения второго Храма. Библейские «плодитесь и размножайтесь» довершили начатое и создали целый новый мир — сефардов. А ведь эти христопродавцы еще и богатеть осмеливались?! Подобные нехитрые ментальные модели всегда служили топливом для антисемитских настроений, эпизодически воспламенявшимися в виде стихийных репрессий. В объединенной Испании они стали государственными. Сначала св. Исидор Севильский благословил очередного короля Сисебута последовать Византийскому примеру и заставить сынов Израилевых возлюбить триединого Бога-Отца, Сына и Святого Духа насильно. Цитаты из канонических Писаний и авторитетных Святых Отцов оправдали содеянное. Реквизированная частная собственность с лихвой компенсировала затраты. Евреям запрещали праздновать пасху и исполнять прочие обряды, соблюдать диетические постановления Торы. Но даже выкресты были лишены многих гражданских прав, например, не могли свидетельствовать в судах, служить в государственных организациях, им было запрещено иметь рабов или слуг-христиан. Апофеоза эта безумная стратегия достигла в последнее десятилетие перед сменой власти. Всем иудеям без исключения был предоставлен нелегкий выбор в ультимативной форме – бежать прочь или быть проданным в рабство, умереть или отказаться от своей доли в грядущем Царствии Небесном преступной конвертацией…

Эти и без того обостренные отношения постепенно вытаскивали швейцарским ножом все новые жала. Как освободителей встречали притесняемые христианами иудеи мусульманских захватчиков. Может быть, это Всевышний вспомнил-таки о своих обещаниях избранному народу и организовал ему реинкарнацию Кира Великого, как некогда в Вавилоне?! Зеленое знамя пророка, развевающееся над Магрибом (Северной Африкой), наполняло сердца розовой надеждой, а котомки гонцов тайными донесениями о слабости визиготского режима. Вполне обоснованные подозрения в измене приводили к новым санкциям против евреев. Тем временем всего в нескольких десятках километров в марокканском Танжере (который римляне называли Тингисом) полководец правоверных Тарик ибн Зияд получил указание провести разведку боем по ту сторону пролива, который в будущем назовут в его честь Гибралтарским. Приказ выдал его непосредственный начальник Муса ибн Нусайр, причем не на бумаге, а на собственном страхе и риске, т.е. без предварительного согласования с халифом и его командой. Он не без оснований опасался, что аппарат президента в Дамаске не поддержит его авантюру. В непосредственных розовых мечтах Зеленого Дворца было покорение Константинополя, и его мало интересовали земли варваров на самом краю земного диска. Однако агентурные данные в один голос свидетельствовали о слабости неверных и расколе в их рядах. Да и недавняя грабительская экспедиция из нескольких сотен джентльменов пустыни успешно привезла назад немало поживы. Разве не его религиозный долг продолжать священный джихад до последнего моря? Пошлем пока небольшой отряд на разведку боем, — должно быть, решил он. В случае неудачи все можно будет свалить на непокорного Тарика. Ну, а коли победа, то приписать ее своему чуткому руководству…

Что произошло потом, известно каждой дворняжке с котом. Википедии тоже. Повторяться не буду, но хочется задать вопрос. Посему «почему?» Если верить французам, то надо искать женщину. Если верить испанцам, то они ее нашли. Сказывают, что прямую линию мировой истории искривила пагубная страсть последнего короля готов Родериха. Мало того, что узурпировал трон, он, раздухарившись, еще и опозорил благородную прекрасную дочь правителя Сеуты Флоринду. Возмущенный отец, якобы, отплатил презлым за презлейшее — предательским союзом с арабами. Эта история, возможно, апокрифична, но трудно себе представить, как жалкие несколько тысяч берберов смогли бы нанести сокрушительное поражение могучему врагу на его территории без поддержки местного населения и/или части обиженной знати. Просто населению лузы Европы надоело прозябать в тевтонской луже. Оно с большим перевесом проголосовало против модели Пиренна и за будущий аль-Андалус…

Как Вы, должно быть, помните, арабская сказка продолжалась… Конец экспансии положил могучим ударом Карл Мартелл, ограбивший церковь, но спасший тем самым всю христианскую цивилизацию. Примерно так трактуют исторические события учебники. Категорически высказался по этому поводу еще один знаменитый историк Эдвард Гиббон – без нее в Оксфорде бы сейчас изучали исключительно Коран. А может, и не нужна была немытой Европе та победа? Что-то скажет Блог Георгия Борского?!

Модели, предложенные в целях концептуализации исторических событий и оценки деятельности исторических личностей, являются интеллектуальной собственностью автора и могут отличаться от общепринятой трактовки.

Ответьте на пару вопросов
Похоже, что эта викторина настроена неправильно
Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать
83
Опубликовано: 28.03.2019

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

444
Опубликовано: 26.03.2022

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

381
Опубликовано: 26.03.2022

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской
75
Опубликовано: 28.03.2022

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top