1462 Комментарии0

Статья "№213 Аз есмь халиф!" из цикла История моделейМодели арабского западаИстория моделейМодели арабского запада

Словом можно убить. Словом можно одарить. Слово нужно любить. Слово нельзя забыть. Список этих банальностей или не очень, в рифму или без нее, можно продолжать очень долго. На самом деле, их все стоит разместить под общей понятийной крышей с единым ярлыком – передача информации, т.е. в наших терминах моделей. Процесс совершенно тривиальный и очевидный, но я его все-таки в очередной раз опишу.
Скачать PDF

№213 Аз есмь халиф!

Словом можно убить. Словом можно одарить. Слово нужно любить. Слово нельзя забыть. Список этих банальностей или не очень, в рифму или без нее, можно продолжать очень долго. На самом деле, их все стоит разместить под общей понятийной крышей с единым ярлыком – передача информации, т.е. в наших терминах моделей. Процесс совершенно тривиальный и очевидный, но я его все-таки в очередной раз опишу. Наше устройство речевого вывода сначала кодирует язык менталистский в русский. Результат подается на вход системы распознавания образов слуховой модальности другого человека, где раскодируется. Происходящее через это «понимание» как раз и производит в получателе тот самый эффект, который воспевают поэты. Но сегодня меня будет интересовать несколько другая функция слова: восклицания-как-действия. Рассмотрим для начала следующие высказывания, оба всего лишь из трех букв: «Пли!» и «Ура!». Первое может завершиться крайне печально для целевой аудитории. А второе наоборот — вызвать оживление в зале, например, бурные аплодисменты, в условиях развитого социализма нередко переходившие в продолжительную овацию. Обратим внимание на небольшую, но чрезвычайно важную деталь, без которой весь этот механизм функционировать не будет. Строго необходимо наличие других людей, и не простых, а посвященных в правила игры. Дома перед зеркалом или в пампасах перед дикарями не сработает. В этом несложно убедиться, разобрав другие примеры из той же категории. «Объявляю вас мужем и женой!» создает молодую семью, причем ее присутствие обязательно. А вот условное «Я так больше не играю» может реализовать обратное преобразование, в просторечье именуемое разводом. Здесь достаточно наличие единственного адресата — супруга (супруги).

Продолжим вышеначатый ряд, забравшись еще выше – на государственный уровень. Давайте возьмем такую штуку как провозглашение независимости. Здесь, в отличие от бытовых случаев, семантика не настолько жестко определена. Она может быть близка к объявлению войны, как это было с североамериканскими штатами. Или к декларации о мятежных намерениях, что происходило бессчетное количество раз, но часто заканчивалось тюрьмами и ссылками. Или даже к неявному запросу на дополнительное финансирование, что стало особенно популярно в современности. А вот другая разновидность тех же слов, которую мы разберем сегодня, несколько экзотична. В данном историческом прецеденте речь шла не много не мало, а о претензиях на мировое господство. Аз есмь халиф! Сей боевой клич изумленный мусульманский мир услышал дважды на протяжении всего лишь двадцати лет. Мы вскользь изучали первый из них в контексте династии Фатимидов, воцарившейся сначала в Тунисе, а впоследствии и в Египте. Претендуя на генетическое происхождение от знаменитого Али (через потомство, произведенное его женой и по совместительству дочерью пророка Фатимой), эти (следуя официальной пропаганде) проходимцы осмелились заявить, что именно они являются истинными наследниками дела Аллаха на Земле. Ибо именно так всегда трактовалась мусульманами должность халифа – как единственного наместника Всевышнего, бесспорного главы Дар аль-Ислама. Багдадские владыки Аббасидского разлива к этому моменту утратили всякое подобие власти, превратились в церемониальных кукол, управляемых персидскими магнатами или турецкими султанами. Посему шиитская авантюра многим правоверным казалась воплощением их мечты возвращения утерянного золотого века, во многом живой по сей день. Шансы на успех были, причем ненулевые. Но на погибель значительно большие. Почему тогда владыка аль-Андалуза Абд-ар-Рахман III-й (потомок того самого, первого) не напугался, что засосет, отправляясь в ту же опасную трясину? На помощь Бога, конечно же. Но это было еще демонстрацией и собственной силы, и раздражение североафриканскими самозванцами, и толстым намеком на свою собственную тонкую (но длинную и бесспорную) Омейядскую линию, и защитой суннитской ортодоксии. Сей рискованный импульсивный ход принципиально менял позицию Кордовы на великой шахматной доске четвертого века эры Хиджры. Вектор развития эмирата, катившегося целое столетие по инерции, резко изменил направление. Было ли это решение адекватным? В чем были его плюсы и минусы?

На плечах тысяч мелких и средних предпринимателей покоился хребет экономики страны. Многие продукты шли на экспорт. Местные ткачи производили парчу, шелк и шерсть, ювелиры полировали драгоценные камни, скорняки выделывали знаменитую кордовскую кожу. Иберия почти поголовно увлекалась бизнесом в резком контрасте с остатком континента, где самой популярной игрой с большим отрывом оставалась война. Жители же аль-Андалуза, представители всех трех монотеистических религий, предпочитали платить налоги, предоставив право драться наемникам. Основание нового халифата было отмечено не завоевательными походами, а запуском в обращение золотого динара, предназначенного своей стабильностью поддержать развитие торговли. К окончанию правления третьего Абдурахмана в государственную казну поступала фантастическая сумма в 6 миллионов динаров ежегодно. Как это перевести на нынешние деньги? Общепринятой методики сравнения не существует, но это может быть даже триллионы, а не миллиарды долларов. Однако имперские монеты имели и обратную сторону — требовались соответствующие представительские затраты. И новый дворцовый комплекс (по существу, город внутри города) Мадина аз-Захра был предназначен заполнить образовавшуюся нишу. Путь в великолепный тронный зал вел ошеломленных посетителей через цветущий розовый и апельсиновый сад, омываемый каскадами фонтанов и охраняемый тысячами гвардейцев в блестящем обмундировании. Кордова с населением в сотни тысяч человек в это время была не только с большим запасом самым крупным городом Европы, но и, по крылатому выражению саксонской монахини Хросвиты Гандерсгеймской, украшением-орнаментом всего мира.

И правительство возглавлял весьма достойный монарх. Современники хвалили его за щедрость и любовь к справедливости. Кроткий с друзьями, он был беспощаден к врагам рейха – его персональное досье украшало усмирение нескольких непокорных олигархов. Продолжая традиции просвещенных властителей Багдада, он стал патроном искусств и философии, любил проводить время в компании интеллектуалов. Десятки библиотек хранили сотни тысяч томов бумажных манускриптов. Это море менталок принято сравнивать с жалкими каплями монастырской премудрости в библиотеке одного из самых продвинутых аббатств своего времени Санкт-Галла в Швейцарии. Их можно было сосчитать на трех пальцах одной руки, сложенных в известную фигуру – всего несколько сотен книг, причем пергаментных. Запад, пусть и с опозданием в двести лет против Востока, был готов встать на тропу мира знаний. Готов к тому, чтобы перенять из ослабевших рук братьев-мусульман уже едва не потухший факел разума. Самых выдающихся мыслителей эпохи заманивали усиленным питанием сменить постоянное место жительства. Малышка-наука, жертва недавнего аборта усилиями традиционалистов и аль-Газзали, неожиданно получила новые шансы на реинкарнацию. Более того, как вы убедитесь в нескольких грядущих статьях, они со временем были использованы, и в нашем мире материализовалось множество нематериальных достижений – ментальных моделей…

И внешнеполитическая ситуация, казалось бы, благоволила новопровозглашенному халифату. В соседней Франции Карл Третий, по прозвищу Простак, своим ничтожеством выгодно оттенял масштаб личности Первого, Великого. Будучи неспособным справиться с нашествием бандформирований с севера, он был вынужден откупиться от не ведавших достижений цивилизации норманнов целым герцогством, получившим соответствующее название — Нормандия. Следовало ли в таких обстоятельствах ожидать прихода грозовых туч из-за Пиренеев? Однако в этом расчете ровно на один ход притаилось сразу несколько однако. Как-то раз король Кастилии Рамиро в ночь перед смертельной битвой спал и видел удивительный сон. И привиделся ему Сант Яго, по-нашему Иаков-Якоб, якобы бывший братом Иоанна и одним из двенадцати апостолов. Незадолго до этого волшебная звезда указала жителям Галисии путь к его костям (откуда произошло название Компостела – звездное поле), а теперь дух святого сам впереди на белоснежном коне поскакал крошить поганых сарацин в порыве истинной любви к своим ближним. Так родился один из самых фантастических мифов католической Европы, в котором мирный галилейский рыбак превратился в могучего Мавроруба, а его мощи магическим образом переместились из Центра мира к Последнему морю. Крестил модель особым указом сам Папа Римский, благодаря чему здравствует она и поныне.

Для могучих арабов это была малозначительная стычка. А вот для подданных крошечных христианских королевств это событие стало символом будущей Реконкисты. Но и внутри самой страны процессы интеграции конфессий протекали зачастую болезненно. Когда арабы только осушили визиготскую лужу, количество правоверных по сравнению с православными было ничтожно мало. С течением времени многие перекрасились в мусульман под давлением повышенных налогов или наглядной демонстрации силы. Но и даже те, кто настырно продолжали отрицать особую роль Благородного Корана в Божественном Провидении, превратились в т.н. мосарабов. В переводе на русский это значит, что они освоили язык, переняли культуру, стали изучать арабскую теологию и философию. Казалось бы, что в этом плохого?! Но далеко не всех привлекала идея дружбы народов. «Они даже забыли свой собственный язык» – возмущался некий Алварус на плохой средневековой латыни. Сохранившиеся монастыри сохраняли и разжигали новые очаги недовольства. Эпизодически они прорывались наружу в виде волнений или даже восстаний. Литературной и исторической славы достигла группа «кордовских мучеников», павшая жертвой репрессий режима. Многие другие сгинули в безвестности…Подводя итоги, само географическое положение Аль-Андалуза на самом кончике носа гигантского континента, населенного враждебно и не в меру верующими, было постоянным фактором риска на меняющемся пестром фоне текущих бытьможностей. При этом амбициозный девиз «аз есмь халиф» обязывал тратить силы на практически недостижимые цели. Это была та самая грозная точка высокого апогея, за которой мог последовать только сокрушительный крах в смутные времена…

Что будет, если к бюрократской власти добавить православизацию всей страны? Боюсь, что примерно то же, что получилось от сложения халифского гонора с исламизацией всего эмирата. Но до времени сбора урожая от посеянного было еще далеко. А пока давайте осмотримся по сторонам. Как-то поживали Сыны Израилевы посреди Сынов Исмаила? Заглянем в иудейник – с Блогом Георгия Борского…

Модели, предложенные в целях концептуализации исторических событий и оценки деятельности исторических личностей, являются интеллектуальной собственностью автора и могут отличаться от общепринятой трактовки.

Ответьте на пару вопросов
Что означает декларация независимости?

Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top