714 Комментарии0

Статья "№23 Великая Китайская дыра" из цикла Логика, этика, философия сознанияСовременная философия наукиЛогика, этика, философия сознанияСовременная философия науки

Еще в глубокой древности философы понимали, что мир дан нам исключительно в ощущениях. Невозможно строго опровергнуть даже солипсизм – верование о том, что весь этот кошмар-вокруг просто привиделся мне (или Вам). Однако (эпистемологической) ошибкой было бы не пытаться рассортировать наши сенсорные данные по отдельным лоткам. Безусловно, наивысший статус (по критерию надежности) в этом процессе должны получить наши модели т.н. внешней реальности.
Скачать PDF

№23 Великая Китайская дыра

Еще в глубокой древности философы понимали, что мир дан нам исключительно в ощущениях. Невозможно строго опровергнуть даже солипсизм – верование о том, что весь этот кошмар-вокруг просто привиделся мне (или Вам). Однако (эпистемологической) ошибкой было бы не пытаться рассортировать наши сенсорные данные по отдельным лоткам. Безусловно, наивысший статус (по критерию надежности) в этом процессе должны получить наши модели т.н. внешней реальности. Мы ее величаем «объективной» по той причине, что множество самых разнообразных людей легко образуют консенсус по наблюдениям за ней. Если на исправном уличном термометре (желательно цифровом) высвечивается показание «-20°С», то только слепой, безграмотный или безумный станет это отрицать и отправится гулять в пляжном наряде. Этот т.н. факт инвариантен по отношению к субъекту, снимающему измерения, и посему объективен. Используя программистскую метафору, речь здесь идет о глобальных переменных, одинаково доступных различным вычислительным процессам. Хуже дело обстоит с теми ячейками памяти, которые локально скрыты внутри нашей психики. Доступ к ним имеет каждый из нас персонально, в первом лице. Причем в ряде случаев не только на чтение, но и на запись. Рассмотрим пропозицию «это – прекрасная красна девица». Ее истинность может быть, конечно, вычислена посредством сложного логического анализа. Однако практика показывает, что в ряде случаев она определяется нами интуитивно или даже случайно. Более того, практически ничто не мешает нам объявить ее «ложной» могучим сознательным усилием свободной воли (и без релевантных оснований на это). Однако предикат предикату рознь. В череде черных дыр, предназначенных для их хранения в нашей непрозрачной голове, можно обнаружить дополнительные градации серого (опять же по критерию надежности). Возьмем, например, тот же атрибут «красная», но не в переносном смысле (девица), а в буквальном (цвет). Наш вердикт о его наличии производится полностью подсознательно, автоматически и, как правило, не может быть аннулирован более высокой инстанцией «узнания» (напомню, под этим словом мы подразумеваем ментальные модели ощущений). Исключения здесь составляют такие обстоятельства, когда нам доступна дополнительная информация, опровергающая показания органов чувств (например, знания о том, что мы находимся в помещении с особым освещением). Но и тогда в «ознании» (а под этим словом понимаются ощущения феноменологические) у нас все же предварительно «краснеет».

Может быть, когда-нибудь нейрофизиология обнаружит способ считывать внутренние переменные нашего сознания извне, от третьего лица. До той счастливой поры приходится как-то перебиваться всякой гадостью, которая есть под руками – например, психологией. Задача определения взаимоотношений души и тела стояла перед человечеством с древних времен. Не разрешили ее до сих пор, хотя некоторые достижения имеются. Например, «душу» переименовали в «психику» (или «сознание»), а Рунет вообще отличился, обозвав сею проблему «психофизиологической». На протяжении недоброй первой половины прошлого столетия сокрушить этот гранит науки пытались почти исключительно тараном бихейворизма. Ученые этого направления решили по-простому — оставить черный ящик внутри нас в закрытом состоянии. Нехитрая формула «стимул-реакция» была объявлена кошерной, все остальное — от необрезанного лукавого. История моделей сдвинула эту застойную парадигму на новые высоты. Идейным наследником исследователей ящиков Скиннера стал т.н. функционализм. Воспользовавшись моделями возникшей в промежутке информатики, эти философы выдвинули в качестве основного тезиса – «разум относится к мозгу точно так же, как программа к компьютеру». Его же можно считать краеугольным камнем и всей когнитивной революции, произошедшей в шестидесятых.

Тем самым появилась потенциальная возможность анализировать модули чуть приоткрытого ящика Пандоры. Важным непосредственным выводом из этого положения стало заключение (напрямую импортированное от компьютерщиков) о том, что софт-сознание можно реализовать на произвольном альтернативном харде. Как же в рамках этого подхода предполагалось решить проблему «квалий» в нашем ознании? По-разному. Герой прошлой статьи Дэниел Деннет (тоже считающий себя функционалистом) пошел на крайний север. Как мы помним, он попытался отрицать самое наличие ознания (не исключено, что он совершил то, что философы называют «ошибкой категоризации» – принял второй смысл «красного» верхнего абзаца за первый). Самые осторожные мыслители заняли диаметрально противоположный полюс. Они предпочли спихнуть со своей совести груз «тяжелой проблемы» заявлением о том, что их теория применима исключительно к внешне регистрируемому поведению, т.е. «узнанию». Все остальное – вовне их компетенции. Наконец, многочисленные обитатели жаркого экватора, которые будут нас интересовать сегодня, попытались прикрутить неуловимые «квалии» к своей модели. Что же из этого приключилось?!

Самое естественное объяснение происхождения сознания, которое в него приходит, это поставить знак тождества между ним и каким-то определенным состоянием головного мозга. У этого подхода есть свои недостатки. Альтернативой функционалистов является объявление его одной из ролевых функций софта, обитающего где-то в недрах нашей головы. В любом случае «ознание» можно посчитать эпифеноменом (побочным эффектом) организации мозга. Или есть еще такой философский термин – супервентность. Он означает, что некоторые свойства более высокого уровня могут полностью определяться состоянием ее более низкого уровня, будучи не сводимыми к ним. Например, программа супервентна на компьютере. А ознание тогда супервентно на нейронных сетях. Все было бы хорошо у этой модели, но тут на ее счастливом жизненном пути приключилась экскурсия в Китай. В этот раз не в пресловутую комнату Джона Серла, хотя определенное сходство прослеживается. Сказывают, что первым прототипом мыслительного эксперимента, о котором пойдет речь, было сочинение несправедливо забытого советского фантаста Анатолия Днепрова-Мицкевича. Однако известность он получил только после его канонического изложения американским философом Недом Блоком в самом конце семидесятых.

Блоку удалось временно блокировать дальнейшее распространение редукционистских моделей, призвав на помощь миллиард граждан КНР (за что философы их любят — так это за многочисленность). Все вместе они должны были организовать тот самый процесс, который происходит у нас в голове. Тем самым активно использовался вышеупомянутый основной тезис функционализма — множественной аппаратной реализуемости функциональных ролей. Вооружим, например, каждого подданного Поднебесной флажком. Обычные рядовые налогоплательщики будут фигурировать в качестве данных. Флажок поднят – единица, опущен – ноль. Организуем логические операции над ними при помощи более высокопоставленных чиновников. Для нелокальных соединений вовне прямой видимости можно приспособить телефоны. Теперь привяжем всю систему к произвольному телу или другим аналогичным устройствам ввода-вывода посредством радиосвязи и запустим на ней ту самую психическую программу, наличие которой постулирует функционализм. Получит ли вся конструкция тем самым сознание? Ощутит ли красоту красок? Будет ли восторгаться гармонией звуков? Обретет ли ее функционирование смысл? Нед недооценил своих оппонентов. Представьте себе, нашлись желающие проглотить пулю этих вопросов, которые с покерным лицом ответили на них положительно. И перенесение эксперимента на другую (еще более абсурдно-издевательскую) аппаратную базу (например, ролики туалетной бумаги) их нисколько не убедило. Поехали дальше…

Важным этапом большого модельного пути стала небольшая публикация Джозефа Левина. В ней он заявил: «Утверждения об идентичности физики и психики оставляют существенную дыру в наших объяснениях, и, как следствие, у нас нет возможности определить в точности какие из этих утверждений истинны». Если среди моделей любителей квалий выбирать наиболее когерентную с враждебно настроенным окружением, то эта – лучший претендент. Хотя сам Левин в своей статье в качестве источника своей инспирации сослался на творчество знаменитого Саула Крипке, трудно представить, что на ход его мыслей не повлияли Нед Блок с его Китайским сознанием, Фрэнк Джексон с его умной Машей и Томас Нагель с его классическим вопросом «каково это – быть летучей мышью?» Что имелось в виду? Всего лишь то, что совершенно непонятно, как из изучения того, что видно объективно снаружи, построить модельный мостик к тому, чего не видно и расположено субъективно внутри. Если умная Маша изучит всю физическую подноготную самой себя, медведя и летучей мыши, поймет ли она каково чувствовать краски, как сладко спать всю зиму и как ощущается ультразвуковая эхолокация?! Ученые занимаются построением ментальных моделей, при этом важная фаза их развития – каузальная. Физикам удалось построить цепочку причин и следствий потрясающей воображение ширины и глубины. При желании нет теоретических преград к тому, чтобы она могла быть еще расширена или углублена чуть не до произвольного уровня точности. Предположим теперь (и это очень щедрое предположение), что ученым удалось обнаружить некий материальный коррелят ощущения «краснеет» (ими могут быть, например, по модели Фрэнсиса Крика определенные осцилляции нервных волокон группы C). Как вывести отсюда дальше происхождение квалий?! Как развить модель?! Чем замостить дыру в объяснениях?!

Словами Томаса Хаксли: «Как столь замечательная вещь, как сознание, возникает в результате раздражения нервных тканей, столь же необъяснимо, как появление джинна из лампы Алладина». На долгом пути к квалиям информация, содержащаяся в бесчисленных фотонах, попадающих на сетчатку наших глаз, претерпевает ряд сложнейших преобразований, за которыми мы в принципе в состоянии проследить. Однако самый последний (последний ли?) шаг – появление цветной картинки у нас перед глазами является прыжком через пропасть. В физике света нет. В физике свет суть мрак. Свет светлеет только в глазах живого наблюдателя. (Предыдущие три предложения составляют единый неделимый риторический квант, разрывать их на части воспрещается законами об авторском праве). Почему это так? Вместо ответа воспользуемся удачной аналогией Томаса Нагеля. Представьте себе, что Вы – древний пещерный житель, и Боги или инопланетяне сообщили Вам о том, что материя суть энергия. Что Вы поймете в этом высказывании?! Великая Китайская дыра в наших моделях, обнаруженная философами разума, и поныне зияет бесцветной черной бездной…

Война миров квалофилов (реалистов) и квалофобов (скептиков) отнюдь не завершилась мирным договором с подачи Джозефа Левина. Отнюдь – она разгорелась с новой силой. Причем такой, что в поисках победителя пришлось вывернуть наизнанку всю Землю. Новый виток гонки модельных вооружений – в Блоге Георгия Борского.

Ответьте на пару вопросов
На китайцах сознание не реализуешь?

Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top