1535 Комментарии0

Статья "№231 Поток с Востока" из цикла История моделейМодели арабского западаИстория моделейМодели арабского запада

В объективной научной реальности не водится такой зверь как experimentum crucis, и я вам сейчас о нем расскажу. Отчего же нет, когда в викиальности присутствует? Дело в том, что это ментальный продукт концептуализации историков. В определенных философских кругах полагается иметь критические эксперименты, вот их и локализуют для размещения в заранее заготовленный нарратив. Но это происходит post-factum, причем нередко с большим временным зазором. Например, проникший во все учебники физики опыт Майкельсона-Морли вовсе не опроверг существование эфира.
Скачать PDF

№231 Поток с Востока

В объективной научной реальности не водится такой зверь как experimentum crucis, и я вам сейчас о нем расскажу. Отчего же нет, когда в викиальности присутствует? Дело в том, что это ментальный продукт концептуализации историков. В определенных философских кругах полагается иметь критические эксперименты, вот их и локализуют для размещения в заранее заготовленный нарратив. Но это происходит post-factum, причем нередко с большим временным зазором. Например, проникший во все учебники физики опыт Майкельсона-Морли вовсе не опроверг существование эфира. Отказ от этой теории произошел постепенно под влиянием рождения конкурентки усилиями Альберта Эйнштейна. Модели – существа достаточно живучие, их одним ударом, даже очень сильным, из нашего света на тот не отправишь. Ведь любой т.н. факт можно поставить под сомнение, хитрым образом интерпретировать или даже просто игнорировать. Тем не менее, хоть победа нокаутом ученым только снится, отсюда не следует, что не стоит пытаться набирать очки наяву. Сегодня в качестве разминки я хотел бы предложить эксперимент века в ВК. Вот какой, биологический. Формируем достаточно большую популяцию бабочек или других быстро размножающихся тварей и подвергаем их интенсивному давлению внешними факторами среды обитания. Скажем, перекрашиваем деревья, на которых они проживают, в нестандартный цвет. Идея в том, чтобы в искусственных условиях организовать некий аналог известного феномена — т.н. индустриального меланизма. На новом фоне наших насекомых будут интенсивнее поедать. Не исключено, что это издевательство над животными произведет некие мутации в их генотипе. А мы их тем временем сможем снимать на камеру для последующего анализа. Вопрос в том — какие именно будут появляться изменения? Полностью случайные или все же немного осмысленные? И ответ на него даст пусть не решающий, но все же некий довод в пользу или против того, есть у эволюции некое направление или нет. В отсутствии в настоящем надлежащих финансовых и людских ресурсов, это, безусловно, всего лишь Gedankenexperiment, но ведь пути будущего неисповедимы?! К тому же, если почитать мемы за гены, то мы можем зафиксировать некоторый результат немедленно, проследив за непрямыми путями потока науки с Востока. Эта статья – последняя и итоговая в длинном ряду по исламу. Прошло уже полтора года блогового времени и полтысячелетия исторического. Как же все начиналось?

Интересно отметить, что Коран, вопреки мнению ортодоксальной мусульманской теологии, появился отнюдь не в безжизненной модельной глуши по волшебству небесных ангелов. Глубокий кризис давно и прочно блокировал дальнейшее ментальное развитие Второго Рима. Никак не находилось критического эксперимента, который мог бы привести к ортодоксальному консенсусу по чрезвычайно важному вопросу подсчета количества природ Господа. Острие тупой войны монофизитчиков и диофизитчиков продолжало приканчивать людей. Да и другой геополитический колосс эпохи – Сасанидская империя – покачивался на глиняных ногах зороастризма. Ее не в меру амбициозная попытка аннексировать мятежные провинции Византии привела к синхроничному ослаблению обеих сторон. В это время Аравия представляла собой отнюдь не царство варварской «джахилии», но бутерброд из счастливого богатого юга и севера джигитов удачи. В самой сердцевине притаилась Мекка, культовый центр полуострова. Ее обитатели варились в питательном соку из окрестных религиозных идей – христианства, иудаизма, манихейства и т.п. Новое откровение оказалось откровенной смесью авторитетных для своего времени моделей. Новый пророк оказался отпрыском авторитетного для своего племени клана. Новые идеи оказались идеальной возможностью отличиться для ищущих авторитетного положения деловых людей. Победоносный поток пророка быстро наводнил всю пустыню…

Забавно то, что добрая слава будущей мировой религии замечательно коррелировала со злобой дня. Посреди многих однострочников выгодно выделялось трио основных идей. Во-первых, была написана очередная версия священной истории, образовавшая из правоверных новый самоизбранный народ. Во-вторых, был решительно упрощен проверенный монотеистический рецепт – никаких тебе триадологических и христологических приправ. Наконец, странная для жестокосердных времен толерантность по отношению к иноверцам способствовала быстрому распространению модели. Под руководством т.н. праведных халифов мусульмане вышли на международный разбойный уровень. Первый серьезный раскол с любителями невинно убиенного Али не остановил экспансию. В дар аль-ислам попали в аккурат все мятежные христианские провинции плюс истерзанная гражданской войной Персия. Мягка была жизнь на набитых сокровищами диванах, продолжавшаяся долгий беременный век. Однако Аббасидский мятеж привел к власти более динамичных правителей, готовых строить арабскому миру новые столицы. Стихийно возникший процесс горизонтального переноса мемов открыл для всех желающих многонационального рейха ментальные миры античной философии. На трон синхроничным стечением обстоятельств взошел багдадский мечтатель аль-Мамун. Собрал в Дом мудрости цвет арабской науки – математиков, астрономов, философов. Организовал впервые в истории госфинансирование ученых. Но при этом устроил и немало с виду прогрессивных авантюр от слова чересчур. Принуждение к маловерию дало прямо противоположный желаемому эффект. Некстати согнутая им пружина из традиционалистов больно ударила по эволюции моделей в природе. Первая попытка прорыва в научное будущее завершилась жестоким провалом…

Потешный факт — это слишком прямое использование административного ресурса в целях рождения науки в анналах истории более не было зарегистрировано. Вместо него поток с Востока отправился в философский обход возникшего на пути препятствия. Зачем заставлять мусульман учиться — они сами пойдут к иноземной премудрости, если поверят в то, что именно это им завещал Коран. Но возможно ли произвести синтез религиозных моделей с научными? Не было ни малейшей уверенности в том, что они совместимы. Тем не менее, на эту извилистую тропу, ничего не обещающую идущему, почему-то продолжали отправляться все новые мыслители. В одно звездное мгновение Аристотелю приписали авторство «Эннеад» Плотина. В другое – силами аль-Кинди обнаружил Аллаха за его метафизикой. На счет три неведомо откуда взявшемуся садовнику аль-Фараби удалось привить к древу перипатетиков божественного Платона. Наконец, на самом краю арабского земного диска, родился вундеркинд Авиценна, сумевший-таки убедительно обмануть себя и последователей в том, что народные суеверия и партия разума едины. Более того, хитрые перипетии судьбы вознесли его до высочайшего ранга визиря, в котором он, вероятно, мог оказать серьезное влияние на проникновение своих ментальных моделей в учебники. Вместо этого он занялся прожиганием жизни, шокируя окружение отсутствием праведности. Тем временем арабская народная игра в халифат наскучила ее участникам. Империя трещала по швам, раздираемая на султанаты и эмираты. С одной стороны, это повышало шансы на победу прогресса в отдельно взятой стране. С другой — делала ее доступным лакомством для потенциальных ловцов быстрой поживы из ближнего и дальнего зарубежья. Вот в этот критический момент Аллах вложил меч, решавший судьбу научно-технической революции, в голову одного человека – аль-Газали. И тот после длительных колебаний отрубил ветку ненадежного интеллекта, отдав свой голос в пользу мистицизма. Это была вторая по счету неудача…

Смейся, историк, или плачь, но поток с Востока, упершись в потолок, усвоил урок и на Запад утек. Там еще все было бытьможно. Чудом было спасение последнего Омейядского принца Абд ар-Рахмана от резни, постигшей его семью. Невероятным его воцарение в аль-Андалузе. Но еще удивительнее стало внезапное образование уникального оазиса толерантности на Иберийском полуострове. Удаленная провинция не только смогла выжить, но и со временем обрела халифские амбиции. Изначально отставая лет на двести в философском развитии от метрополии, она смогла пройти значительно дальше нее. Аверроэс, идейный наследник Ибн Баджи и Ибн Туфайля, организовал второе пришествие горы Аристотеля в мир пророка Мухаммеда – на сей раз без малейших примесей неоплатонизма. Повинны знать – твердил его вердикт правоверным. И даже крошечный первый самоизбранный иудейский народ породил в своей среде Великого Орла — Маймонида обетованного. Ему удалось, казалось бы, невозможное — интегрировать науку с иудаизмом. Увы, и эти свершения не привели к экспоненциальному размножению эволюционировавших моделей – альмохадская не в меру крутая вертикаль власти задавила оба этих начинания, так и не сумев уберечь крошечную каравеллу от девятого вала Реконкисты…

Так что же стояло за всеми этими интересными наблюдениями, забавными триадами, потешными фактами и смехом через слезы? Каков исход нашего эксперимента века? Мы наблюдали за движением модельного потока с Востока. Что двигало им? Может быть, Всемогущий случай? Почему тогда мы не обнаружили гигантский спектр мутаций, но последовательность настырных толчков, ведущих в одну, причем странную, сторону? Тогда, вероятно, за кулисами спрятался Всеведущий Всевышний? Почему тогда на этом пути было сделано столько недостойных Его репутации банальных ошибок? Так течет могучая река эволюции, у которой нет ни цели, ни разума, но зато есть осмысленное направление – к развитию. Нет Аллаха, но есть жизнь – движитель ее…

Нам Запад не указ, но все же мы отправимся именно туда. Ибо как раз в этом направлении улетели столь живо интересующие нас ментальные модели. Впрочем, Первый Рим до сих пор еще не падоши, может подождать. Давайте сначала по дороге заглянем во Второй. Как там поживали православные в непосредственном соседстве с правоверными? Тело Христово возвращается в Блог Георгия Борского…

Модели, предложенные в целях концептуализации исторических событий и оценки деятельности исторических личностей, являются интеллектуальной собственностью автора и могут отличаться от общепринятой трактовки.

Ответьте на пару вопросов
Кто движет эволюцию?

Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top