1497 Комментарии0

Статья "№238 Слон в иконной лавке" из цикла История моделейМодели ВизантииИстория моделейМодели Византии

Гора с горой, сказывают, не сходится, а как насчет цифры с цифрой? По сведениям математиков — это уж как поведется. Любая числовая последовательность, заданная рекурсивно (т.е. определенными правилами), может иметь предел, а может и отправиться в бескрайние бесконечные дали. Тряхнем, друзья мои, стариной – эм-м-м, как это там было? В школе же еще проходили. Для любого эпсилон больше нуля найдется такая дельта… Или дельта — это в производной функции, а тут была эн? Никто, случайно, не помнит?
Скачать PDF

№238 Слон в иконной лавке

Гора с горой, сказывают, не сходится, а как насчет цифры с цифрой? По сведениям математиков — это уж как поведется. Любая числовая последовательность, заданная рекурсивно (т.е. определенными правилами), может иметь предел, а может и отправиться в бескрайние бесконечные дали. Тряхнем, друзья мои, стариной – эм-м-м, как это там было? В школе же еще проходили. Для любого эпсилон больше нуля найдется такая дельта… Или дельта — это в производной функции, а тут была эн? Никто, случайно, не помнит? Ну, тогда я подскажу и заодно облегчу поставленную задачу – для наших целей вся эта форменная формальщина совершенно не нужна. Ее придумали в девятнадцатом веке Больцано, Коши и Вейерштрасс со товарищи, но вовсе не из дьявольской гордыни, и не для того, чтобы морочить голову несчастным студентам. Было у них острое желание законопатить дырки в наивных определениях своих предшественников, основанных, например, на геометрической интуиции. Но нас с вами проблема сходимости интересует исключительно в метафорических целях. Поэтому для нас достаточно и объяснения на пальцах. Представьте себе, что Зеноновский Ахиллес бежит по прямой по направлению к черепахе Тортилле — все ближе, ближе и ближе. Сначала целую ладонь между ними можно просунуть, потом четыре пальца, три, два, один… Наконец, он так плотно подошел к заветной цели, что и самый острый ножик между ними не просунешь. Ан нет, мяско близко, да в панцире — не укусишь! Вот такой он, этот предел неуловимый – настоящий Золотой Ключик! Скажете – это все софистика? Скажете – в жизни такого не бывает?! Скажете – для этого потребуется, чтобы каждый следующий шаг могучего античного атлета был намного короче предыдущего?! Но вот в окружающей нас физической природе затухающие колебания случаются раз за разом, возможно, даже чаще рядов расходящихся (под модным названием хаос). Вспомните хотя бы дедушкины часы на стене, которые позабыли завести…

И не только в физической реальности так бывает! В исторической тоже. Относительно недавно мы с дрожью в коленках наблюдали за раскручивающейся спиралью войны монофизитчиков и диофизитчиков. Единое некогда тело Христово Второго Рима фактически раскололось надвое в парилке непрекращающихся прений по поводу Его природы. Царившая в те стародавние времена антисанитария и отсутствие элементарных фармацевтических средств (прежде всего пилюль веры в меру) привели к необходимости срочного хирургического вмешательства. Ампутация еретических восточных провинций была произведена синхронично оказавшимися неподалеку джентльменами пустыни. Храбрых верблюдистов смело вели в бой праведные заместители пророка Мухаммеда на земле. И хадисники речистые до сих пор складывают чудесные рассказы об их славном подвиге. А вот борьба иконокластов с иконодулами в том же царстве-государстве протекала по совсем иному сценарию. В предыдущих статьях мы наблюдали за тем, как первоначально поднятая Львом Исавром волна борьбы со святыми образами схлынула, уступив место обратной реакции реакционеров, ведомых матерью-сыноубийцей Ириной. Забегая вперед, синусоида продолжила свой бег и в девятом веке христианской эры. Однако ее амплитуда постепенно спадала, и в пределе устремилась к нулю. Вопрос, который нас будет занимать сегодня – почему случилось именно так, а не иначе?! В чем принципиальное отличие от аналогичной ситуации, описанной чуть выше?! Итак, я снова предлагаю вам отправиться со мной в мир увлекательных, но паранаучных спекуляций. По моему мнению, историк, чересчур тщательно опасающийся впасть в ересь историцизма – это (почти словами Канта) все равно что человек, отказывающийся дышать из боязни вдохнуть нечистый воздух…

В отличие от конфликта со староверами в России, здесь шансы сторон были примерно равны. Хорошо вооруженным войсками властям здесь противостояла хорошо оснащенная ментальными моделями (св. Иоанна Дамаскина) оппозиция. Да, кесари обладали могучей силой, но этот слон достаточно бестолково топтался в иконной лавке. Давайте проследим за тем, как это было. Главарь мятежа, низложившего преступную императрицу, занял ее место на троне и свое место в истории под именем Никифор I-й. Это был, в принципе, вполне адекватный политик, честно пытавшийся навести порядок в доставшемся ему рейхе. Сторонник жесткой фискальной терапии, он попытался прижечь разросшуюся раковую опухоль страны – избыток монастырей, за что и заслужил ненависть базировавшихся в них летописцев. Впрочем, он разумно предпочел не разжигать пламя старого конфликта, опасаясь движения иконоборческого сопротивления. Его падение стало делом рук внешних врагов. Никифор был силен в экономике, но не в воинском искусстве. В конфликте с Харун ар-Рашидом его войска всего лишь потерпели локальное поражение. Но вот болгарам Бог тут как на грех послал их самого могучего вождя в истории — хана Крума, который как-то по случаю вырезал гарнизон Софии. Оставить подобную наглость без ответа было невозможно. Последовавшие кампании привели василевса в хитро расставленный капкан в горах. В результате у христианнейшего государя стало на одну голову меньше, а у презренного язычника на одну чашу больше. Сменивший его на царстве шурин Михаил оказался слабовольным человеком, тратившим безумные суммы денег на церковь. За реальную власть в стране за его спиной боролись патриарх и монашеская партия. В актив ему можно записать ратификацию договора Pax Nicephori с Карлом Великим – тот просил только признать его высокий статус в обмен на Венецию. В пассив – все остальное. Империя была беззащитна перед болгарскими насилиями и грабежами. Толпы людей собирались перед мраморным катафалком Константина V-го, того самого, супостата и иконокласта, прося Бога о прощении и даровании им победоносного полководца.

Господь ответил на их молитвы не без некоторой издевки. Запутанные интриги и прямое предательство привели к триумфальному въезду через Золотые Ворота в Царьград некоего Льва Армянина. Тем временем гроза императоров Крум уже стоял у стен Феодосия и ожидал от гостеприимных хозяев очень много золота, еще больше нарядов и без числа самых прекрасных девственниц. Новый самодержец решил проблему в своем коронном стиле – вызвав хана на мирные переговоры, вероломно нарушил клятву и попытался его физически уничтожить. Чудом спасшийся идолопоклонник, возмущенный христианским милосердием до глубины души, отдал приказ жечь и убивать. Шла подготовка к решительному штурму доселе неприступной крепости. И кто знает, чем бы она закончилась, если бы Константинополь не спасла скоропостижная чудесная смерть их заклятого врага?! Наконец-то границы были спокойны. И Лев стал готовиться к прыжку. Однако его новая атака на иконы имела и совершенно новые мотивы. Сей прожженный прагматик отнюдь не верил, как его наивные предшественники, что исполняет волю Всевышнего. Просто гнев обедневших за войну слоев населения, а заодно и предрассудки суеверной армии следовало направить в нужное ему русло. Конечно же, во всех бедах была виновата покойная императрица Ирина, восстановившая поклонение богомерзким деревяшкам. Император разыгрывал свою партию осторожно, с восточной хитростью и коварством. Знаменитая возмутительница спокойствия, гигантская икона Христа-Спасителя Халки была убрана под предлогом защиты от надругательств солдат. Кесарь напоказ продолжал преклонять колени перед образами во время литургии. Тем временем назначенная им комиссия во главе с блестящим теоретиком богословия Иоанном Грамматиком изучала Писания, подготавливая экспертное заключение. Следующим ходом специально созванным синодом был низложен патриарх, брошены в тюрьмы прочие сторонники иконодульства. Наконец, был издан эдикт, анонсировавший очередную волну уничтожения бесценных сокровищ древнего искусства.

При этом, хотя теперь официально иконы можно было уничтожать на законных основаниях, никто не пытался вытаскивать скрытых любителей святых образов за бороды из подполья. Истинный интерес Льва V-го был не в поисках сакральной истины, но в установлении правопорядка и общественного спокойствия. Еще более умеренную позицию по отношению к этим вопросам занял подсидевший императора его бывший соратник Михаил II-й, основатель новой Аморейской династии. Судьба столь высоко вознесла этого малообразованного низкородного человека кульбитом совершенно головокружительного детективного сюжета. Но он вполне разделял мнение своего бывшего шефа по всем доктринальным вопросам — им двигали исключительно амбиции. И он стал вполне адекватным кесарем, со среднестатистическим для своей эпохи уровнем не только жестокости, но и обыкновенного здравого смысла. И ему удалось удержаться у власти, пусть и потеряв Крит и Сицилию, но подавив восстание Фомы Славянина, аналога Лжедмитрия российской истории, финансируемого халифом аль-Мамуном. И он тоже был иконокластом — по собственному признанию, никогда в жизни не поклонялся святым образам. Но он не был и фанатиком. При восхождении на трон издал амнистию всем репрессированным жертвам былого режима. И впоследствии последовательно закрывал глаза на преступления своих подданных перед иконоборческим законом, коль скоро они не переходили к активной пропаганде и вербовке сторонников. Вовне столицы, в Греции или Малой Азии, можно было продолжать поклоняться святыням или даже заниматься иконописью без риска быть брошенным в темницу.

Итак, амплитуда второй волны иконоборческой кампании была значительно меньше первой. В чем же была причина того, что шторм в ментальном море пошел на спад? Весьма вероятно, что имперский слон изначально попал в иконную лавку все же со страху. Это арабские завоевания так перепугали его, заставив в панике спасаться бегством куда попало. Со временем, когда накал борьбы стал угасать и конфликт с миром ислама перешел в длительную хроническую стадию, гипотетический грех против заповедей Всевышнего перестал казаться наиболее правдоподобным объяснением происходившего. В отличие от христологических споров, гонения происходили, скорее, по инерции, из конкретных политических соображений момента, нежели по религиозным убеждениям. Паруса властей более не надували ветра массовых психических движений. Теперь неповоротливое добродушное животное могло постепенно успокоиться и найти себе другое занятие…

Иконоклазм – не просто маразм и не только безобразия против образов. Это еще и образ жизни. И для того, чтобы потушить пожар в ментальном море, самый невероятный и запутанный, настоятельно требуется хоть какая-нибудь бабочка. Не обошлось без прекрасных баб дам и в этой истории. Иконы не горят – в Блоге Георгия Борского.

Модели, предложенные в целях концептуализации исторических событий и оценки деятельности исторических личностей, являются интеллектуальной собственностью автора и могут отличаться от общепринятой трактовки.

Ответьте на пару вопросов
Похоже, что эта викторина настроена неправильно
Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать
86
Опубликовано: 28.03.2019

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

448
Опубликовано: 26.03.2022

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

385
Опубликовано: 26.03.2022

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской
75
Опубликовано: 28.03.2022

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top