1589 Комментарии0

Статья "№251 Ночь Европы" из цикла История моделейМодели ранней схоластикиИстория моделейМодели ранней схоластики

Вперед, труба парохода в поход зовет! Давайте на дорожку усядемся на солнечной палубе и, наслаждаясь видами реки ИМ (Истории Моделей), почитаем что-нибудь приятное. Ну, хотя бы «Имперские Ведомости». Так, нам пишут из Европы… Не далее, как вчера группа граждан из Ломбардии устроила засаду за кучей отбросов в непосредственной близости от развалин Вечного города.

№251 Ночь Европы

Вперед, труба парохода в поход зовет! Давайте на дорожку усядемся на солнечной палубе и, наслаждаясь видами реки ИМ (Истории Моделей), почитаем что-нибудь приятное. Ну, хотя бы «Имперские Ведомости». Так, нам пишут из Европы… Не далее, как вчера группа граждан из Ломбардии устроила засаду за кучей отбросов в непосредственной близости от развалин Вечного города. Дождавшись католических священников, возвращавшихся с праздничной мессы и месивших грязь по канаве домой, они, применив грубый прессинг, увлекли ее за собой в неизвестном свободной прессе направлении. Несчастных прелатов после этого уже никто не видел живыми. Зато многие римские жители наутро лицезрели банду длиннобородых молодчиков, которые, ликующе размахивая похищенными церковными одеяниями, прославляли свои кровавые подвиги. Какое варварское преступление! А теперь давайте заглянем в раздел местных новостей. Давеча наши доблестные полицейские попытались задержать находившегося в состоянии сильного алкогольного опьянения уроженца Ретии. Спасаясь от преследования, тот полез на совершенно отвесную стену православного храма. Вскарабкался до самого купола, забраться на который без технических приспособлений не удавалось до сих пор ни одному человеку. Прибывшая по вызову пожарная команда благополучно спасла скалолаза. Когда его снимали, он хлопал руками и пел лишенным приятности голосом что-то наподобие «Trittst im Morgenrot daher». Дитя гор! А вот еще забавный случай. Третьего дня одетый в звериные шкуры на голое тело экономический мигрант с дикого Запада настойчиво пытался разломать мостовую. На вопросы подоспевших прохожих отвечал звуками, которые казались им нечленораздельным мычанием. С трудом найденный переводчик объяснил поведение этого странного персонажа – он всего лишь желал вырыть себе жилище на зиму. Обитатели его болотистых земель, называемых низкими, за неимением лучших стройматериалов попросту копают себе норы…

Как Вы уже, вероятно, догадались, мы читали отнюдь не современные, а исторические хроники. Приблизительно такие репортажи могли бы быть опубликованы в византийских газетах раннего средневековья, если бы таковые имелись. Столь малохудожественным образом я попытался проиллюстрировать масштабы большого запустения западного захолустья против относительно цивилизованного Константинополя. Непобедимые в прошлом легионы ушли далеко на Восток, и свирепые северные племена раздирали на куски послаще то, что оставалось от тысячелетнего рейха. По непонятной причине задерживался огонь с небес, способный испепелить бесчисленные полунощные воплощения библейских Гога и Магога. Только ленивые среди них не пытались в очередной раз ограбить некогда богатый Рим. И лангобарды, поголовно пораженные «германской болезнью» арианства, устраивали охоту на католиков ради спасения собственной души. И дикие язычники населяли гигантские страны, включая нынче респектабельные Швейцарию и Нидерланды. И даже Юстиниан, прозванный Великим за собирательство земель имперских, ничем не смог помочь чересчур обширным бывшим провинциям. Впрочем, кое-где еще теплились угольки сгоревшей цивилизации. По плану, озвученному Блаженным Августином, прогрессивная общественность Запада ускоренными темпами переселялась из Града Земного в Божий. По этому глубокому замыслу именно церковь должна была стать островом безопасности в бушующем океане безумия. Но что могли сделать обессиленные слуги Господа?! Даже их вождям, епископам и Папам, приходилось больше заботиться о сохранении собственной шкуры, нежели о спасении и благоденствии душ порученной им паствы. Из кромешных осколков предстояло заново построить тело Христово. Удивляет то, что как раз тут это сделать удалось. После по крайней мере трех неудачных попыток прорваться в научное будущее, здесь людям сопутствовал неожиданный успех. Почему, благодаря чьим заслугам?! У нас на руках единственный исторический позитивный тестовый пример, который в состоянии помочь нам ответить на этот вопрос. Поэтому изучать его следует с особой тщательностью. Итак, отныне и надолго в нашей программе передач — Восход Европы. Ну, а сегодняшнюю статью мы проведем в черной ночи ее темных времен…

Бросить лот в глубины разверзнувшейся бездны будет лучше всего в интересующем нас месте – ментальном. Падение в интеллектуальную пропасть было обусловлено не только политическими, но и лингвистическими причинами. За исключением отдельных подконтрольных Второму Риму территорий, практически никто более не говорил на греческом. А ведь это был язык науки. Например, знаменитый Плотин, для которого родной была, скорее всего, латынь, неслучайно именно на нем написал «Эннеады». Его стиль, некоторые корявые фразы и выражения, даже подправленные учеником Порфирием, который сам был выходцем из Тира (соответственно, его первым языком был арамейский), вызывали кривые усмешки истинных ценителей риторики. Тем не менее, другого пути в большую античную философию попросту не существовало. Цицерон, Лукреций и некоторые стоики – исключения, подтверждающие общее правило. Et tu Galenus! – по той же причине болезнью была поражена и медицина. Еще хуже дело обстояло с математикой, которую римляне никогда не жаловали. Какие же произведения легли в фундамент будущего гигантского небоскреба знаний Западной Европы?! Конечно же, попкорна и тогда было – ну, просто завались. За вычетом магической, апокрифической и агиографической макулатуры, конечно же, в твердом каноническом остатке были многочисленные Писания, и Священные, и святоотеческие. Заметьте, что и среди них попадались полезные для будущего развития моделей сочинения, например, самого риторического из еретиков Тертуллиана или самого философского из теологов Блаженного Августина. Последний в некоторых пассажах предлагал интегрировать христианское воспитание с изучением светских авторов и античной культуры. Наличествовали жалкие крохи из Платона – в частности, фрагмент его мистического диалога «Тимей». На похожие метафизические темы спекулировали «Комментарии на «Сон Сципиона»» Макробия. Особую роль в эволюции менталок в природе сыграла странная книга Марциана Капеллы «О бракосочетании Филологии и Меркурия». Напичканное аллюзиями по самые уши погуще статей Вашего покорнейшего слуги, это произведение внедрило в средневековое сознание важность т.н. «семи свободных искусств». Во многом благодаря ей «тривиум» и «квадривиум» составили ядро образовательной программы будущих школ и университетов. Поддержали высокий рейтинг этих дисциплин своим авторитетом и другие замечательные мыслители, например, хорошо известный нам Боэций…

Кстати, именно ему (почти синхронно с сирийским коллегой Сергием Решайнским) пришла на ум идея перевести на родной язык Аристотеля. Увы, довести до счастливого конца сей грандиозный замысел не удалось. Посему в состав “logica vetus” (старой логики), на долгие столетия ставшей единственной и канонической, попали только самые элементарные сочинения для начинающих из «Органона» — «Категории» и «Об истолковании». Наличествовали также комментарии для чайников от упомянутых выше Порфирия и Боэция. При этом ошибочно полагать, что в эти смутные времена не сочинялось совершенно ничего нового. Большой вклад в дело становления и углубления народного образования осуществил римский политический и церковный деятель, а по совместительству писатель по имени Кассиодор. Среди прочего, он последовательно пытался разрушить погранпосты между территориями светского и религиозного жанра. Папа Григорий, прозванный Великим, был впоследствии причислен к лику Отцов Латинской Церкви. Его многочисленные мидраши, проповеди и прочие тексты и в самом деле многое сделали для формирования средневекового христианского мировоззрения западных европейцев. Возможно, ему ошибочно приписывается изобретение жанра григорианских песнопений. Однако почти наверняка его деятельность немало способствовала изобретению известной нам музыкальной нотации. Наконец, стоит упомянуть амбициозную энциклопедию испанского архиепископа Исидора Севильского под названием «Этимологии». Для своего времени это был популярный сборник человеческий познаний, причем полностью исчерпывающий. Ну, а современного человека в ней прежде всего поражает низкий против античного уровень…

Проинтегрируем модельные крохи, разбросанные по вышестоящим абзацам. Получившаяся черствая горбушка науки при должном усердии могла быть разгрызена на раз-два. При этом, по тогдашним стандартам, поглотивший сею пищу духовную человек, становился бы не просто ученым, а исчерпывающе пропитанным знаниями мудрецом. Но и эти жалкие остатки урожая былых знаний требовалось донести до потомства. Это было суждено сделать монастырям, где производились копии немногочисленных, но от этого ничуть не меньше ветшавших манускриптов. Заразный мем отшельничества занес в Рим еще св. Афанасий. Его бестселлер «Житие Антония» занес семена новых идеалов в христианский ментальный бор и обеспечил модели последующий успешный рост и размножение. Задачей монаха на Западе было тоже уйти из мира для того, чтобы найти путь к Богу. Однако там почему-то обошлись без египетско-сирийских излишеств. Устав св. Бенедикта Нурсийского тоже был достаточно строг, но включал обязательное lectio divina. Это, скорее всего, означало всего лишь чтение богословских книг, но побочно предполагало наличие грамотности. Vivarium («рыбный пруд») упомянутого выше Кассиодора профессионально занимался разведением интеллектуальной живности, которая впоследствии распространялась по всей Европе. При многих монастырях функционировали школы для детей, желавших овладеть премудростями чтения и письма. Другой важной чертой этого движения стало то, что некоторые россияне назовут активной социальной позицией, а другие – наглым агрессивным миссионерством. Какую оценку не давай этому феномену, ясно, что он резко отличался от ортодоксального самолюбования собственным пупом праведности. Григорий Великий снарядил миссию для конвертации язычников-англосаксов. В обратную сторону отправились ирландские проповедники. Это св. Колумбан во главе группы из двенадцати апостолов, вознамерился принести Слово Господне на континент. В их числе св. Галл рассказал диким детям гор, как следует обращаться с храмами, а Св. Виллиброрд осветил не менее диким обитателям фризских болот путь к голландским домикам. В Европе продолжалась темная ночь, но на медленно растущей горизонтальной материи социальных игр уже виднелись блики грядущего восхода…

Я отнюдь не забыл о свирепых гражданах Ломбардии. Для настоящих буйных в арсенале католической церкви были другие, более эффективные средства убеждения. Тело Христово прирастало еще огнем и мечом. Но для того, чтобы иметь возможность их применить, милосердным Папам требовалось оседлать жестокосердных кесарей. Вертикаль власти и горизонталь веры – в перекрестии Блога Георгия Борского…

Модели, предложенные в целях концептуализации исторических событий и оценки деятельности исторических личностей, являются интеллектуальной собственностью автора и могут отличаться от общепринятой трактовки.

Ответьте на пару вопросов
Что происходит с Европой?

Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top