1584 Комментарии0

Статья "№253 Карлик Великий" из цикла История моделейМодели ранней схоластикиИстория моделейМодели ранней схоластики

Величие величию рознь. Банальная истина, не правда ли? Например, когда мы говорим «Пушкин – великий поэт» или «Федерер – великий чемпион», то прекрасно понимаем, что первый очень здорово играл словами, а второй – мячиком. Мы тем самым всего лишь утверждаем, что они были больше других, мелких и обыкновенных представителей своей узкой специальности. При этом, мы без малейших проблем готовы согласиться с тем, что Александр Сергеевич хуже, чем Дантес, стрелял из пистолета, а Роджер без шансов продует Магнусу в шахматы.
Скачать PDF

№253 Карлик Великий

Величие величию рознь. Банальная истина, не правда ли? Например, когда мы говорим «Пушкин – великий поэт» или «Федерер – великий чемпион», то прекрасно понимаем, что первый очень здорово играл словами, а второй – мячиком. Мы тем самым всего лишь утверждаем, что они были больше других, мелких и обыкновенных представителей своей узкой специальности. При этом, мы без малейших проблем готовы согласиться с тем, что Александр Сергеевич хуже, чем Дантес, стрелял из пистолета, а Роджер без шансов продует Магнусу в шахматы. Однако, иногда мы опускаем подробности, и тогда догадаться о точном смысле утверждения становится значительно сложнее. Рассмотрим, скажем, популярное словосочетание «Великая Россия». Что именно здесь имеется в виду? Если верить Томасу Сойеру-путешественнику (или Марку Твену), то — размеры и, во всяком случае, уж никак не значение. Используя его собственное сравнение, эта страна была ничуть не важнее, чем какой-нибудь Род-Айленд. Но мы с вами, конечно же, осудим это типично наглое проявление оголтелого заокеанского шовинизма. Русские спасли планету от фашизма, потом первыми улетели с нее в космос, а еще сочинили «Войну и мир» и «Лебединое озеро», подарили человечеству водку и автомат Калашникова… Да и вообще – мы им еще покажем, причем, не только кузькину мать! Аналогичную нечеткость мы нередко допускаем при описании исторических личностей. Что, например, сделало Петра Первого Великим? Наверное, отнюдь не физический рост. Возможные гипотезы-кандидаты — прорубленное окно в Европу, успешное собирательство земель имперских или построенная на болоте и костях новая столица. А чем особенным отличился какой-нибудь св. Афанасий? Тем, что, не заморачиваясь моральными тонкостями, энергично стремился к толстой цели – церковной власти в Александрии Египетской? Или тем, что воспел безумства отшельничества? А, может быть, тем, что ему удалось присвоить себе лавры победителя жуткой ереси арианства? Последний пример показывает, что справедливость подобных устоявшихся эпитетов и вовсе можно оспаривать. Однако, нас с вами, пришельцев с астероида БГБ, интересует прежде всего особая категория величия – вклад в дело создания и развития наших идей. С этой точки зрения, в контексте того же христианства, нам непонятно относительно скромное чествование апостола Павла. Ведь именно ему удалось не только распространить новую конфессию по всей греческой ойкумене, но и впервые четко сформулировать эту ментальную модель…

Таким образом, наиболее адекватным из всех существующих почетных званий для нас является «великий ученый» (философ, мыслитель и т.п.). Некоторые особенности науки как интеллектуального вида спорта состоят в том, что ее героев можно упорядочить по рейтингу. Нет, вы неправильно подумали. Не по количеству завоеванных Больших Шлемов-премий, а по общему вкладу в развитие наших представлений о мире. Именно это является основополагающим показателем успеха. Титаны духа ворочают парадигмы. Все остальные решают прикладные задачки. Возможно, они это делают блестяще, но истинная ценность их достижений становится ясной только в будущем, иногда неблизком… Классический исторический пример – Николай Коперник. Идея вылечить старушку Землю от гиподинамии не была новой, ее высказывали еще в античности, а затем обсуждали (и отвергали) средневековые схоласты. De Revolutionibus содержал некоторые описки, использовал трудную в понимании устаревшую терминологию. Получившаяся система опиралась на гротескное нагромождение эпициклов и ничуть не превосходила Птолемеевскую в предсказательной силе или сложности вычислений. Тем не менее, математическое обоснование ментальной модели превратило ее в прогрессивную программу исследований, которая спустя полтора столетия привела к триумфальному Ньютоновскому синтезу. Именно по этой основной причине нобелевки по осени считают, то есть по истечению хотя бы нескольких лет. Истинные размеры ученых принципиально видны только из прекрасного далека. Давайте сегодня взглянем из нашего вирустрашного близко на преданья старины глубокой. Применим вышеописанную «модельную» технологию для оценки жизнедеятельности одного из самых выдающихся героев всех времен и народов – Карла Великого. Или все же карлика?!

Это был детина почти двухметроворостый, что не могло не поражать его мелких современников. Не в папу Пеппина, прозванного Коротким (тот был примерно 1м 35см). Может быть, тогда в маму Бертраду Лаонскую? Но та прославилась лишь «гусиной ногой», что, скорее всего, означало особую манеру ходьбы, возможно, плоскостопие. Еще несколько штрихов к портрету – светлые волосы, длинный нос, большие глаза и несколько писклявый голос с заиканиями при быстром разговоре. В интеллектуальном смысле это был типичный вояка, рубивший топором и мечом значительно лучше, чем писал пером, о чем свидетельствуют высочайшие крестики на документах государственной важности. Впрочем, он говорил на латыни, понимал греческий и, что крайне важно, испытывал непонятный историкам пиетет перед ученостью. Из количества жен, наложниц и детей можно сделать вывод об амплитуде его сексуальной жизни. По неподтвержденным апокрифическим данным, она и в самом деле была кривой. Ему, якобы, настолько не хватало любви на стороне, что он промышлял еще и инцестом дома. Пострадала его родная сестра, упрятанная с плодом греховной связи в монастырь. Много позже не повезло и его собственным дочерям, упрятанным от женихов в тиши дворцовых палат. Но нам пора переходить к профессиональной деятельности Великого и Ужасного. На раннем этапе его королевской карьеры доминировала упомянутая выше матушка. Это она предпочла старшего сына младшему Карломану. Это она организовала ему военную коалицию с лангобардами, скрепив ее брачным союзом с принцессой Дезидератой (этимология имени – «желанная»). И это она лично гарантировала Риму лояльность подконтрольного себе дылды-отпрыска. И, кто знает, что послужило причиной внезапной смерти двадцатилетнего конкурента Карла на европейское владычество?! Больше других в этом, во всяком случае, было заинтересовано папство, стремившееся укротить при помощи «старшей дочери церкви», прекрасной Франции, угрожавшую его сытому существованию богомерзкую Ломбардию. «Господь сохранил тебя от козней твоего брата», — льстили ему святые корреспонденты. Не помог ли кто, часом, Всевышнему?!

Первым самостоятельным ходом на Великой шахматной доске несколько умственно отсталого гиганта продвинутого секса стал развод с нежеланной Дезидератой. Казалось бы, сначала следовало разобраться с оскорбленной Ломбардией. Однако последовала очередная свадьба с кузиной герцога Баварии и импульсивное решение — поход на саксов. В то время эти свирепые языческие племена проживали на территории современной Германии, презирая христианство и поклоняясь богам Валгаллы. Во главе их стоял ветеран многих битв покрытый славой и шрамами вождь Вестфалии Видукинд. Первая же война завершилась для него изгнанием в Данию, где проживали его родственники-идолопоклонники. Молодой Карл отметился сожжением Ирминсуля, древнего священного дуба, соединявшего землю с небесами. И Великим мелочным грабежом сокровищницы лесного храма. В его представлениях туземцев было достаточно побить палками для того, чтобы они возлюбили Иисуса из Назарета. Их насильно крестили и заставляли приносить присягу верности новому президенту. Представим себе на мгновение, что жестокие инопланетяне или чужеземцы взорвали какую-нибудь нашу сакральную башню – Кремля, Эйфелеву или ВТЦ. Как бы отреагировало население страны? Правильно, как минимум, интенсивным партизанским движением. Вот и в данном случае случившееся стало лишь прологом к эпической трагедии из многих актов. На протяжении тридцати лет одно восстание сменялось другим. По меньшей мере два поколения было утоплено в собственной крови. Но, наконец, Великая цель – Imperia Christianum – была достигнута. Оправдала ли она низкие средства?!

Увенчанный лаврами герой средневекового времени решил усугубить свой триумф, перевалив через Альпы. В Италии стояли смутные темные времена. Ломбардский король Дезидерий отвергал права Римских епископов на Папскую область как сомнительные. Они и в самом деле основывались на сфабрикованных документах – т.н. даре другого Великого, Константина. Богу-богово, Его Святейшеству – Царствие Небесное, а мне, кесарю — власть на грешной земле, вполне резонно рассуждал он. Но теперь на него вдруг из-за гор шел Страшный Великан, рыжий, бородатый франков атаман. Несколько факторов решили исход баталий в пользу пришельцев — furia francese (безумная храбрость в бою), spata (длинный меч, секретная атомная бомба своего века), caballarii (тяжелая кавалерия) и бактериологическое оружие (трупы инфекционных больных, катапультированные через крепостные стены). Павия пала, и вместе с ней двухсотлетняя монархия. Железная корона, украшавшая головы королей лангобардов, с грохотом обрушилась в небытие истории. Заодно исчезли в неизвестность проживавшие в изгнании вдова Карломана Герберга с сыновьями. И на этом фронте у франков не все шло гладко. Спустя всего два года на византийское золото был организован мятеж, впрочем, тоже успешно подавленный с обкатанной на саксах решительной жестокостью. В промежутках между карательными экспедициями Карлуше как-то Бог послал кусочек испанского сыра. И, подстрекаемый политическими противниками Омейядов, тот доверчиво отправился в мышеловку за Пиренеи. Дальнейшие события убедительно показали, что против молодца туза Андалузии и он карлик…

На что же потянет вклад Карла т.н. Великого в историю моделей? Вряд ли на премию. Плохо с инновациями – по существу, он всю жизнь использовал разработанную своим отцом в конклаве с папством стратегию. Кредо «хватай побольше – кидай подальше» тоже не отличалось оригинальностью. Вот, правда, Бог попутал совратить на путь истинной веры саксов и аланов. Тем самым он способствовал распространению объективно прогрессивной для своего времени ментальной модели. Но не существовало ли иных, более человеческих способов убеждения инакомыслящих?!

Итак, двуглавое чудище католичества научилось двигать собой, в полный рост. Сегодня мы концентрировались на смертоносных качествах его естества. Но сказывают, что оно же принесло в своих крючковатых когтях измученной Европе каролингское возрождение?! Можно ли вывести птенцов науки в гнезде дракона? Полет над миром моделей продолжается – в Блоге Георгия Борского.

Модели, предложенные в целях концептуализации исторических событий и оценки деятельности исторических личностей, являются интеллектуальной собственностью автора и могут отличаться от общепринятой трактовки.

Ответьте на пару вопросов
Карлик Великий современности?

Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top