1583 Комментарии0

Статья "№255 Модельная двойня" из цикла История моделейМодели ранней схоластикиИстория моделейМодели ранней схоластики

Ура! Наше дело – труба! С таким лозунгом вышли на демонстрацию буржуйской солидарности представители российского бизнес-авангарда. Догадываюсь, что не смешно. Глупо. И даже тупо. Вообще-то, я особо и не старался поразить никого остроумием. Всего лишь хотел обратить Ваше внимание на некоторые особенности человеческого восприятия шуток. Похоже, что нас особо забавляет смена декораций в сознании – внезапное появление на авансцене той или иной ментальной модели.
Скачать PDF

№255 Модельная двойня

Ура! Наше дело – труба! С таким лозунгом вышли на демонстрацию буржуйской солидарности представители российского бизнес-авангарда. Догадываюсь, что не смешно. Глупо. И даже тупо. Вообще-то, я особо и не старался поразить никого остроумием. Всего лишь хотел обратить Ваше внимание на некоторые особенности человеческого восприятия шуток. Похоже, что нас особо забавляет смена декораций в сознании – внезапное появление на авансцене той или иной ментальной модели. Это может быть неожиданное развитие хорошо знакомой ситуации. Бац – и вся спина белая. Нередко случается и взгляд на жизненную кривую с нестандартной точки зрения. Смотришь на картинку – то зайка, то утка. Но особенно популярна игра в слова. Многие из этих символических фишек – настоящие богачи, которые имеют в частной собственности значительно больше одного значения. Через это семантическое изобилие они попадают в переплеты энциклопедий и книг, толстых и не очень. И благодаря этому же становятся возможны сатира и юмор, тонкие или как всегда. Но это же свойство делает каламбуры, подобные вышеприведенному, практически непереводимыми на иностранные языки. Именно поэтому мне сейчас придется привить вам любовь к латыни. Только не бойтесь и не спешите нас покинуть – будет одна капелька, совсем не больно и быстро заживет. Так вот, представьте себе средневековое пиршество. Во главе стола восседает король-батюшка, а с диаметрально противоположной стороны к банкету приобщается его придворный философ. Заливает себе за мудрую душу и за господские деньги. И решил самодержец над ним поиздеваться, вопросив: «Quid distat inter sottum et Scottum?». По-нашему это будет так – «Что разделяет пьяницу и ирландца?». В переводе пропадает самый пикантный момент – единая буква «c», отделяющая “sottum” от “scottum”. Это все равно как засиженная мною вербальная парочка «Бог-Блог». И что бы Вы думали? На эту хитрую подколку последовал немедленный ответ: «Tabula tantum» — «только табула-таблетка». Суть в том, что эту фразу можно понимать двояко. Имелся в виду не только стандартный письменный прибор тогдашнего ученого, но и побочный смысл “tabula” – стол.

Историкам неведомо, как отреагировал на столь наглое оскорбление собственного достоинства могучий повелитель. Неужели весело рассмеялся?! Печальнее того, неизвестно даже, не является ли этот нарратив апокрифическим созданием более поздних поколений. Уж больно он смоделирован по образу и подобию популярных в античности басен о киниках. Зато мы хорошо представляем себе, кто предполагался быть персонажами этого диалога. Роль царя в этой несыгранной пьесе исполнял опять Карл, но уже Невеликий, Второй и Лысый. Если первая пара эпитетов в контексте его династии не вызывает удивления, то последний – вероятная метафора. Судя по дошедшим до наших дней изображениям, он обладал вполне стандартной шевелюрой. Возможно, и здесь имелся в виду переносный смысл – в юношестве несчастный принц был нищ землями, на которые можно было бы водрузить корону. Зато его жизненный путь был богат злоключениями. Так приключилось, что его папаша Людовик Благочестиво настрогал сразу несколько наследников, между которыми по старинному франкскому обычаю разделил свои владения. Самому-то ему повезло восседать на троне в одиночку, поскольку его собственные братья очень кстати скончались. А теперь т.н. каролингское Возрождение быстро катилось к вырождению. Мало того, что перманентно полыхали гражданские войны. Еще и бандформирования викингов пребольно щипали империю по бокам. Да еще и непокорные вассалы плясали с саблями в самом ее желудке. Вдобавок еще и орды сарацин саранчой нападали и жадно обгладывали итальянский сапог. Тем не менее, судя по всему, внучок унаследовал от своего знаменитого предка уважительное отношение к учености. Он не только поддерживал функционирование дворцовой школы, некогда возглавляемой Алкуином, но и выписал на континент с Британских островов интересующего нас сегодня незаурядного мыслителя – Иоанна Скота Эриугену.

Его бинарную сущность выдавали уже клички. Их аж две штуки, причем весьма близкие друг другу по значению. На русском это было бы что-то типа Иван Ирландович Ирландский. Возможно, он сам-то пользовался ими по очереди, но до нас они дошли в сей странной комбинации. Не грядущая ли коллизия с другим знаменитым Скотом (Ioannes Duns Scotus) виновата? Во всяком случае, именно Эриугену можно считать первым претендентом на создание цельной философской системы средневековья. Кстати, налицо выгодный контраст с его предшественником Алкуином, который всего лишь призывал милость к падшим семи свободным искусствам, но сам не произвел существенного модельного потомства. А к нашему пииту не заросла народная тропа. Сам факт того, что имя этой светлой головы пережило темные века, многое говорит о его статусе в глазах современников и потомков. Заметим без скобок — несмотря на многочисленные обвинения в ереси. Чтобы убедиться в масштабе этой личности и ее значении для истории рождения науки, не надо далеко читать. Достаточно взглянуть на самую первую страницу его книги «О божественном предопределении». Вот как он говорил: «Истинная философия – суть истинная религия и, наоборот, истинная религия суть истинная философия». Вы не впечатлены? Напрасно! Именно такие элементарные шаги делают младенцы, когда учатся ходить. И нет ни малейшего пути в будущее, если их не сделать. Прежде чем заниматься чем бы то ни было, строго необходимо убедить себя в том, что в этом есть какой-то смысл. Вышеприведенное утверждение не просто предоставило Золушке-философии черную работу на кухне господствующей мачехи теологии. Нет, оно эффективно претендовало на социальное равенство между этими персонажами. Конечно же, наш герой сам не избежал дурного увлечения самым массовым спортом своего времени – жонглированием цитатами. Тем не менее, при этом он еще последовательно старался опираться на доводы разума.

Вышеупомянутая работа была посвящена одной из самых болевых точек тогдашнего дня – свободе воли и ее потенциальным конфликтам с предикатами Господа типа Всеведения. Косяк в моделях монотеизма здесь на самом деле существует, причем, как мы убедились в курсе философии религии, не один. Дело конкретно латиноязычной теологии здесь усугублялось могучей ментальной трубой большого авторитета — св. Августина. Тот некогда соизволил разгромить вполне разумное в нынешних представлениях пелагианство, которое осмелилось дать человеку опасное право спасать свою душу самостоятельно, без санкции Всевышнего. Усилиями Блаженного смертным было всего лишь выписано разрешение ожидать у жизненного моря благосклонной погоды милосердия Божиего. Немудрено, что находились желающие размидрашить эти противоречивые аксиомы кардинальным образом. Простое решение предложил саксонский монах Готшальк. В его представлениях судьба уверенно правила бал на обоих театрах человеческих действий – и для тех, кто спасется, и для тех, кто потопнет. Его метафизика была по крайней мере последовательной игрой в ящик, похожего на современное чудо-юдо, продвигаемое т.н. этернализмом. Эриугена успешно присоединился к дружному расстрелу сей жуткой ереси. В риторическом запале вышел в мета-контекст и заявил, что теория его идеологического противника не является даже ложной, поскольку и отдаленно не напоминает истину. В логической же части своей аргументации утверждал, что предопределение не может быть двойным ввиду особых свойств Вседержителя. Бедолага дедушка на небесах не только одинок, но и фундаментально прост, по каковой причине не в состоянии осуждать на гибель и награждать спасением одновременно. До сих пор это была критика, а позитивно была предложена весьма благолепная асимметричная идея. Богу полагалось выписать премию за то, что он помогал праведникам обрести Царство Небесное, но ни копейки штрафа за жестокое наказание для грешников.

Знатоки истории моделей из предыдущего абзаца, конечно же, дедуцировали то, что Эриугена находился под очевидным влиянием моделей неоплатонизма. Вы, как обычно, не ошиблись, браво, друзья мои! И в самом деле, именно ему задняя половина тела Христова была обязана появлением в ней занозы сочинений псевдо-Дионисия. Эту скоромную пищу душевную подложил своим собратьям по вере византийский император Михаил II-й. А успешно переработал ее потроха во французскую колбасу известный нам гурман греческого языка из Ирландии. Более того, сам с превеликим удовольствием ее пожирал. Следы этого пиршества особенно хорошо заметны в его magnum opus – Periphyseon (он же De divisione naturae, он же «О природах»). Построенное в форме диалога между учителем и учеником, это философское здание покоится на фундаментальном метафизическом делении всего сущего по критериям сотворенности и способности творить. Не надо быть математиком, чтобы сообразить – пара битов дает ровно четыре возможных комбинации. Две категории вполне очевидны – это несотворенный Творец и мы с вами, беспомощные смертные твари. Третью группу – неавтономных сущностей, умеющих творить, — образовали «первопричины», т.е. платоновские формы-идеи, организующие миру форменную теофанию. Но каких же несчастных определить в самую последнюю графу – несоздающих и несозданных?! Здесь на помощь приходит фирменный плотиновский круговорот божественного в природе. Эманации, исходящие от Всевышнего, обязаны воссоединиться с Ним, успешно зацикливая великое таинство. И нам с вами пора закруглять эту статью. Сделаем мы это регистрацией модельной двойни, рожденной двойным агентом темных и светлых сил. Одна из его дочурок – слева – сгинет в пьяном угаре рая мистицизма и чтототеизма. Другая, справа – насладится многочисленным потомством в аду материализма и физикализма. Что поможет вере и мере?! Только союз. Соединительный союз «и».

А что поможет нашей истории моделей добраться до дня рождения науки, который бывает только раз в тысячелетие? Боюсь, что нам не удастся обойтись без схоластов. И их дело тоже было — труба. Что необходимо для того, чтобы пойти в первый раз в первый класс? Даем модельный газ – в Блоге Георгия Борского!

Модели, предложенные в целях концептуализации исторических событий и оценки деятельности исторических личностей, являются интеллектуальной собственностью автора и могут отличаться от общепринятой трактовки.

Ответьте на пару вопросов
Что разделяет веру и меру?

Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top