1254 Комментарии0

Статья "44 Этап «Ответы на вопросы подписчиков»" из цикла Ответы на вопросы подписчиковОтветы на вопросы подписчиков

Нельзя ли раздобыть такое абсолютно прочное идеальное знание, которое не окисляется в принципе? Причем желательно кристально чистым путем? Например, из чистого источника Божественной премудрости? Или прекрасного мира чисто Платоновских идей? Или хотя бы посредством применения чистого разума? Боюсь, что история науки убедительно доказывает — это чистое недоразумение.
Скачать PDF
Другие статьи из этого цикла

Ответы на вопросы подписчиков

44 Этап «Ответы на вопросы подписчиков»

Нельзя ли раздобыть такое абсолютно прочное идеальное знание, которое не окисляется в принципе? Причем желательно кристально чистым путем? Например, из чистого источника Божественной премудрости? Или прекрасного мира чисто Платоновских идей? Или хотя бы посредством применения чистого разума? Боюсь, что история науки убедительно доказывает — это чистое недоразумение. Без мутноватого ручейка эмпирики вообще ничего не получится. Приходится засучить рукава, раздобыть сапоги повыше и копаться в совершенной грязи скользких фактов. Да и тогда – намыть чистое золото или обнаружить бриллианты чистой воды истины нам вряд ли суждено. Означает ли это, что мы должны решительно отречься от нечистой силы разума мира нового и с молитвой и постом выбрать веру старого? Или то, что не стоит и стараться – все равно все усилия напрасно? Или может быть то, что надо пуще трясти экспериментальными данными через сито и поменьше философствовать на отвлеченные темы?

Сегодня я решил в целях внесения разнообразия в свою деятельность (все же она творческая, а не алгоритмическая) и перевернуть статью с больных ног на здоровую голову. Академия очевидно учится ходить, что мы постараемся вылечить помочами новой стратегии отбора заданий на конкурс. Уверен, что это детская болезнь роста, полезная для устойчивого развития в будущем. Зато мы наблюдаем неожиданное возрождение плохо забытого старого. В прошлый раз я пожаловался на хилую струйку поступающих мне от читателей вопросов. В этот с удовлетворением могу констатировать, что интенсивность этого потока выросла ровно в четыре раза. Не буду более тратить свое скудное время и Ваше обильное внимание на предисловие, сразу начну его разгребать…

1.Ваши впечатления о книге Иммануила Канта «Критика чистого разума»

Первый параграф этой статьи можно считать вводным к этому вопросу. Приятно видеть интерес аудитории к классикам философии. Немного портит мое удовлетворение этим фактом то соображение, что этот материал у нас запланирован на будущее, правда, далекое. Не только у Бога один день как тысяча лет, у нашего Блога (с поправкой на порядок-другой-третий, все же до Всевышнего нам далеко, он на небеси, а мы на грешной земле) сравнимая скорость продвижения по анналам истории. Возможно, Вы не заметили, где-то недавно мы как раз разменяли первую из них. По очень примерным оценкам на вторую уйдет не меньше времени. Зато потом мы резко замедлимся синхронно с экспоненциальным ростом количества искомых нами ментальных моделей. Значит, до Канта доберемся годика через два-три. Тем не менее мне очень не хочется повторяться. Я так решаю – фокус нашего блога на истории развития моделей, поэтому сейчас я освещу этот вопрос малым количеством люменов, большее внимание уделив современному восприятию книги и «своим впечатлениям».

В целом, это делает мою сегодняшнюю задачу не проще, а значительно сложнее, поскольку, по моему мнению, свою полезность эта книга давно потеряла и вряд ли когда-либо снова обретет. Ее существенное значение осталось в истории. Очень вкратце о нем. Контекст создания этого произведения хорошо понятен. По признанию самого человека с именем Иммануил, его из «догматической спячки» выудил Дэвид Юм своим не в меру резким призывом отправить всю рационалистическую философию в костер. Что это такое? Если очень грубо представить себе историю философии, то в ней с самого начала присутствовал конфликт между эмпириками, не чуравшимися собирать приземленные данные (с оговорками, Аристотель) и любителями чистых возвышенных идей (Платон). В пост-революционную (имеется в виду научно-техническая революция) эпоху флору эмпирицизма в основном выращивали избранные представители фауны Британских островов – здесь главными героями были Локк, Беркли и Юм. Впоследствии из их посева выросли позитивизм, бихевиоризм и т.п.. Яркими примерами философов рационалистического крыла являлись континентальные мыслители – прежде всего Декарт, Спиноза и Лейбниц. Именно Иммануил Кант и взял на себя роль заботы о процветании этого эволюционного ментального древа, поскольку ухаживал за ним он сам.

Принято считать, что в своей работе он осуществил синтез двух вышеупомянутых направлений. С моей точки зрения речь шла скорее о попытке определения того домена чистого разума, того огорода, на котором можно было спокойно продолжать заниматься разведением метафизических спекуляций, защитив его от набегов из-за Ла-Манша. Успешной попытке. Нельзя утверждать, что «Критика чистого разума» (и прочие Кантовские «Критики») создала фундамент для величественного здания немецкой философии, которое мы величаем классической. Тем не менее совершенно точно, что определенные ментальные модели сей книги послужили краеугольными кирпичиками в этом строительстве. Тем самым опосредованно Кант оказал воздействие на формирование тех хорошо известных нам с Вами ментальных моделей, от липких щупальцев которых России не удавалось избавиться на протяжении семидесяти лет.

Пара слов о содержании книги. Знаменитая «вилка Юма» поставила знак равенства между аналитическими истинами (т.е. высказываниями, дедуцируемыми из определений), априори (до/без эмпирики) и необходимыми (т.е. строго демонстративно истинными) утверждениями. Не без оттенка презрения, поскольку что толку в тавтологиях? Кант же поставил себе задачей доказать существование синтетических (т.е. полезных) и одновременно априори (т.е. получаемых исключительно чистым разумом) истин. Львиную долю своей книги он посвятил доказательству этого утверждения, составив целый каталог «аппаратно-встроенных» в людей понятий. К их числу он отнес, например, пространство и время, картезианское cogito, свободу воли и многие другие интуитивно ощущаемые нами нейронные сети и подсистемы. Собственно, до этой точки (а это добрая половина книги) речь шла вовсе не о «критике», а об изучении способностей чистого разума. По пути к вышеописанной цели ему пришлось ввести многочисленные модели, интересные сами по себе. Среди них особо выделялся так называемый «трансцендентальный идеализм», который постулировал отличие вещей, данных нам в ощущениях, от «вещей в себе». Наконец, заточив инструментарий, Кант применил его для решения ряда важных метафизических проблем, среди которых особо выделялась задача доказательства существования Бога. Он, в частности, осмелился утверждать, что она неразрешима средствами чистого разума. К небесной тверди дымом ушли сожженные им т.н. онтологический, космологический и физико-теологический (он же «от дизайна» или телеологический) аргументы. Собственно, в этом и заключалась пресловутая «критика». В целом это произведение является ярким примером продуманной и законченной философской системы. В ней есть общая тема — все начинается с фундамента из базовых общих посылок, из которых потом возводится монументальное здание ментальных моделей.

Давайте теперь покритикуем «критику» с высоты современных представлений. Начну с размежевания истин на аналитические и синтетические. Для Канта 7+5=12 базировалось на эмпирике, поскольку он здесь в анамнезе видел подсчет на пальцах. Его можно понять – геометрия Лобачевского-Римана, первенец на пути абстрагирования математических моделей от физической реальности, ему не была известна. Процесс был тогда еще в самом зародыше. Но теперь-то мы знаем, что они все по существу являются созданными людьми ментальными конструкциями. Придумываются целые миры и правила игры в них, которые потом тщательно исследуются. Ряд положений удается напрямую логически вывести из начальных правил. В этом смысле все они тавтологии, однако штука в том, что ничего позорного в этом нет. Когда Юм обрушивал свою критику на подобного рода истины, он имел перед глазами что-то типа 1=1. Однако огромное количество математических утверждений далеко не так очевидны. Работа математика на самом деле зачастую немногим отличается от эмпирического исследования. Проблему Гольдбаха (о том, что любое четное число больше 2 может быть представлено в виде суммы двух простых чисел) никто до сих пор дедуктивно не разрешил. Вполне может оказаться, что она является одних из тех недоказуемых утверждений, примеры которых обнаружил Гедель. Наконец, если детерминизм прав и мы с Вами проживаем в огромной Вселенской машине, то в чем разница деятельности экспериментального физика и фундаментального математика? Оба изучают свойства моделей. Разве что физик (в отличие от математика) не знает тех правил, которые легли в их определение. А если бы мы их знали, те первичные правила, то смогли бы дедуцировать из них хотя бы законы Ньютона? Или дедуцировать их Геделевскую недедуцируемость? Или доказать невозможность их недоказуемости по методу Геделя?! Априори ответ на эти вопросы неочевиден. Обобщая, математические модели крайне полезны. С их помощью удается обнаружить очень интересные (пусть и тавтологические) истины. Эти находки удается превратить в нечто практически осязаемое в тот момент, когда обнаруживается их изоморфизм с физическими процессами.

Слово «эпистемология» (раздел философии, изучающий «знание») еще не существовало во времена Канта. Как и большинство рационалистов, он ставил перед собой запредельный эпистемологический идеал – его интересовало только непробиваемое железобетонное знание (Аристотель назвал бы его демонстративным или аподиктическим). В контрасте с этим подходом эмпирицисты постулировали градации уверенности в том знании, которое нам удается раздобыть, причем полюса вечных истин полагалось достичь невозможным в принципе. В попытке обнаружить такой модельный Эдемский сад Кант обратился к интуиции. Во многом он был прав. Конечно же, с точки зрения современной науки ex nihilo nihil fit — у человека и в самом деле очень много встроенных понятий, служб и представлений. Конечно же, tabula rasa эмпирицистов неадекватно описывает нашу психику -без определенного встроенного функционала эту пустую доску ничем порядочным не заполнишь. Конечно же, человек обучается далеко не только посредством простой ассоциации идей – как это утверждали эмририцисты. С аппаратным списком наших особенностей Канта можно и нужно спорить, но дело вовсе не в этом. Как из наличия множественных генетически запаянных ПЗУ-шек вывести искомую эпистемологическую надежность выводов, построенных на их анализе?

Здесь мы вплотную подходим к знаменитому «трансцендентальному идеализму». Что это такое? Не верьте глазам своим, устремленным в Ваши учебники философии для начальной школы. На самом деле в истории существовало огромное количество интерпретаций того, что именно Кант имел под этим в виду. Его высказывания в разных местах весьма противоречивы. Он был точно против подхода Беркли, который вовсе не верил в существование какого-либо физического мира вовне нашей психики. Он не был согласен и с «систематическим сомнением» Декарта. Но он и явным образом открещивался от любого реализма, постулирующего объективное по отношению к нам существование материи (или нематериальных идей-моделей). Что же тогда он имел в виду под «вещами в себе»? Моя догадка в том, что Кант понимал, что его логический вывод «от интуиции к истине» является классической энтимемой. Для того, чтобы он был принят, не хватает закона природы, который бы постулировал, что все наши встроенные функции гарантируют возможность опоры на них при построении истинных моделей внешнего мира. Именно поэтому ему пришлось оговориться о том, что речь идет только о понятиях, данных нам в ощущениях. Они в принципе не совпадают с «вещами в себе». При этом он вовсе не хотел высказываться об их онтологическом статусе – существуют ли и если да, то как.

Вероятно, многих интересует тематика доказательств существования Бога. Их Кантовская критика совершенно правомочна. И на самом деле, с точки зрения современной науки они неубедительны – если что-то они и доказывают, то совсем не то, что хотелось. Однако по своим временам это должно было восприниматься шокирующе. Представьте себе, что кто-то в нынешней Америке попытался бы опровергнуть преимущества демократии? Или в Европе толерантность? Или в каком-нибудь Тамбове организовал бы референдум по присоединению к Швейцарии? Интересно, что Кант категорически отверг не только вышеупомянутые доказательства, но и отнес эту проблему к принципиально нерешаемым. И здесь он, скорее всего, был прав, но только по отношению к своему чистому эпистемологическому идеалу чистого трансцедентального рассуждения чистого разума. Грязной эмпирикой прощупать метафизику можно, пусть полученное знание и не будет демонстративно-чистым. Это говорит Георгий Борский. Говорит и доказывает – тем, кто этого пожелает. Кстати, впоследствии (в следующей по счету Критике – практического разума) Кант исправился и придумал свое собственное доказательство существования Всевышнего – от морали. Однако разбор этого важного этического произведения лежит за пределами моих обязанностей по ответу на текущий вопрос.

Я еще должен высказаться на тему личного впечатления об этой книге, и это как раз очень легко, поскольку мое прочтение сопровождалось достаточно интенсивным инсайтом. Которые обычно сопровождаются эмоциональными состояниями. Которые обычно сопровождаются облегченным запоминанием произошедшего. Помнится, я размышлял над т.н. «трансцендентальной эстетикой» — это как раз рассуждение Канта о том, почему понятия пространства и времени нам даны прежде любого опыта. Я сначала представил себе некое множество сенсорных данных, поступающих на вход нашей психики. Мы же теперь знаем, что нами с датчиков вовсе не готовая картинка снимается, значит, это просто некий набор данных. Их можно было упорядочить по-разному. Например, в одном измерении, по алфавиту. Или в двух, как на шахматной доске. Почему тогда в нас запаяно именно три? Очевидный ответ – поскольку эта репрезентация хорошо согласуется с нашей последующей деятельностью. Помимо расположения отдельных точек в картезианских координатах, нам удается именно в этом ментальном представлении успешно решать ряд практических задач. Среди них прежде всего выбор направления движения и расчет расстояний, т.е. метрика.

До сих пор это был в принципе стандартный ход рассуждений на заданную тему, который обычно приводит современного человека к мыслям о теории относительности. Там ведь эта метрика пространства портится его искривлением. Должен сознаться, что мне чисто эстетически всегда претила идея навесить на пространство какие-то дополнительные функции. Это ведь за неимением ничего лучшего, из-за того, что материей единой здесь не обойтись. Возможно поэтому мои мысли внезапно скакнули совсем в другую сторону – что-то бессловесное замкнуло контакты. Не может ли существовать такой мир, в котором определена метрика между … ментальными моделями (или хотя бы направление от одной к другой)? В общем-то, это и был тот самый инсайт, о котором я говорил. Непосвященному будет сложно понять, что именно меня привлекло в этой идее. Философы часто оперируют схожими понятиями в рамках формальной логики. Однако, рисуя овалами области истинности тех или иных пропозиций (диаграммы Венна), они при этом не пытаются постулировать расстояния между ними. Где же может находиться этот мир моделей при условии наличия в нем меры? И какая в нем возможна жизнь?

Чуть подумав дольше, я обнаружил искомый мир … у нас в голове. И в самом деле, большинство задач, которые мы решаем ежедневно, состоят в вычислении преобразования текущей ситуации (модели) в желаемую. Например, когда мы распознаем образы, то целевой моделью является запрос на понимание ситуации. Или, когда нечто хотим, то пытаемся достичь идеального состояния мира. Положим, сейчас Вы едите попкорн. Планировщик внутри нас знает семантические расстояния! Он находит для организма наиболее оптимальный путь к сытости, причем даже помимо Вашего сознания, которое, я надеюсь, занято сейчас перевариванием моего текста. В простых случаях граф возможных преобразований моделей готов и запаян в нашей нейронной сети. Задача заключается, таким образом, в вычислении на нем кратчайшего пути.

Но как тогда быть с более хитрыми запросами, например, на творчество? В этом случае фиксированной цели нет, зато задано направление для поиска. Не очень понятно, как это реализовать в нашем последовательно-материальном мире. На полу известной Вам Вальс-Комнаты не расчерчены аксоны и синапсы готовых нейронных траекторий, зато в ней модельные пары «знают», куда именно им следует танцевать — они растут в заданную сторону. Можно предположить, что при наличии достаточной энергии (или времени) успех гарантирован. В этом случае интересно отметить, что столь невинная философская спекуляция, всего лишь единственная экономная гипотеза, достаточна для предания всему процессу свойств гиперкомпьютера, т.е. математического объекта, который сможет справиться с комбинаторным взрывом. И как же перемещаться в таком пси-пространстве? Какая у него, например, размерность? Здесь отношение расстояния нетранзитивно и даже нерефлексивно. Здесь бесконечное количество осей. Здесь искомое будущее задает вычисления в настоящем. Здесь уже есть смысл, но еще нет разума… Чудны дела твои, ВК!
Каким образом я пришел к этой чудной модели? Разве только чистым разумом? Разве не смесью эмпирики с рационалистическими построениями?

2. Молния это тонкий шнур плазмы с заостренным концом, и разряд выбирает зигзагом в какую точку направить всю свою мощь. Трещина на ветровом стекле прокладывает свой извилистый путь. Электромагнитные волны выбирают («вынюхивают», как говаривал Р.Фейнман) направление своего распространения, будучи сферическими. Можно ли говорить о свободе воли у этих процессов? Какой принцип заставляет их вести себя именно так, а не иначе? Процессы в человеческом сознании протекают по такому же принципу? Свободен ли человек в своих умозаключениях при моделировании окружающей реальности?

Обычно еще упоминают микрочастицы, которые летят из будущего в прошлое и прочие проделки квантовых штукарей в пространстве Гильберта. Или бабочку в бассейне реки Амазонки, которая вызывает дождичек в Питере. В четверг. Этот список загадок природы можно продолжать до бесконечности. Но бесконечность бесконечности рознь, по любимому высказыванию диагонали Кантора. Физикам все же лучше заниматься поиском обобщений в среде своих экспериментальных данных. Поиск метафизических обобщений для моделей физиков все же лучше предоставить философам. Итак, мы снова свободным волеизъявлением возвращаемся к надоевшей всем свободе воли. И это неслучайно, поскольку вопрос этот непростой. Хорошо, давайте сегодня копнем чуть глубже. А поможет нам в этом Иммануил Кант – мы как раз с его подачи заготовили для этого новый чистый инструмент.

В целом, непросто найти современных философов, которые бы полностью отрицали свободу воли. Почему? Видите ли, проблема в том, что никто не желает воевать с ментальными моделями «моральной ответственности», «вины» и «наказания». Раньше рассуждали от Бога – коль скоро Он справедлив, то не станет наказывать или награждать без наличия свободы воли. Сейчас рассуждают от устоявшейся практики – коль скоро у нас разведен целый аппарат юстиции, то на каком основании мы можем судить людей (в предположении, что они суть биороботы и вовсе не могли сделать незапрограммированный заранее выбор)? Поэтому это аксиома, принимаемая без доказательств. Основные дебаты ведутся на других направлениях. Если мир полностью детерминирован, можно ли это совместить с искомой свободой воли? Есть ряд философов, которые считают, что проблем нет. Но многие другие полагают, что все же есть. Интуитивно понятно, что в этой игре наверняка что-то не так. Существуют и формальные логические доказательства, которые я готов предъявить всем желающим по отдельному запросу.

Если совместимости с детерминизмом нет, то выбор очевиден – недетерминизм?! Именно эту точку зрения я защищал, аргументируя от уравнения Шредингера и интроспекции. Однако и здесь не все так просто. Положим, наш выбор чисто случаен. Кто тогда, например, виноват в свершенном преступлении – человек или Госпожа Фортуна? Получается, что свобода воли несовместима и с недетерминизмом? Давайте разбираться. Очевидно, что какая-то модель тут зарыта в самом понятии случайности. Что это вообще такое в самом общем философском смысле? Если говорить о затронутой в вопросе физике, то вероятность наступления события измеряет его степень хаоса/энтропии против порядка/информации. Когда показания этого градусника отличаются от 0.5, это говорит нам о наличии скрытой закономерности-модели. Измерять ее предполагается на большой выборке, чем больше, тем она будет репрезентативнее (т.е. оценка точнее).

Что тогда, собственно, происходит, когда люди делают тот или иной выбор в предположении истинности недетерминизма — например, соврать или сказать правду? Какова может быть механика процесса? Для начала отметим, что и в этой модели в подавляющем большинстве случаев наше решение рационально и предсказуемо, т.е. детерминировано. Оно следует из того набора ментальных моделей, в которые мы верим. Нам в голову приходит мысль или желание – мы оцениваем ее адекватность тем или иным образом (дедукцией или интуицией), затем (при высокой оценке) одобряем. Тем самым ее как раз и изъявляем, волю пресловутую. И только в очень редких случаях перед нами встает такая дилемма, которую мы не в состоянии разрешить – доводы «за» уравновешиваются доводами «против». Случаен ли наш выбор в этих критических случаях? С первого взгляда да – как это иначе организовать? Со второго взгляда нет – ведь, в отличии от классической вероятности, мы имеем дело с единичным случаем против массовых повторов. С третьего опять да – чтобы в этом убедиться, проделаем любимый философами мысленный эксперимент, в котором в некотором выдуманном мире Всевышний своим указом постоянно возвращает мир к состоянию перед сделанным выбором – как в «Дне сурка». Если горячо помолиться, то он сделает это для нас так часто, что мы сможем набрать информацию для приличной базы данных. Полученная статистика даст нам искомую вероятность произведенного решения, не так ли? Но, уверяю Вас, Бог четверку любит не меньше тройки. Если подумать еще чуть подольше, то, с четвертого взгляда, у нас нет ни малейшего основания утверждать, что это вычисление когда-либо сойдется к одному и тому же значению (0.5 или любому другому). Она вполне может продолжать флуктуировать. Тем самым количество хаоса измерить не удастся — в резком отличии от обсужденного выше понятия вероятности в физике.

Если не случайно, то как тогда организуется волеизъявление в недетерминированном мире? Давайте пофантазируем. Может быть, модель ВК и в данном случае поможет нам с объяснением этой загадки? Что, если, ища решения неразрешимой на локальных ресурсах задачи, мы отправляем ее на исполнение в мир моделей? Там ведь всегда существует направление-градиент. Это может быть, например, наше собственное ощущение прекрасного. Если по этому критерию нет предпочтений, то его роль выполнит кумулятивное подводное течение общих желаний. Если и здесь неудача, то сработает далекая звезда общей тенденции моделей к развитию. В этой трактовке свобода воли реализуется вовсе не при помощи механизма случайности. Действия человека недетерминированы в том смысле, что они заранее не определены и в принципе непредсказуемы. Странные динамические колебания странной игры по имени жизнь определяют странный аттрактор ответа на заданный самому себе вопрос. А ну как полученное решение будет вовсе не в наших интересах? А ну как это гигантская ошибка? Запросто – наше дело на них учиться, чтобы не делать в будущем.

Но если в них виновата паршивая ВК, то почему наказывают нас? Вопрос совершенно резонный, и я боюсь, что на него нет ответа без ревизии наших моделей «вины» и «наказания». На самом деле, что бы неприятного ни произошло, в интересах общества, прежде всего, гарантировать, дабы это не повторилось в будущем. Обязательно ли это делать посредством примитивной бонус-системы под названием «наказания»? Это собак Павлова обучают кнутом и пряником. У людей есть разум, при помощи которого они в состоянии перенять чужие ментальные модели. У людей есть разум, при помощи которого они в состоянии выдрессировать свое подсознательное – робота внутри себя. У людей есть разум, при помощи которого они в состоянии развиваться. Но чтобы мы могли прийти к эре милосердия, где болезни общества более не будут лечиться исключительно ампутациями-наказаниями, необходимо одно условие – вера в меру. Человек, который отождествляет себя со своими ментальными моделями, не воспринимает аргументы и факты. Только воспарив «над верованиями», он станет по-настоящему свободен от них. Только тогда возможно будет разбить оковы модельного рабства. Только тогда будет реально разработать терапевтические разумные средства исцеления социальных недугов.

3. Почему мы говорим, что Бл.Августин первому “удалось сформулировать общий принцип интенционализма – именно намерение (которого не видно) определяет бифуркацию действий человека на добро и зло”? Чем его интенционализм отличается от “правильного воззрения и правильного намерения” Будды Гаутамы? Возможно, как раз удачным олицетворением Бога? Удачным синтезом с язычеством? Все-таки, непознаваемое Ничто буддизма — слишком абстрактная вещь, а совершенно неясно, каким образом относится к самому человеку.

У меня встречный вопрос. А зачем останавливаться на Будде? Давайте вспомним Моисея с его последней заповедью декалога. Или еще более древнего Заратустру, выступавшего с программой очищения мыслей? Или может быть даже неизвестного исторической науке, но гениального австралопитека в глубинах эволюционного потока? Многие люди в разные века подозревали, что содержимое наших мыслей имеет какое-то отношение к тому, как они живут. Многие люди в разные века разрабатывали похожие друг на друга ментальные модели. Некоторые из этих нематериальных созданий быстро кончали свой век вместе со своими двуногими носителями. Другие жили долго и счастливо, принося обильное потомство. Думаю, что нет оснований принижать достижения св. Августина адумбрацией его этической теории. Конечно же, он стоял на плечах гигантов. Но поэтому и видел дальше других. Это был интересный и оригинальный мыслитель.

Конкретно о буддизме. Бл. Августин разработал все же не абы что, а настоящую Этическую Систему. Давайте по порядку разберем оба слова. Этическую – эта наука занимается изучением правильного поведения людей для жизни в нашем мире. Будда же предложил набор правил, регулирующих (пусть и ментальное) поведение людей для ухода из нашего мира. Систему – см. выше в материале про Канта — это когда из базовых моделей дедуцируются все остальные. Св. Августин строил свои ментальные модели на философских спекуляциях чистого разума и эмпирике священных библейских историй. На чем основывались благородные истины Будды? Разве что на его собственном авторитете? При всем уважении к этому мыслителю, его ментальные модели не тянули на ранг философских.

4. Очень для меня непонятная загадка. Вот, еду по плоскачу с крейсерской скоростью. Меняется направление, градиента нет, ветра нет, но велик встаёт, не хочет ехать, приходится выдавать ватты Но вот опять, к примеру, меняется направление, небольшой градиентик в гору и колеса сами покатились( В Гору!!) Не могу понять, почему так происходит. Пробовала выследить направление, но у нас частые ветра, и чистоты эксперимента трудно добиться.

К сожалению, для основательного ответа на этот вопрос мне критически не хватает эмпирических данных. Требуется как минимум знать параметры покрытия дороги для определения силы трения. Точная скорость необходима для расчета инерции (по первому закону Ньютона). Точные ватты необходимы для расчета ускорения (по второму закону Ньютона). Боюсь, что весь этот таинственный феномен проще всего объяснить некорректным обобщением, основанным на субъективной оценке ситуации. Чуть меньше чистого разума, и все будет в порядке.

Вопросы закончились, перехожу к Академии. На конкурс был задан следующий вопрос:

По мнению ранних христиан обычное человеческое общество было миром, временно находящимся под властью Сатаны, который должен был в скором времени быть разрушен; в таком мире небольшая группа, собравшаяся под крышей церкви, не могла принимать участие; единственная позиция, которую они могли занять по отношению к нему, была пассивная враждебность». (Sidgwick H. Widgery A.G. Outlines of the History of Ethics).

Cогласны ли Вы с тем, что христианская мораль и сейчас влечет за собой социальную пассивность?

Должен покаяться – немного не рассчитал своих сил. На подробный разбор нескольких полученных домашних заданий у меня просто не хватило времени. Их общая проблема, однако, в том, что голословными спекуляциями чистого разума здесь ограничиться никак нельзя. Требуется обратиться к презренной статистике. Поскольку никто этого не сделал, то и оценок в этот раз никто не заслужил. Ниже я попробую привести образец взвешенного суждения.

Сиджвик был прав, когда ругал раннее христианство, обвиняя его в социальной пассивности, даже враждебности. Это заключение покоится на многих известных нам исторических фактах. Вот в этой статье можно прочитать об этом подробнее. Информацию об этой социальной позиции можно найти и во многих других моих статьях, например, здесь о государстве – Вавилонской блуднице. И после победы христианства в отдельно взятой империи очень долго сохранялись подобные тенденции — вспомним хотя бы отшельников и монахов. Многие люди фокусировались на задачи спасения собственной души, а не на суете сует нашего бренного мира.

Однако ошибочно было бы утверждать, что с тех пор христианство не изменилось. Прошло две тысячи лет. Преграды многих не самых удачных библейских однострочников были постепенно преодолены. Их размидрашили и на том успокоились. Христиане прошли вместе с человечеством огромный путь. Поэтому априори мы не имеем права утверждать, что воз и ныне там — требуется запачкать чистые ручки нестерильными данными. Самим раздобыть их проблематично, но, слава Интернету, можно банально погуглить. Вот именно это я и сделал, и очень быстро нашел с виду вполне респектабельный источник информации – результаты свежего социологического опроса. Прошу всех желающих с ним ознакомиться:

46 ЭТАП. Звездное небо внутри, изображение №1

Из вышеприведенной статистики очевидно, что православные находятся примерно на среднероссийском уровне. Базируясь на этих данных, на заданный академический вопрос мы должны дать отрицательный ответ. Кстати, католики и особенно протестанты заметно выделяются на общем фоне. Возможно, это говорит нам что-то существенное об отличиях тех ментальных моделей, в семантических направлениях которых эти конфессии маршировали за свою долгую историю. Что именно, как Вы считаете?

Небольшое отступление перед самым звонком. Я еще не писатель (в популярном жанре), а только учусь. Поэтому мне зачастую бывает трудно передать свое истинное настроение словами. Предполагаю, что финалы моих статей многими воспринимаются исполненными фальшивого пафоса. На самом деле его там нет. Вы так не читайте, Вы по-другому читайте — из предположения, что я говорю тихо, спокойно и без надрыва.

Итак, что у нас сегодня под чертой? Наука строится все же и не на грязной эмпирике, и не на чистом разуме, а на их успешной комбинации. Наука строится все же и не на синтетических истинах и не на аналитических, а на их успешной комбинации. Наука строится все же и не на априори и не апостериори моделях, а на их успешной комбинации. Эмпирицисты были правы, когда настаивали на недостижимости эпистемологического идеала рационалистов и настаивали на тщательном сборе данных. Рационалисты были правы, когда настаивали на более хитрых способах построения моделей, чем ассоцианизм или индуктивная логика. Только стоя на земле из фактов, удается заложить фундамент ментальных моделей. Только стремясь ввысь силой разума, удается их построить. Нечистой силой разума.

Напоследок по следам знаменитого однострочника Иммануила Канта. Как нет отдельной эмпирической науки и чистого разума, так нет и отдельного звездного неба над головой (символ познания мира, т.е. науки) и морального закона внутри нас. На самом деле развитие морали и развитие науки — это одно и то же развитие. При помощи религиозных моделей многие люди достигли стадии любви к ближнему своему, а что потом? Высокоморален человек, который желает развиваться. Высокоморален человек, который желает познавать новое. Высокоморален человек, который желает творить модели. Эволюция ментальных моделей морали естественным образом привело человечество к научно-технической революции. Защите этого тезиса я посвящу ряд будущих статей. А пока давайте обновим мудрое изречение замечательного философа.

Одна вещь всегда будет развивать человека – бескрайнее небо разума внутри него. С его помощью в грязной эмпирике удастся найти прекрасные чистые звезды ментальных моделей и зажечь с их помощью свет новой счастливой жизни. Узрите звездное небо у себя внутри…

46 ЭТАП. Звездное небо внутри, изображение №2

Модели, предложенные в целях концептуализации исторических событий и оценки деятельности исторических личностей, являются интеллектуальной собственностью автора и могут отличаться от общепринятой трактовки.

Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top