759 Комментарии0

Статья "№67 Все в мире абсолютно" из цикла МетафизикаСовременная философия наукиМетафизикаСовременная философия науки

Неисповедимы пути науки. Забралась уже в такие плодородные дали, что учебники лопаются от ожирения, а всеобщее образование страдает от приступов гиподинамии, и не пытаясь за ней угнаться. Да что там – в ряде отраслей знаний только узкий привилегированный класс посвященных жрецов в состоянии проникнуть в сакральный смысл хитроумной нотации и терминологии, таинств и обрядов.
Скачать PDF

№67 Все в мире абсолютно

Неисповедимы пути науки. Забралась уже в такие плодородные дали, что учебники лопаются от ожирения, а всеобщее образование страдает от приступов гиподинамии, и не пытаясь за ней угнаться. Да что там – в ряде отраслей знаний только узкий привилегированный класс посвященных жрецов в состоянии проникнуть в сакральный смысл хитроумной нотации и терминологии, таинств и обрядов. Только пронырливые журналисты, малоизвестные блогеры и всякие разные прочие популяризаторы ученых премудростей еще пытаются наладить на базе богатого урожая знаний производство пищи духовной для народа. Это дело не опасно, но трудно, и посему иногда приводит к совершенно непредсказуемым попкорновским эффектам. Возьмем для примера теорию относительности, которую мы обсуждали в предыдущей статье. Ее слова и формулы почему-то отразились в мемосфере не в меру популярным глубокомысленным изречением «все в мире относительно». Строго говоря, Альберт Эйнштейн как раз пытался достичь прямо обратного — отловить рыбку инвариантности в бурном океане различных систем отсчета, инерциальных и всех остальных. Уж во всяком случае он никак не претендовал на столь могучее обобщение и последующее активное обращение сего однострочника. Что именно здесь имелось в виду под «все»? Неужели все-таки движение?! А может быть вожделенная истина?! Или неуловимый смысл?! Или граница между добром и злом?! Под общей вывеской «релятивизм» и в самом деле собралось уже товарное количество самых разнообразных философских моделей. Но если под «все» понимать буквальное все-все-все, то, как хорошо известно, это утверждение опровергает самое себя. Ведь оно тогда тоже попадает в категорию «относительных». В цели этой прелюдии не входило запутать вас в трех силлогизмах. Просто сегодня я хотел поговорить о детской болезни абсолютизма в философии пространства (и времени), и мне требовалось предупредить аудиторию, что «все» в заголовке имеет ограниченное риторическое значение…

Может быть, не в самом начале, но где-то неподалеку от него был хорошо известный нам Альфа-мудрец Аристотель. В своих многочисленных трактатах он среди прочего предложил и даже логически обосновал оригинальные ментальные модели физики. Вселенная представлялась ему в виде конечного шара, в геометрической кочерыжке которого располагалась наша Земля. Это ее центральное положение было отнюдь не почетным, а, напротив, самым поганым из всех возможных. Там постоянно варился суп из четырех первоэлементов – земли, воды, воздуха и огня. Там все постоянно создавалось и разрушалось. Там постоянно правил бал Сатана – в последующей монотеистической интерпретации ад был расположен литерально под ногами. И такой бардак простирался вплоть до Луны, за которой начинался надлунный мир, функционировавший по принципиально другим законам. Он был насквозь пропитан пятым веществом (на латыни квинтэссенцией) – эфиром. Будучи в нем заспиртованы, небесные тела могли вечно продолжать свое движение по правильной окружности без необходимости проведения профилактического ремонта. Весь космос заканчивался неподвижными звездами, которые, впрочем, тоже участвовали во вращении собственной сферы с бешеной суточной скоростью. Всевышний восседал литерально на небесах. Для нас интересно подчеркнуть особый абсолютистский характер пространства перипатетиков. Некоторые его точки были точнее других, например, божественнее. И некоторые направления были правильнее других. Скажем, обнаруживалось важное отличие «низа» от «верха» — те предметы, в которых было больше земли или воды, ставили себе целью жизни достичь первого, а воздушно-огненные особи стремились ко второму… Из произведений античных времен следует обратить особое внимание еще и на классику Евклида. Впоследствии оказалось, что это продукт чистого дедуктивного разума, математическая абстракция. Тем не менее, очевидно, что «Элементы» (на русском принято название «Начала») создавались по образу и подобию окружающего нас пространства и долгое время верой и неправдой служили его элементарной моделью.

Наша следующая остановка на крутых виражах истории науки приведет нас в семнадцатый век христианской эры. В нем Рене Декарт обнаружил замечательный способ преобразовывать геометрические проблемы в алгебраические или наоборот. Сделать это позволила система координат, получившая впоследствии название картезианской. В ней каждая точка Евклидового объемного пространства получила три цифры на рукаве, позволяющие ее однозначно идентифицировать. Это модель модели, и здесь я смиренно попрошу вас закрыть учебники и открыть свой ментальный взор на тот факт, что они отнюдь не идентичны друг другу. Дело в том, что алгебра оперирует рядом понятий, атрибутов чисел, которые отсутствуют в геометрии. Теперь стало возможным утверждать что-то типа “координата x в полтора раза больше y”, тогда как в изначальной модели это высказывание не было востребовано, хуже того — просто не имело смысла. Будущий сэр Исаак Ньютон, конечно же, неслучайно назвал свою нетленку «Principia». Это была претензия на претензии одноименной работы праотца современной философии – построить прочный фундамент для величественного храма науки. Хорошо известно, что именно ему это сделать удалось. Безусловно, будучи типичным натурфилософом своей эпохи, он не смог обойти вниманием метафизическую природу пространства. Согласился со своим великим предшественником в несогласии с Аристотелем – Вселенная изотропна и гомогенна (т.е. в ней нет привилегированных направлений или мест). Но не принял густой кисель его космоса, утверждая возможность существования пустого вместилища для тел – т.н. вакуума. А еще его знаменитый первый закон позволил телам не только двигаться прямолинейно с постоянной скоростью, но и пребывать в состоянии покоя. Эта штука могла ему не только сниться лишь по одной причине – он верил в существование абсолютных «координат», причем не только для пространства, но и для времени. Как раз их постоянство и позволяло ему устанавливать факт наличия пресловутого «покоя». И, в самом деле, он сам неоднократно излагал кредо абсолютизма, причем самым недвусмысленным образом. Вот так: «Абсолютное, истинное и математическое время … по своей природе течет равномерно без отношения к чему-то внешнему … Относительное время есть … измерение длительности посредством движения, которое мы обычно используем вместо истинного времени: час, день, месяц, год… Абсолютное пространство по своей природе без отношения к чему-то внешнему остается неподвижным. Относительное пространство суть измерение абсолютного».

Исаак Ньютон никогда не стал бы сэром, если бы не катался как сыр в масле гладких логических выводов. И посему он не просто выдвинул правдоподобную модель, но и обосновал ее при помощи нескольких аргументов, включавших два прославленных молвой мыслительных экспериментов. В первом из них он подвесил к потолку ведро с водой и начал его крутить. Содержимое при этом не поменяло никаких отношений с сосудом, в которое было налито. Тем не менее даже далекому от высокой науки человеку понятно, что края жидкости поднимутся кверху, образуя тем самым внутри вогнутый рельеф условного блюдца или королевства Нидерландов. Как объяснить сей феномен природы, не прибегая к понятию абсолютного пространства? Для того чтобы окончательно вогнать в гроб менталки своих идеологических противников-релятивистов, замечательный мыслитель предложил еще одну вариацию на ту же тему. Представим себе два шара, соединенных друг с другом веревкой. Теперь выкинем из Вселенной абсолютно всю прочую метафизическую мебель, дабы не мешалась. Наконец, запустим их крутиться и вертеться в кромешном вакууме. Напомню, по правилам игры в окрестностях нет совершенно никаких предметов, отношения с которыми нашим сферам можно было бы испортить или даже изменить. Да и друг против друга эти несиамские близнецы сохраняют всю ту же прочную связь. Тем не менее, по натяжению нити мы смогли бы определить не только сам факт их перемещения в пространстве, но и его интенсивность-скорость. Убедительно, не правда ли?! QED?! Неужели все-таки все в мире абсолютно?!

Я задал, конечно же, риторический вопрос, поскольку каждому из вас известен на него ответ. Он размещен в самом конце учебника. Но у прогрессивного человечества прошлого сей кладези премудрости в наличии не было, посему пришлось ему блуждать долгой извилистой траекторией в NP-лабиринтах. Поплутаем немного и мы с вами в моделях относительного пространства — с Блогом Георгия Борского.

Модели, предложенные в целях концептуализации исторических событий и оценки деятельности исторических личностей, являются интеллектуальной собственностью автора и могут отличаться от общепринятой трактовки.

Ответьте на пару вопросов
Похоже, что эта викторина настроена неправильно
Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать
95
Опубликовано: 28.03.2019

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

458
Опубликовано: 26.03.2022

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

394
Опубликовано: 26.03.2022

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской
78
Опубликовано: 28.03.2022

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top