726 Комментарии0

Статья "№7 Ментальные лифты" из цикла Логика, этика, философия сознанияСовременная философия наукиЛогика, этика, философия сознанияСовременная философия науки

Логика – не философский камень, а лакмусовая бумажка. С ее помощью нельзя сотворить благородный металл истины. С ее помощью можно только обнаружить его наличие. Надеюсь, что в ряде предыдущих статей я достаточно обосновал этот тезис. Каким же тогда образом ученые производят свои великие открытия?
Скачать PDF

№7 Ментальные лифты

Логика – не философский камень, а лакмусовая бумажка. С ее помощью нельзя сотворить благородный металл истины. С ее помощью можно только обнаружить его наличие. Надеюсь, что в ряде предыдущих статей я достаточно обосновал этот тезис. Каким же тогда образом ученые производят свои великие открытия? На этот вопрос знает ответ каждый современный школьник (точнее, думает, что знает). Конечно же, при помощи экспериментов. Это в древности люди были такие глупые, что никак не могли догадаться их проводить. Темнота! Зато сейчас мы ого-го! Через это мы и стали счастливыми обладателями чудес техники в виде электронных шпаргалок, Нинтендо и селфи-палок. Ответ, на самом деле, на троечку с минусом. Не таким уж безнадежно отсталым был античный мир. Когда им реально не хватало данных, то они находили способы их раздобыть. Вспомним хотя бы Птолемея с его геоцентрической системой, он ведь самолично производил многочисленные наблюдения за звездным небом над головой (а задолго до него тем же самым занимались Гиппарх и халдейские маги). Экспериментировали еще Эмпедокл и Пифагор. Практически ничего другого не практиковали алхимики. И в этом нет их великого интеллектуального достижения. Экспериментирует и младенец дошкольного возраста — с кубиками. К тому же, не экспериментом единым. Прежде, чем трясти, неплохо было бы предварительно немного подумать, в каком именно направлении стоит этим заниматься. Многие столетия исканий тех же алхимиков, принесшие мизерные результаты, хорошо иллюстрируют суть проблемы. Этот вопрос мы еще обсудим в будущих статьях, а пока давайте посудачим о житии философов. Как эти несчастные обходятся без волшебной эмпирической палочки современного научного метода? Так они и не обходятся. Представьте себе, они тоже проводят опыты. Только, поскольку работают они большей частью головой, то и эксперименты у них немного особенные — мыслительные. Какой в них прок? Разве что-нибудь гастрономически полезное без мускульного труда из ментального омута выудишь? Там ведь темно и одни извилины. Смог бы, например, Галилео Галилей обойтись без знаменитой наклонной Пизанской башни? Можно ли чистым разумом уразуметь, что тяжелые тела падают на землю не быстрее легких, в чем был столь уверен кабинетный мыслитель Аристотель?

У нас налицо тот самый случай, когда история науки приходит на помощь ее философии. Дело в том, что знаменитый итальянец, скорее всего, ничего на несчастных прохожих сверху не швырял. Это всего лишь популярная байка из более поздней агиографии. Почти наверняка апокрифическая, поскольку не имеет документальных подтверждений в сочинениях самого ученого. Для ее стопроцентно точного опровержения потребовалась бы не только машина времени, но и постоянное видеонаблюдение на протяжении почти восьмидесяти лет. Однако гораздо дешевле будет воспользоваться простой логикой. Дело в том, что вещами кидаться не велика наука, и этим за историю человечества, без всякого сомнения, занимались многие взрослые и дети. И результат этих опытов, без сомнения, показывал (относительную) правоту Стагирита – пушечное ядро, будучи брошено одновременно с мушкетной пулей, приземлится быстрее (хотя и не вполне так, как это им предполагалось). Для того чтобы доказать обратное, потребовалось бы отправиться в космос. Вряд ли существовали технические возможности откачать воздух в окрестностях башни с требуемой эффективностью. К тому же, по сведениям самой передовой науки того времени не существовал и вакуум. Значительно правдоподобнее предположить, что вывод был достигнут принципиально другим путем. Каким же? Значительно более интеллектуальным, мыслительным – и способ этот описан в «Диалогах о двух системах мира». Здравый смысл и Аристотель утверждают, что тяжелый предмет падает быстрее легкого. Давайте тогда свяжем их два вместе веревочкой и сбросим вместе, — предложил хитромудрый философ. С одной стороны, агрегат из двух тел обязан падать быстрее, чем любая из его составных частей (ведь кумулятивный вес выше). Однако, с противоположной стороны, обе составные части обязаны тормозить целое. Выход из этого тупика единственный – предположить, что падать они будут со строго одинаковой скоростью. «Не проводя эксперимента, я уверен, что результат будет именно таким», — заключил Галилео.

Конечно же, приведенный нами пример далеко не уникален. Небосклон науки весь усеян блистающими звездами бриллиантов мыслительных экспериментов. Хрестоматийным ювелиром являлся Альберт Эйнштейн, который грани своих ментальных моделей шлифовал отнюдь не при помощи рук. Это был чистый теоретик, который не запятнал свое честное имя грязной эмпирикой, все больше анализируя то, что намывали другие. Так вот, еще в молодости его почему-то заинтересовало, что увидит человек, бегущий со скоростью света вровень с фронтом электромагнитной волны. По собственному свидетельству знаменитого ученого, именно через подобные размышления он в конечном итоге дошел до жизни такой, что сформулировал специальную теорию относительности. К сожалению, не до конца понятно, каким именно способом. Зато другой его мыслительный эксперимент совершенно точно помог родиться общей теории относительности. Он вообразил себе физическую лабораторию, оборудованную самыми чувствительными измерительными приборами и штатом самых искусных в своем деле высокооплачиваемых лаборантов. Дело сначала происходило на Земле, в обыкновенных нормальных условиях. А вот затем безжалостный мыслитель погрузил свою ментальную живность в гигантский лифт и забросил всех в безвоздушное межпланетное пространство. Причем, на этом форменном бесчеловечном акте сей изверг не остановился. Не дожидаясь мучительной смерти подопытных кроликов от удушья, запустил всю свою конструкцию в движение, с постоянным ускорением в направлении седьмого неба. Ради чего столько страданий, спросите Вы? Все для того, чтобы доказать, что команда астронавтов поневоле ровным счетом ничего не заметит, да и их аппаратура никакого изменения не зарегистрирует. Нет, конечно же, не только для этого. Основной вывод, который сделал Эйнштейн — гравитацию можно «реализовать» альтернативными методами нежели оккультными силами Ньютона. И это был далеко не последний мыслительный эксперимент, проведенный им. Достаточно вспомнить описанный им (с соавторами) ЭПР-парадокс, который парадоксально привел к постановке реальных физических опытов, чьи результаты существенно помогли пополнить копилку наших знаний, еще пуще запутавших клубок наших моделей квантовой механики.

Последний пример наводит на мысль о том, что фантастичность вовсе не является необходимым атрибутом мыслительных экспериментов. С оговорками – поскольку тот опыт, что был в результате проведен, имел весьма отдаленное (дедуктивное) отношение к изначальной ЭПР-модели. Однако следующий пример из творчества замечательного фламандского ученого Симона Стевина уже таких оговорок не имеет. Вообразите себе фрагмент четок (т.е. веревочка с шариками, которые, однако, при этом могут крутиться), расположенный поверх двух наклонных сторон треугольной поверхности (см. картинку в конце статьи). Найдется ли эквилибриум, при котором он не будет сползать с нее вниз в любую сторону? Ответ становится очевидным, если починить четки, восстановив полную окружность. Ведь предположение постоянного движения ведет к абсурдному выводу существованию вечного двигателя. Как Вы понимаете, это заключение несложно подтвердить эмпирически. Однако не дешевле ли на этом сэкономить? Благодарные соотечественники были так впечатлены, что именно картинка этого эксперимента послужила символом интеллектуальных заслуг Симона на его могиле. Это при том, что именно благодаря ему голландцы до сих пор используют голландские слова для многих названий наук. Представьте себе, не латынь и не греческий. Вам не завидно? А здесь вот не ценят люди самое ценное, что имеют.

Являются ли мыслительные эксперименты тем самым философским камнем, наличие которого я отрицал в самом начале этой статьи? Нет ли в этом ментальном течении подводных камней? Известный (увы, за пределами Рунета) канадский философ науки Джеймс Роберт Браун как-то при случае высказался, что ««мыслительные эксперименты могут нас обманывать». Согласны ли мы с этим утверждением? Не знаю, как справятся с этим простым заданием наши студенты. Ответить здесь можно четко и определенно – это высказывание истинно, поскольку для его доказательства достаточно всего лишь одного эмпирического примера. При этом известен не один, а целый ряд исторических фактов ошибочных выводов, произведенных в интеллектуальных лабораториях мира. Это относится, в том числе, к тем опытам, которые принципиально невозможно произвести. Как мы тогда это можем утверждать в этом случае? Очень просто – при помощи логики, т.е. все тех же мыслительных экспериментов. Вот как, например, древнеримский философ Лукреций «доказал» существование безграничного пространства в De Rerum Natura (пользуясь более ранними первоисточниками). Предположим, что край света где-то наличествует. Отправляемся туда и кидаем в его направлении копье. Если оно пролетит за предполагаемую границу, то за ней что-то есть. Если же оно отлетит назад, ударившись о стенку, то нечто должно же находиться с другой ее стороны. В любом случае мир бесконечен. К сожалению, вывод неверен, в чем нетрудно убедиться, например, если предположить, что Вселенная является сферой конечных размеров, на поверхности которой мы обитаем. Лоб модели разбился о несуществующую ментальную стенку.

У вышеупомянутой цитаты Джеймса, который специализируется на изучении теории и практики мыслительных экспериментов, есть продолжение. Точно так же нас могут обманывать и те эксперименты, которые мы называем «реальными», резонно замечает он. И в самом деле, как было показано многими современными философами, любые эмпирически осязаемые результаты «нагружены теорией», т.е. интерпретируются нами при помощи очков ментальных моделей, зачастую не самых бесцветных и прозрачных. Помимо этого, только в сладких грезах теоретиков старой школы научные модели не переживают инъекции горьких фактов. Еще как! Менталки — твари живучие. Ведь любые данные тоже можно поставить под сомнение, предложив альтернативное объяснение наблюдаемым феноменам. Подробную дискуссию этого вопроса я опять вынужден отложить в далекую клетку своего файла-планировщика учебного материала. Целью сегодняшнего занятия было убедить Вас в полезности сооружения и дальнейшей эксплуатации ментальных лифтов. С их помощью мы в состоянии подняться в космические высоты и узреть свет истины в далеком мире моделей…

Что же это за мир моделей такой? От этих слов на версту раздается тонкий аромат духов Платонизма. Если Вы и в самом деле так подумали или унюхали, то готов Вас поздравить – Вы очень близки к ГБ. Я и в самом деле большой любитель утонченных платонических чувств. Дух Платона снова воскресает в Блоге Георгия Борского.

Ответьте на пару вопросов
Место логики в современном мире?

Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top