952 Комментарии0

Статья "№89 Над пропастью в Дамаске" из цикла История моделейМодели Нового ЗаветаИстория моделейМодели Нового Завета

В хорошо известном Вам, друзья мои, христианском мифе Иисус некогда принес нам, простым смертным, Божественную Истину, которую святая апостольская церковь с тех пор бережно лелеет и хранит. Однако мы с Вами совсем недавно убедились в том, что на самом деле житие Иисуса не привело к рождению модели христианства, хотя и создало необходимые к этому предпосылки.
Скачать PDF

№89 Над пропастью в Дамаске

В хорошо известном Вам, друзья мои, христианском мифе Иисус некогда принес нам, простым смертным, Божественную Истину, которую святая апостольская церковь с тех пор бережно лелеет и хранит. Однако мы с Вами совсем недавно убедились в том, что на самом деле житие Иисуса не привело к рождению модели христианства, хотя и создало необходимые к этому предпосылки. Как это ни кажется парадоксальным, вовсе не мудрость Иисуса, заключенная в собрании дошедших до нас однострочников, помогла этому процессу. Основной вклад в общее дело моделестроения внесла его смерть на кресте и последовавшее за этим пятикратное воскресение. Однако в отличие от другого широко распространенного заблуждения, сакральный смысл этого события был вовсе не в искуплении заблудшего человечества от грехов. В чем же тогда? Читайте и обрящете…

Напомним, что мы посчитали наиболее заслуживающим доверия самое исторически раннее описание воскресения: Иисус «явился Кифе, потом двенадцати; потом явился более нежели пятистам братий в одно время, из которых бо́льшая часть доныне в живых, а некоторые и почили; потом явился Иакову, также всем Апостолам, а после всех явился и мне» (1 Кор. 15:5-8). Только с пятой попытки Иисус нашел того, кто смог сделать из происшедшего правильные выводы. Тем самым ему удалось передать из рук в руки ту искру, из которой впоследствии зажегся огонь христианства. Только после этого успокоилась душа его, и он окончательно отошел от дел нашего мира. Кем же оказался сей избранный Бессловесным?

Апостол Павел – противоречивый персонаж. Большинство христианских церквей почитает его за святого. Однако зачастую (в том числе в апостольские времена) находились и критики, утверждавшие, что именно он исказил изначальную чистоту учения Иисуса из Назарета. Мы же с Вами по обыкновению выберем via media (срединный путь) веры в меру – это был, прежде всего, человек. Незаурядный, честный, интересный, но не святой полубог, а человек. Ошибавшийся, увлекавшийся, фанатичный, но не слуга Диавола, а человек. Тот человек, которому удалось преодолеть очередную пропасть на пути моделестроения, создать христианство первой версии. Тот человек, через ошибки которого в тупиках лабиринта познания сгинуло бесчисленное количество его последователей. Тот человек, благодаря которому новой модели удалось выжить и распространиться по планете. Просто Человек.

Итак, речь идет о некоем Савле, также именуемом Павлом. Сразу поясним вопрос – почему два имени? Из чтения Деяния апостолов может создаться впечатление, что виной тому перерождение бывшего гонителя христиан в их пламенного сторонника. И в самом деле, вполне возможно, что Лука (который начал называть апостола Павлом только после его обращения) пытался тем самым произвести аллюзию на нечто глубинное. Однако на самом деле евреи тех времен, как правило, имели одно имя — для своих, а другое – для греческого мира. Это мог быть, например, обычный перевод. По этой причине Фома (близнец) – это еще Дидим, а Кифа (камень) – Петр. В других случаях это могло быть просто похожее созвучное имя: Савел (Саулос) – Павел (Паулос). Из этимологии греческого имени можно, пусть и несколько спекулятивно, дедуцировать его низкий рост. Интересно, что это подтверждают апокрифические «Деяния Павла и Феклы». В них дополнительно сообщается, что Павел был лысым, с кривыми ногами, сросшимися бровями и большим носом. Если исходить из принципа незаинтересованности, то это утверждение, хоть и происходит из сомнительного источника, но заслуживает доверия – уж больно непрезентабельно описано.

Мы мало что можем сказать с уверенностью о жизни Савла-Павла до его теофании на дороге в Дамаск, помимо того, что он был обрезанный еврей из колена Вениаминова (Фил. 3:5). Если верить Деяниям, то родился будущий апостол в Тарсе (современная Турция, 21:39) и одно время был учеником раввина Гамалиила (22:3). Хорошо известно, что Лука имел обыкновение лукавить в целях возвеличивания своих героев – Тарс был крупным культурным центром древнего мира, а Гамалиил – не менее знаменитым авторитетом. Однако у нас и на самом деле нет никаких оснований утверждать, что Павел умел говорить на арамейском, поэтому его происхождение из еврейской диаспоры кажется весьма вероятным. Помимо этого, из изучения писем самого Павла очевидно, что это был высокообразованный для своего времени человек. Он не только писал на блестящем греческом языке, но и регулярно пользовался риторическими приемами, которым обучали только в ВУЗах того времени. Из того же источника очевидно, что Павел был знаком с философией стоиков и замечательно знал еврейские Писания в их греческом переводе (Септуагинта). Контраст с остальной необразованной апостольской братией очевиден.

Сам Павел сообщает, что ревностно соблюдал Закон в лучших фарисейских традициях (Гал. 1:13-14, Фил. 3:4-6). Это означает, что он должен был верить и в Тору Моисея, как величайших дар Бога своему избранному народу, и в то, что главной целью служения Всевышнему является строжайшее следование ее мельчайшим постановлениям. Более того, ему удавалось быть в этом смысле «непорочным» (Фил. 3:6). Последнее заявление, правда, входит в противоречие с его собственным утверждением о том, что «нет праведного ни одного» (Рим. 3:10). Вероятно, он имел в виду, что честно стремился исполнить все предписания Закона настолько, насколько это вообще в человеческих силах. Или то, что всякий раз отмывал содеянные в ведении и неведении прегрешения при помощи специфицированных Богом жертвоприношений. Итак, подводя итоги, Павел еще в юности отказался от обеспеченной жизни в диаспоре и выбрал свое призвание — искренне бросил всю свою жизнь на дело служения Господу.

В этом контексте надо хорошо понимать, что если Саул-Павел преследовал христиан, то исключительно потому, что в том видел свой долг истинного иудея. Для подавляющего большинства его соратников по фарисейству христианские призывы почитать Иисуса за мессию были совершенно безумными фантазиями. Да, они тоже свято верили в модель мессианства и воскресения мертвых. Да, они тоже были апокалиптистами. Однако нигде в Писаниях не было и следа пророчеств о провинциале из Галилеи, который закончит свою жизнь трагически по причине конфликта с Законом. Ожидался либо великий царь, либо, на худой случай, посланник напрямую от Бога, который возглавит борьбу со вселенским злом и, более того, непременно победит. Распятие и крест дополняли общую картину, ибо в Писаниях недвусмысленно сказано, что «проклят всяк, висящий на дереве» (Втор. 21:23, цитируется Павлом в Гал. 3:13).

Вышеприведенные рассуждения дали достаточные основания Павлу для поддержки гонений на прото-христиан. Мы не знаем, что именно он делал в этом направлении. По Деяниям, ему было поручено (ни много ни мало, как самим первосвященником) повсеместно хватать и сажать христиан в тюрьму. Однако сам Павел молчит об этой миссии, более того, даже противоречит ей, утверждая, что «Церквам Христовым в Иудее лично я не был известен» (Гал. 1:22). Тем не менее его должны были знать в кругу последователей Иисуса: «я жестоко гнал Церковь Божию, и опустошал ее» (Гал. 1:13). И вдруг все в одночасье перевернулось с ног на голову. Заметим, что столь резкие повороты в жизни невозможны для рабов моделей, даже если они страстно желают стать рабами Божиими. Что же произошло?

В современных историях сторонников мифа о мифе теофанию по дороге в Дамаск пытаются представить, как метафорически описанное Павлом осознание ошибочности Закона. Он всего лишь увидел свет в новом учении, — утверждают они. Как мы обсуждали выше, эта модель, безусловно, ошибочна. Да, будучи евреем диаспоры, Павел хорошо понимал бесперспективность продвижения обрезания с кошерными законами в среду язычников. Тем не менее он был убежден в истинности своих религиозных взглядов и не имел ни малейших оснований сомневаться в них. Описание происшедшего в Деяниях, весьма вероятно, приукрашено или даже придумано, поскольку для самого Павла это событие стояло в ряду прочих воскресений (1 Кор. 15:8-11, Гал. 1:16). Ясно одно — он воспринял его как явление ему самого настоящего Иисуса. Мы не знаем, сколько времени прошло к этому моменту с распятия. И можем только догадываться, каким образом Павел идентифицировал то, что увидел, с Иисусом.

Однако это было потрясение, круто изменившее всю его жизнь (тогда еще молодую). Ему, конечно же, потребовалось время на то, чтобы осмыслить происходящее. В этих целях он отправился в Аравию (Гал. 1:17) – т.е. в пустыню, на раздумья. Лука же командировал его сразу после конвертации на консультацию к апостолам (9:26). Понятно почему – главной целью его двухтомника (евангелие + Деяния) было, прежде всего, показать единую линию партии, т.е. преемственность от Иисуса к апостолам. Как мы видели, наследовать-то в принципе еще было нечего, равно как и искажать. Что же произошло на самом деле? Настоящее чудо — в голове Павла родилась модель христианства!

Попробуем воссоздать ход его мыслей. Как должен был воспринять явление Иисуса профессиональный апокалиптист? Напомним, что с точки зрения иудаизма покойникам полагалось тихо покоиться в Шеоле в ожидании Эсхатона (конца света). Если налицо первый воскресший, то … процесс уже пошел! И на самом деле, Павел верил, что второе пришествие произойдет, когда он еще не умрет (1 Фес. 4:13-18). И называл Иисуса «первенцем из умерших», первым плодом воскресения, мессией (1 Кор. 15:20). Таким образом он стал для него Христом по факту теофании. Порывшись в Писаниях, Павел обнаружил искомые «пророчества» о страдающем слуге (типа Исайи 53). Отсюда мы находим многочисленные «по Писанию» в кредо Павла (1 Кор. 15:3-7). Затем само распятие он метафорически представил себе, как жертвоприношение с целью отмывания грехов. Не будем его за это осуждать, ведь по его временам Библия полагалась хранилищем зашифрованных священных истин. Если же исходить из того, что Иисус – богоданный мессия, то и Закон, осудивший его, и проклятие висящим на дереве банально неверны, — рассудил Павел. Прыжок через пропасть свершился!

Конечно же, со временем Павел несколько умерил свою веру. Оказалось, что какой-то Закон все же необходим. Да, он ошибался. Но Вы только представьте себе этого маленького щупленького болезненного еврея, без колебаний взвалившего на свои хилые плечи крест-задачу спасения человечества. И он хотел дойти до последнего моря. И его оружием были – перо и чернила. И его силой была модель того, что с ним Бог. И он был Просто Человек. И он победил этот мир. В ближайшем будущем Вы сможете проследить за подробностями сей эпической битвы – с Блогом Георгия Борского.

Модели, предложенные в целях концептуализации исторических событий и оценки деятельности исторических личностей, являются интеллектуальной собственностью автора и могут отличаться от общепринятой трактовки.

Ответьте на пару вопросов
Похоже, что эта викторина настроена неправильно
Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать
95
Опубликовано: 28.03.2019

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

458
Опубликовано: 26.03.2022

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

394
Опубликовано: 26.03.2022

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской
78
Опубликовано: 28.03.2022

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top