Георгий Борский - Философский «Бэнкси» нашего времени!
Известный блоггер и историк науки из Голландии.

vk fb

envelope

написать автору:
gmborski@gmail.com

 

О деньгах: я люблю, если думаю, что люблю

Друзья, надеюсь, что Вы находитесь в хорошем здравии, то есть ничего себе не сломали (например, голову или зубы), упражняясь на парадоксах Зенона. А сегодня мы с Вами поговорим о … деньгах. Как оригинально, не правда ли? 

Все течет, все изменяется, как совершенно справедливо заметил Гераклит. Вот и греческая философия, которая начиналась с горячего желания отдельных (материально обеспеченных) гениев проникнуть в тайны бытия, постепенно растеряла сей столь благородный импульс. С налету тайны проникновению не поддались, одна за другой проявлялись с виду неразрешимые проблемы. Квадратура круга и парадоксы Зенона, о которых мы говорили в прошлый раз, хорошо иллюстрируют ситуацию. 

Ну, что же, рассудили некоторые мало состоятельные индивидуумы, мы не хуже богатых сможем парить народу голову. И поставили дело на коммерческую основу, то есть стали брать за обучение деньги. Благо простофиль-аристократов, которые желали дать наилучшее образование своим детям, хватало. Кроме того, в условиях демократии власть имущим постоянно приходилось иметь дело с судами. Юридические услуги мудрецы тоже были вполне в состоянии оказать – уж что-что, а заговорить кого-нибудь им было проще простого. Только плати! Вот этих-то людей и стали называть софистами. 

Некоторым из них удалось сколотить на этой деятельности целое состояние! Например, Горгиас, ученик Эмпедокла, к концу своей деятельности так разбогател, что заказал на свои деньги золотую статую собственной персоны и ее установили в дельфийском храме Аполлона. Гастролер – объездил всю Грецию – он прославился тем, что мог экспромтом обсуждать любую тему, предложенную аудиторией. Мог доказать, что черное является белым и наоборот. Вряд ли у такого человека были хоть какие-то собственные взгляды, ведь за труды по их составлению никто не платил звонкой монетой. Тем не менее он считается нигилистом – не в базаровском смысле, а в научном. Имеется в виду его утверждение, что в мире не существует ровным счетом ничего. Само собой разумеется, это положение он тоже был способен доказать. Оплата по договоренности. 

Горгиас был далеко не единственным в своем роде. Приблизительно таким же образом зарабатывали себе на жизнь Продик, Гиппий, Фрасимах, Ликофрон и многие другие. А придумал профессию софиста Протагор – уроженец Абдер. В своем родном городе Протагор работал обычным носильщиком. Философом его сделал Демокрит, который обратил внимание на то, что тот связал вязанку прутьев геометрически оптимальным образом и взял себе в ученики. Обучившись, Протагор нашел лучшее применение своим знаниям, чем его учитель (который остался совершенно неизвестен в Афинах). Он стал зарабатывать себе на жизнь софистикой. 

Впрочем, Протагору принадлежит одно весьма знаменитое высказывание: «Человек есть мера всех вещей». Фраза эта, вырванная из несохранившегося контекста, может быть интерпретирована, как угодно. Принято считать, что Протагор имел в виду следующее. Положим, один человек утверждает, что на улице холодно, а другой, что жарко. По мнению Протагора они оба правы, более того, объективного критерия истинности любых высказываний просто не существует, и все мнения истинны. 

Давайте все же попробуем разобраться в том, что он на самом деле хотел сказать. Для начала отметим, что Протагор использует слово χρήματα (хримата) для обозначения «вещи», вместо общеупотребительного ὄντα (онта). Разница в семантике состоит в том, что по всей видимости он имел в виду чисто человеческие суждения и оценки, а не вообще любые утверждения (типа «все тела падают на землю»). С такой поправкой его афоризм уже приобретает какой-то смысл, не так ли? Рассмотрим следующие высказывания: 

1)«На улице холодно». Во времена Протагора не было градусника, и соответственно объективного метода определения температуры воздуха. Но что такое «измерение температуры», как не общепринятая конвенция? Объективность измерения таким образом кажущаяся и обусловлена соглашением между людьми. Пусть температуру греки не умели измерять, но для длины-то у них конвенции точно существовали. Поэтому вряд ли Протагор имел в виду подобного рода утверждения. 

2)«Эта картина прекрасна». Красоту мы так и не научились измерять в цифрах. Соответственно по этому вопросу у каждого может быть свое мнение. Хотя и здесь безусловно существуют определяемые общей культурой и общими моделями стандарты. 

3)«Я это люблю». Здесь идет речь о внутреннем состоянии человека, которое просто не видно другим людям без дедукции из внешних проявлений. Очевидно, что любое заключение в принципе может считаться истинным. В действительности так и бывает: «я люблю, если думаю, что люблю». Вам никогда не приходилось видеть, как дети принимают решение о том, какая еда им нравится, а какая нет? Зачастую их решения совершенно не зависят от данных, поступающих от вкусовых рецепторов. Дать веру (все равно, что пищу) этой мысли (идее, модели) или нет – продукт нашей свободной воли. 

Подводя итоги, я полагаю, что Протагор имел в виду точно высказывания третьего типа, а может быть, и второго. 


А что думаете Вы на тему релятивизма Протагора? Это еще одна тема, достойная обсуждения. Ждем Ваших комментариев! Тем временем мне теперь уже не отвертеться – Сократ, этот Христос язычников, - тема нашей следующей статьи. 

Предыдущая статья | Следующая статья