Георгий Борский - Философский «Бэнкси» нашего времени!
Известный блоггер и историк науки из Голландии.

vk fb

envelope

написать автору:
gmborski@gmail.com

 

Мы говорим «Сократ» - подразумеваем «Платон»

Как быстро идет время – всего за несколько недель мы с Вами пролистали страницы без малого двух столетий истории! Не успели пройти Сократа, как на горизонте у нас замаячил, словно Олимп, могучая гора древнегреческой мысли – Платон. Не волнуйтесь, необходимое альпинистское снаряжение для ментального подъема на эту высоту я Вам обеспечу. На самом пике нам предстоит с Вами немного задержаться, поскольку без понимания этого гиганта мысли невозможно будет осмыслить мои дальнейшие статьи.  

Кроме того, я надеюсь, что моя трактовка Платона поможет Вам лучше понять историю всей нашей цивилизации. Ведь словно Атлас, несет Платон на своих широких плечах (Πλάτων – это прозвище, означает широкоплечий) гигантский пласт современной культуры и науки.  Вы найдете следы его влияния в христианстве и марксизме, в искусстве Возрождения и Великой французской революции, геометрии Евклида и теории множеств Кантора. Его идеи материализовались в куполах готических соборов и храме Святой Софии, в Сикстинской капелле и улыбке Джоконды, в грегорианском пении и симфониях Бетховена, в кинофильмах «Матрица» и «Код да Винчи». Именно он указал на высокий идеал моделирования мира, который мы с Вами назвали финальной стадией развития моделей. 

Небольшое отступление. На прошлой неделе мы с Вами обсуждали Сократа, и по ходу дела я мельком упомянул, что Ксантиппа стала архетипом сварливой жены. Дело в том, что на языке нашего с Вами цикла лекций это не что иное, как общеупотребительная модель. Возможно, что конкретно «Ксантиппа» конкретно в России не воспринимается, как архетип. А вот например другой греческий персонаж «вещая Кассандра» известна вроде бы всем (благодаря Высоцкому?). 

Многие модели в багаже нашего сознания не являются общеупотребительными. Например, для меня лично «Гонконг» является символом для «отдыха, расслабления». Вот как это получилось – лет этак десять назад мне приходилось регулярно мотаться в Китай – по профессиональной деятельности. Летал я всегда через Гонконг. И вот у меня образовалась прочная ассоциация – как выезжаешь из Гонконга в Китай - это все равно что задержать дыхание и нырнуть. Соответственно возвращение назад – это как вынырнуть и задышать полной грудью. Поэтому каждый раз, когда мне теперь снится Гонконг, я точно знаю, что это означает. Но этот символ работает только для меня – у большинства других людей другие ассоциации или модели. В этом кстати, основная проблема с интерпретацией сновидений – далеко не все модели поддаются кросс-культурному анализу. Общая для всех (по крайней мере в рамках одной страны) модель – это язык, но сны очень редко озвучены словами. 

Это я все к чему? Платон – для меня лично - это модель преданного верного ученика (кажется, я об этом уже писал). Когда Сократ умер, ему не было и тридцати лет. На молодого человека героическая смерть любимого учителя произвела оглушающее впечатление. По существу всю свою оставшуюся жизнь Платон посвятил тому, чтобы популяризировать его учение. И для этого он не жалел ни сил, ни времени, ни денег (а ведь он – отпрыск богатой, аристократической семьи). Сократ не написал ни строчки за свою жизнь, он проповедовал исключительно в устной форме. Поэтому практически все, что мы знаем о философии Сократа, дошло к нам через произведения Платона. 

Платон пишет в своеобразной манере – это диалоги, в которых действующие персонажи высказывают те или иные мысли. Зачастую одним из персонажей является Сократ. Мы по существу не знаем, вкладывал ли Платон в его уста свои собственные идеи или они действительно принадлежали Сократу. Другими словами неизвестно, где заканчивается Сократ и начинается Платон. Таким образом повсюду, где в дальнейшем мы будем упоминать Платона, за ним может скрываться Сократ и наоборот. 

Прежде, чем мы приступим к обсуждению моделей Платона, я предлагаю задаться гегелевским (и сократовским) вопросом «почему?». Да, знаю, что выдающийся философ прошлого века Карл Поппер с презрением назвал бы это историцизмом. Ничего не могу с собой поделать. Идея «существуют законы развития общества» находится у меня на пропитании со времен исторического материализма. 

Так почему вдруг вспыхнул этот свет разума в греческих городах-государствах? По какой причине родился вот этакий Фалес и начал думать о природе бытия? Мы уже частично пытались ответить на этот вопрос, когда обсуждали уважение, которое стала вызывать наука у его современников. Именно на этой энергии работал его интеллект. Но для начала должно было быть создано общество, в котором пусть у отдельных индивидуумов, но оставались бы силы от бесконечной и безнадежной борьбы за выживание, силы на то, чтобы пораскинуть мозгами. При этом у них не должно было быть никаких обязательств молчания перед правящей верхушкой (как это было у жрецов в Египте или Вавилоне). Эти обстоятельства должны были рано или поздно сложиться в процессе постепенного усиления человечества. Вот в нашем мире Эверетта это произошло в шестом веке до нашей эры. 

Платон для меня – это еще и модель мистика и поэта. Случайно ли его появление именно на том историческом отрезке, когда он родился? По моему глубокому убеждению – нет. Мистики рождаются, когда тянет подняться в небеса и взглянуть на грешный мир с горы Олимп, глазами Бога. Это происходит зачастую тогда, когда в будущем не видно никакого просвета, когда хочется понять причины падения. Болезненно переживаемое поражение демократии Афин от милитаристской Спарты, ощущение потерянного рая и неизвестной глубины ямы впереди – вот что двигало мыслью Сократа. 

  
Я хотел уже сегодня перейти к описанию моделей Платона, но похоже, что я выбрал установленный мне лимит (чего? Вашего времени?). Оставим это на следующий раз. Этот блог живет Вашим вниманием и интересом – будем искренне рады Вашим вопросам и комментариям. Оставайтесь с нами! 

Предыдущая статья | Следующая статья