Георгий Борский - Философский «Бэнкси» нашего времени!
Известный блоггер и историк науки из Голландии.

vk fb

envelope

написать автору:
gmborski@gmail.com

 

Женщины как общественное достояние

Ну, вот мы и дождались! В эфире продолжение эпического диалога Сократа с Платоном. 

Платон: Посоветуй, о великий Сократ, что же мне делать? 
Сократ: Для начала отказаться от «святой лжи». 
П: Но все вокруг врут, учитель, а почему мне нельзя? 
С: Пусть врут, если у них есть на это силы. 
П: Разве для вранья нужны силы? И разве не умнее слыть, чем быть? 
С: Как ты думаешь, что проще, доказать, что эта труба желто-голубая или коричневая? 
П: Мои философы-академики могут доказать все, что угодно. 
С: Да они просто жалкие софисты, и разве для этого им не приходится прикладывать все свои силы и умения? 
П: Так и есть, эти силы приходится черпать из трубы. 
С: Следовательно, истина существует объективно и для того, чтобы доказать ложь, требуются значительно большие силы, чем на то, чтобы показать правду. Обличать тех, кто врет, значительно выгоднее, оставаясь честным самому. 
П: Если я буду честным, то меня столкнут с трубы. 
С: Ты забыл еще об одной вещи. Вранье загрязняет душу и она становится неспособной вспоминать идеи, общаться с Богом. 
П: Отчего же? 
С: А разве ты стал бы общаться с грязным, плохо пахнущим бродягой? 
П: Конечно нет, он же меня запачкает! 
С: А почему ты полагаешь, что Бог захочет общаться с тобой? 
П (чуть не плача): Но меня тогда стащат с трубы! 
С: Истинному философу не нужна труба, он созерцает Идею Добра! Только на этом пути он обретет истинное счастье. Помни, что это удел только справедливых и честных людей. И когда ты выведешь свой народ из пещер, то и твои соседи сбегутся смотреть на свет истины, станут твоими друзьями! 
  
Вот и наступил happy end нашего С-П диалога – будем считать, что Платон усвоил уроки Сократа и перевоспитался. Давайте теперь проследим, что именно из высказанного ими в процессе общения действительно произошло от их исторических прототипов. 

Платон действительно по рассказам отличался некоторой вспыльчивостью и как-то в припадке злобы выкинул свою любимую собаку в колодец. Людей он и впрямь классифицировал как «двуногие бесперые существа», и это именно ему принадлежит авторство мифа об Атлантиде. В своей книге «Государство» (где его мнения высказывал как раз «Сократ») он на самом деле предлагал разделить общество своего государства на три сословия: правители-философы, стражники и все прочие (рабочие и крестьяне) – символизируемые соответственно золотом, серебром и бронзой. Он также проводил аналогию государства с человеческой душой. Душу же Платон моделировал как колесницу – управляет ей разум (интеллект), а запряжены θυμός (я бы это перевел, как страсти, но это еще и пассионарность) и аппетит (в другой редакции эрос – чувства). Эта простая модель может считаться первым камнем, заложенным в фундамент будущей науки психологии. Возничему и паре лошадей соответствовали три вышеупомянутых класса государства. 

Пролетариату предполагалось тупо пахать, так что тут и обсуждать особо нечего. Стражи же революции должны были быть, словно собаки, ласковы к друзьям и беспощадны к врагам рейха. Особое внимание он уделял проблеме их правильного воспитания. Платон замечательно продумал все мелочи. В целях окружения их правильными вибрациями он считал необходимым цензуру литературного творчества (поэзии и драматургии), музыки (запрещались определенные музыкальные лады) и некоторых музыкальных инструментов (никаких флейт!). Не забыл он про диету (сокращались сладкие соусы, сиракузские обеды и сицилийские сладости) и физическое воспитание (рекомендовалась гимнастика). Предполагалось, что стражники проживают в общагах и питаются в столовках. Их праведная жизнь финансировалась за счет налогов на всех прочих. 

В исторической Спарте (которой Платон симпатизировал) были отменены все деньги, кроме меди (забавно, что несмотря на отсутствие дензнаков спартанцы славились своим взяточничеством – Вам это ничего не напоминает?). Вот и в идеальном государстве Платона планировались схожие решения, а торгаши вообще с позором выгонялись из рая. 

Правители-философы должны были избираться из числа стражников – и они планировались быть святыми старцами, сильными и мудрыми, исключительно озабоченными тем, как принести пользу обществу – видимо, что-то на манер Политбюро эпохи развитого социализма. Впрочем, в отличие от нашей недавней истории в правители допускались и особи женского пола, при наличии соответствующих качеств. Как видите, сексизмом Платон не страдал. Вдобавок к базовому воспитанию стражников (напомним, каждый правитель – бывший сотрудник госбезопасности) предполагалось, что они изучают сначала арифметику и геометрию, а затем астрономию, теорию музыки и диалектику. Их основное занятие – созерцать идеи, и прежде всего Идею Добра. Прежде, чем они могли приступить к своим непосредственным обязанностям (вышеупомянутому созерцанию), требовались практические занятия в изучении политики в течение пятнадцати лет. В государственных целях им разрешалась святая ложь. 

Платон осознавал, что его идеальное государство каким-то образом должно произвестись из неидеального и для этого предлагал поистине революционные преобразования. Все, что требовалось, это произвести хотя бы одно поколение пламенных строителей коммунизма, а потом все пошло бы уже как по маслу. Весьма последовательно преследуя эту цель, он предложил для начала изгнать из неидеального города все население старше десяти лет. Затем откуда-то сбоку в него должна была произвестись прививка достаточного количества готовых стражей порядка и философов-академиков. 

С этой точки в рассуждениях Платона начинался чистый сюр. Женщин обобществляли таким образом, чтобы каждый мог спать с каждой. Спаривание решал жребий (причем жюри разрешалось жульничать так, чтобы самым стойким бойцам доставалось большее количество женщин, причем только соответствующей касты). Замыслом этого разврата была максимизация производства здорового потомства, эдакий конвейер для сборки нового человека. Сразу после рождения младенцы экспроприировались у матерей и поступали в ведение детдомов с лицензированными идеологически подкованными и морально прекрасными воспитателями. Таким образом гарантировалось, что никто бы не знал, от каких именно биологических родителей произошли эти дети. Отсюда Платон делал неожиданный вывод – каждый взрослый считал бы себя «общим родителем» и свои усилия направлял бы для воспитания абсолютно всех детей на благо государства. На выращенных таким образом людей можно было бы поставить знак качества. 

Пора нам вернуться с платоновских елисейских полей на наши собственные постсоветские. Как видите, нет пределов для полета мысли истинных философов – так что давайте будем рады нашему потребительскому настоящему страны победившего коррупциализма. Не забывайте порадовать нас Вашим собственным творчеством. Может быть, именно Вы сможете вдохнуть жизнь в древнию утопию Платона? Благодарю всех за внимание – мы тем временем оставляем жареные темы и на следующей неделе будем питаться сырой метафизикой. 

Предыдущая статья | Следующая статья