Георгий Борский - Философский «Бэнкси» нашего времени!
Известный блоггер и историк науки из Голландии.

vk fb

envelope

написать автору:
gmborski@gmail.com

 

Как не стать баобабом

Я надеюсь, что все хорошо отдохнули на прошлой неделе, сопоставляя предложенную мной С-П модель с известной Вам действительностью. Пора и за работу. Я обещал Вам заняться сыроедением, однако боюсь, что на питание у нас не останется времени, ибо нам придется витать в облаках, хуже того, в космосе. Тема сегодняшней лекции – Тимей, по существу единственная (и загадочная) работа Платона о метафизике.  

Почему Платона мало интересовала физика и метафизика, хорошо понятно. Ведь еще его учитель Сократ (например, на знаменитом суде) выказывал презрение к занятиям Анаксагора и прочих философов, пытавшихся построить модели мироздания и найти первооснову сущего. Сократ считал совершенно бесполезными размышления на темы, не имевшие ни практического применения, ни способов проверки предложенных гипотез. Для него (как и потом для Платона) мир вообще был ничем иным, как иллюзией, которая не стоила того, чтобы тратить на ее изучение время и силы. В фокусе его внимания были модели добра и зла, человеческой души и Бога, устройства государства и загробного мира. 

Загадка таким образом состоит в том, почему же Платон решил все же высказаться по столь скользким вопросам. У меня целых три гипотезы. Надеюсь, что хотя бы одна из них близка к истине. 

Известно, что Тимей – одно из поздних произведений Платона. К этому моменту его Академия уже работала на полную мощность. Сие учебное заведение Платон открыл, приобретя на собственные деньги (напомним, он был очень богат) священную рощу оливковых деревьев неподалеку за городской стеной. Место это носило имя героя мифов Акадимоса, спасшего Афины от близнецов Кастора и Поллукса, желавших отомстить победителю Минотавра Тесею за кражу и совращение их малолетней сестры – двенадцатилетней Прекрасной Елены. Возможно, Платон желал восполнить пробел в Академическом образовании своих студентов (среди которых к этому времени числился Аристотель), и это было просто учебное пособие? 

Другое предположение – это что Платон находился под впечатлением математического открытия своего друга Теэтета, который обнаружил, что существует ровно пять правильных многогранников, не больше и не меньше. Ну, и решил их прикрутить к модели космоса - соотнес четыре первоосновы Эмпедокла (земля, вода, воздух, огонь) с четырьмя многогранниками Теэтета. Не повезло пятому - додекаэдру (с гранью в виде пятиугольника), он остался неиспользованным. Его мог позже задействовать Аристотель, добавивший в модель Эмпедокла пятый элемент - эфир, но он этого не сделал, очевидно не разделяя восторга Платона по поводу сего открытия. По стопам Платона, кстати, впоследствии пошли многие другие. Великий Кеплер (мистик и платонист) приспособил те же многогранники для объяснения параметров орбит известных ему планет солнечной системы. Что удивительно, его модель вполне соответствовала реальным данным (с ошибкой, не превышавшей 5% для всех планет, кроме маловажного Юпитера, где она составляла около 9%). Уже в двадцатом веке известный американский физик Роберт Мун попытался использовать ту же модель для размещения протонов и нейтронов в атомном ядре. 

Не надо также забывать о том, что на времена Платона пришелся пышный расцвет античной математики. Большая часть того, что нам известно как геометрия Евклида, происходит из этого периода. Гиппократ Хиосский издал первый сводный учебник, предтечу «Начал» Евклида. Друг Платона пифагореец Архит, находившийся во главе итальянского города-государства Тарента (и возможно бывший прототипом правителя-философа) считается основателем математической механики. Теэтета мы уже упоминали. Другой ученик Платона и Архита Эвдокс – автор первой геоцентрической модели небесных сфер. Задача моделирования движения планет была поставлена самим Платоном и успешное решение ее Эвдоксом могло подвигнуть его на создание собственной космологической теории. 

Итак, «Тимей», приступим! Мир у Платона создал Бог, точнее демиург (творец). Впоследствии то же самое слово использовали гностики, понимая под ним злую силу, павшее божество, создавшее наш мир страданий. У Платона демиург имел исключительно благие намерения. Какие же? Видите ли, ему внезапно загорелось сделать что-то хорошее. Он посмотрел сначала на бесформенный хаос из четырех первооснов, потом на вечные прекрасные модели из мира идей и решил навести в этом супе хоть какой-то порядок.  

А именно создать наш с Вами бренный мир, причем в виде живого существа (ведь двигается – значит живой). Для тела использовалась вышеупомянутая четырехэлементная затируха, ее упорядочили при помощи прямоугольных треугольников двух видов в частицы-многогранники Теэтета, а затем залили в сферу, поскольку это совершенная фигура. Таким образом, Земля Платона шарообразна.  

Для создания Души Мира (поскольку мир - это живое существо, то у него должна быть душа) по его мнению требуется использовать следующий таинственный рецепт. Для начала надо раздобыть Тождественность, Различие и Существование (каждой твари по паре - делимая и неделимая, несколько квинтильончиков килограмм должно вполне хватить на нас грешных). Все нашинковать в правильных пропорциях и тщательно перемешать. Получившиеся тесто поставить на некоторое время подняться, придав ему форму греческой буквы Хи (крест-накрест). Затем уже из него можно вылепить Солнце, Луну и прочие планеты с глубоко-продуманной целью запустить космические часы, то есть помочь нам исчислять время. Соль и перец по вкусу. 

Платоновская модель эволюции не менее удивительна. Душу для начала (как полагается, из трех частей– модель колесницы, помните?) поместили исключительно в человека мужеского пола. Однако те души, которые вели неправедную жизнь, опустились, и в следующей инкарнации превратились в женщин, вроде как Ева из ребра Адама. Соответственно со второй итерации появилось сексуальное влечение. Птицы были созданы из легкомысленных людей. Дикие животные – из тех, кто не желал заниматься философией, а следовал желаниям низших компонентов своих душ. Совсем глупые превратились в безногих змей. Ну, а полные идиоты населили моря в личине рыб и устриц. Как видите, удобную религию придумали не только индусы. Однако это не совсем чистый метемпсихозиз, как у Пифагора или Эмпедокла. На это соображение наводят замечания Платона о том, что у птиц (бывших легкомысленных людей) волосы превратились в перья, а у зверей количество ног определилось интенсивностью морального падения их предыдущей инкарнации. Таки образом в этой модели переселение душ каким-то образом оказывает влияние и на тело. Это скорее теория деградации – эволюции наоборот. 

Удивительный полет фантазии, не правда ли? Вы не желаете научиться его методу мышления? Предлагаю обсудить, каким образом Платон мог прийти к своим моделям. Это и станет темой нашей грядущей лекции.  

Предыдущая статья | Следующая статья