Георгий Борский - Философский «Бэнкси» нашего времени!
Известный блоггер и историк науки из Голландии.

vk fb

envelope

написать автору:
gmborski@gmail.com

 

Вижу цель

Напомню - временный герой нашего повествования Аристотель обнаружил методом опроса Бессловесного Гугла удивительную модель – причин существования сущностей должно быть ровно четыре сорта. Давайте применим его систему на практике. 

Возьмем для примера хоть мой блог. В чем же его Материальная причина? Наверное серверы, на которых хостится ВКонтакте. В них винты, на которых лежат файлы. Еще глубже – намагниченные байты и биты, исполненные на двуокиси хрома. Формальная – идеи у меня в голове. Или исполненный мной перевод с бессловесного на русский. Эффективная причина – мои пальцы, печатающие по клавиатуре. Может быть Microsoft Word сюда тоже относится. Целевая причина – вот тут сложно. У меня их по меньшей мере с десяток. Перечислять не буду, надеюсь, Вы поверите мне на слово, что они на самом деле существуют. 

Не будем останавливаться на достигнутом. Предлагаю напрячься и развить модель Аристотеля. Скажем, Финансовая причина. Если бы у не деньги у меня в кошельке, то этого блога тоже не существовало бы. Или вот еще – Метафизическая. Бог его знает, может быть у всего этого есть какие-то высшие цели? Скажем, настройка испортившихся антенн связи – модель зонда еще не забыли? Похоже, что причин этих вообще пруд пруди. Мы с Вами могли бы стать лауреатами ойкуменской премии, если бы она существовала. Причем регулярно. Каждый год открываем по два новых типа причин - и премия в кармане. 

Общий вывод такой: в потоке событий трудно выделить отдельные составляющие и объявить их отдельными причинами. Об этом говорили многие философы, а с некоторых пор и физики – вспомним хотя бы Дэвида Бома. То, что мы называем причинами, зачастую есть лишь прагматически удобная абстракция, позволяющая нам предсказывать и планировать будущее, комбинируя операции над известными нам моделями. Мы рождены, чтобы творить порядок из хаоса, находить смысл в бессмыслице и делать быль из сказки. Каузальность – всего лишь аппроксимация, третья фаза развития моделей, еще весьма неточная.

Вы скажете, стоило ли перья ломать, что полезного для себя мы можем извлечь из этого рассуждения? Нет, все же какое-то рациональное зерно здесь есть. Заключается оно в том, что причин на самом деле может быть много, хуже того, они могут существовать одновременно. Положим, Вы заболели от несварения желудка. В чем причина этого события? Если Вы пойдете к врачу, то он методом опроса и/или диагностики вероятно обнаружит несвежую колбасу, которую Вы съели накануне. Для него причина ясна – бактерии. Однако приходской священник при этом может заявить, что все болезни от грехов наших, и в данном случае это грех чревоугодия, более того постигшее Вас несчастье имеет своей целью избавление от порока. Эзотерик найдет у Вас нехватку какой-нибудь энергии в какой-нибудь чакре, а астролог обнаружит напряженный транзит по натальным планетам. Если чуть обобщить в бытовой плоскости, то причина может оказаться в плохом снабжении наших магазинов или в отвратительном качестве турецких холодильников. Важно понимать, что в принципе все эти причины могут сосуществовать вместе. Заметьте, я вовсе не утверждаю, что все они реально в данном конкретном примере присутствуют. Это просто разные способы описания одного и того же потока событий. 

Что касается Целевых причин – для Аристотеля их было столь же естественно обнаружить, как поднять свою руку – ведь он черпал свои модели прежде всего в живой природе. Как раз для описания действия разумных организмов телеология оказывается полезной. В чем причина того, что он поднял руку? В сложных биохимических процессах, происходящих в клетках его нервах и мускулах или в том, что ему захотелось почесать свой гениальный нос? Не в том ли и другом одновременно? 

Современная наука решительно избавилась от своего темного аристотелевского прошлого и совершенно отказалась от телеологических (целевых) описаний процессов. В самом деле, почему вообще должно существовать «почему?», не говоря уже о «зачем?» Наш же герой своего античного времени во всем усматривал глубокий смысл и цель. «У рогатых животных много желудков потому, что у них неполный набор зубов», «У акул грубая кожа потому, что у них хрящевые скелеты» - это примеры причинно-следственных связей, которые он обнаруживает. Почему именно в этом направлении, а не наоборот? Может быть как раз нет зубов потому, что много желудков и скелеты хрящевые из-за кожи? Мне это сильно напоминает логику ребенка. «Почему эта машина такая большая?» - «Потому, что там сидит большой дядя». 

Куда же запропастилась логика изобретателя сей респектабельной научной дисциплины? Последовательность в этом случае оставила Аристотеля, и в дальнейшем я предложу свое объяснение этому феномену. Зато свою модель причин он перерасширил на буквально все наблюдаемые им явления природы. Именно отсюда происходит его знаменитая концепция естественного места упокоения для неодушевленных предметов. Оказывается, дело все в той же Целевой причине. Почему камень падает на землю? В нем слишком много земли, вот он и стремится вниз, к себе подобным. Подсознательно, на рефлексах, понятно? Мне тоже. Нам обоим понятно. Поскольку используется общая для нас с Вами модель - человека. Мы понимаем явление тогда и только тогда, когда нам удается сопоставить его с готовой ментальной моделью. По ходу дела мы с Вами дошли до фундаментальной гипотезы теории моделей. Прямым следствием из предыдущей модели являлось то, что булыжник побольше будет падать быстрее маленького – ведь в нем же больше этой тяжелой первопричины и она интенсивнее вожделеет попасть вниз. Почему наоборот дым устремляется вверх? Это оказывается избыток воздуха внутри его субстанции тянет его наверх, к своему естественному месту пребывания. 

Что можно сказать об этой модели хорошего? Разве что то, что она достигла каузальной фазы своего развития, более ничего. Мы с Вами по существу наблюдаем скрещивание модели квадриги причин с плохо осознанной (передавшейся по наследству от отца?) моделью «похожее стремится к похожему». Неужели Аристотель, собственноручно разрезавший сотни несчастных зверюшек (причем некоторых живьем) для получения гигантского эмпирического материала, не смог догадаться провести пару опытов со свободным падением разнообразных предметов? Конечно мог, и никакая наклонная башня в Пизе для этой цели ему была не нужна, вполне можно было воспользоваться близлежащей возвышенностью. Догадался же Ваня Филопон провести такой эксперимент с теми же самыми подручными средствами. Жаль, что родился он немного не там (надо было на тыщу километров левее) и не в нужное время (надо было на тыщу лет позже), поэтому его интеллектуальное достижение благополучно забыли, и все лавры достались знаменитому Галилео Галилею. Вот и Аристотель вполне мог проверить свою модель. Дело всего лишь в том, что этот вопрос совершенно не интересовал его, он его разрешил походя, легким движением могучего интеллекта. 

Изучая модель причинности Аристотеля, мы уже одним боком прикоснулись к его космологии. А пристальнее взглянуть на его модели бытия мы сможем с Вами уже на следующем занятии. Кто знает, может быть нас ждет новый диалог на красивой трубе!?

Предыдущая статья | Следующая статья