Георгий Борский - Философский «Бэнкси» нашего времени!
Известный блоггер и историк науки из Голландии.

vk fb

envelope

написать автору:
gmborski@gmail.com

 

Текел – взвешено!

Вертикаль власти кажется весьма привлекательной для тех, кто наверху. Есть одно неудобство - на всякую силу рано или поздно найдется бóльшая сила. Именно это несчастье и произошло с пост-Александровскими эллинистическими государствами – и авансцену театра античного мира оккупировал Рим. Однако за душой у новых властелинов древнего мира, кроме юриспруденции и некоторых строительных и военных технологий, никаких моделей припрятано не было. Посему не удивительно, что этот ментальный вакуум быстро наполнился все той же гремучей греческой смесью. 

Поначалу астрология поразила самые низы социальной лестницы – простой народ с оживлением менял заработанные непосильным трудом унции на информацию о грядущем. Интеллигенция же, выучившая греческий язык и наслаждавшаяся классическими пьесами и поэмами, долгое время относилась к этому занятию со скепсисом. Не верить шарлатанам сограждан призывал непримиримый Катон, высмеивал древнюю науку поэт-сатирик Энний, не жаловал астрологию и Цицерон. Были времена, когда халдеев даже выдворяли из столицы (после пары восстаний рабов с астрологами во главе). 

Однако когда из покоренных Сиракуз в Рим привезли модель небесных сфер Архимеда, она вызвала всеобщее восхищение. Широкую известность получило астрологическое предсказание для Юлия Цезаря остерегаться мартовских ид, которое он, как широко известно, с презрением отверг (равно как и сновидение своей супруги). Унаследовавший трон Август Октавиан стал первым императором-рабом халдейских моделей. Еще в юности он был поражен в самое сердце, когда астролог Теоген, составив натальный гороскоп, бросился к его ногам, предсказывая ему великое будущее. Поверили Гораций, Вергилий, Овидий, Витрувий, и головокружение от успехов на римской почве уверенно вело модель к полному безумию. 

Тиберий, удалившись из Рима то ли из страха отравления, то ли из отвращения к своей распутной навязанной ему жене, был списан общественным мнением из списка кандидатов в наследники Августа. В своей самовольной ссылке на Родосе Тиберий коротал время за тем, что планомерно истреблял астрологов острова, будучи недовольным их предсказаниями. Хитрый грек Трасилл сумел избежать столь несчастной судьбы, прочитав в гороскопе грядущую опасность для самого себя. С тех пор его изречения ссыльный претендент на трон стал воспринимать, как глас оракула. Когда же казавшееся совершенно невероятным в текущих обстоятельствах предсказание Трасилла о том, что Тиберий станет императором, воплотилось в жизнь, удачливый астролог стал настоящим серым кардиналом Рима. Видимо именно он повлиял на критическое решение императора оставить свет и поселиться на острове Капри, что развязывало интригану руки в столице. Под занавес своего правления Тиберий косил потенциальных преемников направо и налево. Калигула выжил репрессии и унаследовал империю только благодаря Трасиллу. Для этого астрологу оказалось достаточно заявить, что у того не больше шансов стать императором, чем переехать на колеснице через Байский залив. А Тиберию на смертном одре пообещать еще десять лет жизни. Сильно похоже, что проныра просто фабриковал интерпретации гороскопов в своих политических целях. 

Калигула продолжил установившуюся традицию, раздавая милости подобострастным и жестоко карая неугодных пророков. Египетский астролог Аполлоний попал в число последних, поскольку умудрился определить точный день смерти императора. Службы безопасности неплохо работали и в те далекие от нас дни, и незадачливого провидца должны были всенародно казнить в Риме ровно в предсказанный им час. Однако отложенная с целью пущей демонстрации ошибочности прогноза на сутки процедура спасла жизнь этого верного рыцаря науки. Калигулу, как истинного поэта, местные любители астрологии ассасинировали в точный срок. Дальше – хуже, разбушевавшаяся не на шутку модель обрела статус истины в последней инстанции, и все больше стала влиять на реальные события. Балбилл (возможно, сын Трасилла) успешно консультировал Клавдия, он же предсказал Агриппине, что ее сын Нерон станет императором, но убьет ее.  Сбылось! Безумная мать была на все готова ради своего сына. Дабы Нерон взошел на трон, она в благоприятный момент, предсказанный астрологами, взяла на себя исполнение воли звезд и не пожалела яда для своего мужа. Воля сбылась! В награду астролог стал Префектом Египта, богатейшей провинции древнего мира. Он же, уже в статусе советника Нерона, посоветовал ему отправить в лучший мир лучших из лучших в Риме (Сенеку, Петрония и многих других), дабы умилостивить появившуюся комету и спасти своего покровителя. Сбылось опять! Модель-великан стала победителем, Древнего Рима повелителем. 

Точность требует жертв. Когда астрологи предсказали Домициану время его смерти, тот приказал их обезглавить, отложив исполнение (на манер Калигулы) ровно на сутки. Дождавшись рокового часа, он с большим облегчением попросил приготовить ему ванну. Один из тайных заговорщиков предложил ему для пущего удовольствия почитать. Однако вместо свитка предатель вытащил из-под туники кинжал и поразил императора. Для астрологов было очевидно, что небольшая ошибка предсказания была вызвана несовершенством вычислений положения небесных тел. Уточнить модели астрологии звездами предначертано было Клавдию Птолемею Александрийскому. 

Птолемей творил далеко не на пустом месте. Многое было до него сделано Аполлонием из Перги и Гиппархом. Последний, как мы помним, создал математические модели Солнца и Луны. Однако моделей блужданий остальных пяти планет все еще не существовало. Именно этой цели и достиг Птолемей своим Синтаксисом-Альмагестом (дословный перевод с арабского - Величайший). Впервые в истории астроном смог преобразовать эмпирические наблюдения за звездами в точные модели и из них вывести таблицы для расчета положений планет в любой момент времени в прошлом, настоящем или будущем. Для этого ему потребовалось и развить геометрию с тригонометрией, и провести тщательные работы по сбору данных, и развить модель. Однако на бессмертной славе Птолемее есть и пара темных пятен. Дело в том, что Величайший и Ужасный практиковал мухлеж с данными. Скажем, тот момент времени, в который он якобы наблюдал весеннее равнодействие, его (по современным моделям) быть не могло. А параметры его планетарных моделей никак не выводятся из приведенных им наблюдений. При этом его данные в точности соответствуют расчетам по модели Гиппарха. 

Модель деферента/эпицикла не могла объяснить неравномерность движения обычных планет. Спасти модель Птолемею удалось при помощи нового понятия экванта. Если смотреть на мадам Фрикасе с этой выдуманной точки обзора, то угловое перемещение ее колеса кажется равномерным. Однако эта конструкция нарушила аксиому астрономии древних – равномерного движения по окружности (против ее центра). Именно это противоречие в результате и привело Коперника к гелиоцентризму.  Но до краха модели Птолемея было еще полтора тысячелетия, а пока на этот исторический отрезок она обеспечила астрологам приличную точность вычислений – ошибки не превышали 2-3 градуса (за исключением Меркурия). Что же Вы думаете, наличие точной планетарной модели порушило модели астрологии? Ничуть не бывало. Сам Птолемей отличился энциклопедией древней астрологической мысли – Тетрабиблосом (Четверокнижие). Его собратья по халдейскому искусству продолжали процветать - бал в древнем мире правила их модель. Современные астрологи не рискуют предсказать ничего больше, чем риски того или иного события. В те же стародавние времена люди гибли за модель. На весах любимой римлянами Юстиции-Фемиды их жизни явно перевешивали здравие капитально сшедшей с ума модели:  

Астрономическая модель Птолемея достигла конструктивной фазы развития – построенная на ошибочных посылках, она тем не менее успешно работала как кулинарная книга рецептов. Той же стадии достигли (несколько более мирные) росшие из металлургии модели алхимиков. Пути для дальнейшего развития астрологии однако объективно не существовало, болезнь перешла в хроническую стадию. Настоятельно требовались антибиотики - модель свободы воли. Существовали и другие предпосылки для грядущей революции. Их мы обсудим в следующих статьях.  

Предыдущая статья | Следующая статья