Георгий Борский - Философский «Бэнкси» нашего времени!
Известный блоггер и историк науки из Голландии.

vk fb

envelope

написать автору:
gmborski@gmail.com

 

Мы не рабы, рабы – модели

Обратил ли кто-нибудь внимание на общность двух философских течений – скептиков и киников – которые мы проходили на прошлой неделе? Если нет, то я помогу. Дело в том, что и те и другие лелеяли один маленький (крошечный такой), но вековечный вопрос: «что такое хорошо и что такое плохо?». Мы могли бы это назвать построением модели «добра и зла» (предмет изучения науки этики). Мы высказали гипотезу, что тема эта, прочно вставшая на философскую повестку дня начиная с Сократа, вовсе неслучайно попала в фокус внимания античных мыслителей. Не было другого пути у хилого ручейка древней науки ускорить свое течение, помимо улучшения человеческой породы. Скептики предложили модель, описывавшую правила поведения с другими моделями («воздержание от суждения»). Киники же развивали модель, в которой экономилось на вере в человечество. Имущество и прочие культурные напластования объявлялись ненужным хламом, то есть злом. Напомним, что модель предмета вовне нашей психики мы называем моделью первого порядка (рекурсии), модель же ментальной модели мы поименовали метамоделью (и она может быть второго или более высокого порядка).Таким образом, скептики обнаружили зло в моделях (то есть создали метамодель второго порядка), а киники построили модель «зла» первого порядка. Сегодня мы с Вами рассмотрим еще два направления античной философской мысли, предложивших для решения вышеуказанной проблемы свои модели. 

Самым модным философским течением постсократовской античности стал стоицизм. Им увлекались самые широкие слои общества – от рабов до императоров (Марк Аврелий) и от Первого Рима до самых до окраин. Как мы помним, учителем основателя стоицизма Зенона Китийского (Китион – античный город-государство на Кипре) были киник Кратис. Из учения киников он почерпнул аскетизм-безразличие к радостям плоти (которое было явно представлено еще у Сократа) и космополитизм-демократичность (все люди равны). Однако отвергнутым оказалось презрение к достижениям человеческой культуры. Этика стоиков – типичный пример метамодели (второго порядка) из области психики предложенной нами трилки знаний, учение о том, как «дышать под водой». Даже сейчас мы все еще употребляем выражение «держаться стоически» для обозначения безразличия к боли (а иногда и удовольствиям). Дело в том, что в пределах собственной психики мы имеем власть дать веру совершенно произвольным моделям. Мы полюбим, если будем думать, что любим, захотим, если будем думать, что хотим и т.д.. Так давайте же сделаем правильный выбор, соответствующий Природе и подтвержденный Разумом, - призывали стоики. Стоицизм не просто философская система взглядов, это – (аскетическая) практика, почти религия, этому можно научиться. Вот как профессиональный раб Эпиктет объявил войну модельному рабству: «Сначала скажи, кем ты хотел бы быть, затем делай то, что требуется». А это некоторые высказывания Сенеки, другого видного проповедника стоицизма: 
·       Если Вы желаете избежать неприятностей, то Вам не надо искать другое место, но надо стать другим человеком. 
·       Считайте друга верным и Вы сделаете его таковым 
·       Не тот беден, у кого мало имущества, а тот, кто вожделеет иметь больше 
·       Дабы стать истинно свободным, надлежит стать рабом философии 

«Жизнь – рабство, если бояться умереть» - утверждал он, и возможно именно своей героической кончиной стоики больше всего поражали воображение современников. Вспомним с каким хладнокровием и спокойствием Сократ, идол-кумир стоицизма, пошел на казнь. Не подкачал и киприот отец-основатель Зенон. Если верить Диогену Лаэртскому, он, подскользнувшись и упав,  картинно процитировал стих из «Ниобы» Тимофея Милетского и, усилием могучей воли остановив дыхание, скончался на месте. Сенека же покончил счеты с жизнью модным в те времена кошерным образом, то бишь открыв себе вены.  

Какой же выбор является правильным? Чему верить, что хорошо и что плохо? Во многом в поисках ответа на вопрос о том, что же именно «хорошо», стоики предложили свою физику (космологию) и логику. В основу их представлений о строении мира по всей видимости легли некоторые положения набиравшей тогда популярность астрологии (радикально вавилонского разлива). И наоборот, как уже отмечалось, высокая репутация стоицизма сильно помогла распространению астрологии в эллинистическом мире. «Рок», «провидение», «судьба» - понятия, во многом привнесенные в наш модельный ряд стоиками. С их точки зрения мир не только полностью детерминирован, но и полностью цикличен. Цикличен до такой степени, что по истечении определенного периода опять возникнет космос, Земля, Эллада, Афины, стоицизм, тот же Зенон будет произносить все те же слова и т.д.. Так стоит ли обращать внимание на мелкие неприятности жизни на фоне этой грандиозной перспективы?  

Другое течение древней философии – эпикурейство – свои истоки вело от полузабытого к этому времени атомизма Демокрита и явилось естественным развитием его материалистических моделей в области этики. Коль скоро все вокруг материально, то удовольствие суть единственное благо в жизни и именно к нему надлежит стремиться человеку, весьма логично рассуждал Эпикур. Однако (возможно в отличие от Демокрита, чьи взгляды нам до конца неизвестны) он не отрицал существования богов, всего лишь считая, что они просто чихать хотели на весь бардак и зло, происходящие в нашем мире. Боги пребывают в идеальном состоянии атараксии, то есть отсутствии всяческих треволнений, невозмутимости, которое надлежит эмулировать всем смертным - утверждал он. С другой стороны Эпикур не верил в мистицизм (скажем платонистского толка) и бессмертие души. Зато верил в то, что можно не бояться смерти. Ваше кредо, господин Эпикур? Non fui, fui, non sum, non curo – меня не было, я был, меня нет, мне все равно. Боги пофигисты, и я - пофигист. Подумаешь помру, я же отмороженный, концентрируюсь на удовольствиях, велика беда! 

Из «наших» в городе были еще гедонисты. Однако неверно отождествлять эти два учения. Отличие прежде всего в том, что для Эпикура отсутствие боли или страхов – тоже «хорошо».  Кроме того, он был горячим сторонником удовольствий для души – в частности ценил дружескую беседу выше сытного и горячего обеда. Вот некоторые из его высказываний: 
·       Дабы сделать человека счастливым, следует не добавить ему богатство, но отнять от его желаний 
·       Глупо молиться богам о том, что ты можешь получить сам 
·       Не то, чем мы владеем, а то, чем наслаждаемся, составляет наше изобилие 
·       Искусство хорошо жить и хорошо умереть – есть одно и то же искусство 

Эпикурейство не сильно почиталось в античности – его критиковали со всех сторон - Цицерон, стоики, неоплатонисты. Однако были и последователи, в частности древнеримский поэт Лукреций, чья поэма «О природе вещей» считается наиболее полным собранием моделей атомизма-эпикурейства. Христианские века казалось совсем похоронили эти идеи – Данте определил Эпикура в шестой круг ада. Однако фортуна переменчива – с развитием материализма в Европе его древние модели обрели новую жизнь (начиная с Пьера Гассенди в семнадцатом веке). Атомизм и по сей день во многих кругах считается основополагающей моделью мироздания, а «клинамен» Лукреция (спорадическое изменение траекторий атомов с целью заставить их образовывать разнообразные случайные комбинации) зачастую цитируется в теории хаоса. Да и вообще оглянитесь вокруг, друзья мои, разве Вы не замечаете черты эпикурейства в окружающем нас обществе потребления и безумного забега за удовольствиями? 

Если каждый будет думать только о себе, что же это за массовое перетягивание каната получится, спросите Вы? Однако не так все просто в эпикурейском королевстве, как Вы полагаете. С точки зрения Эпикура правильно на себя потянуть - это не потянуть, а все предусмотреть! Давайте все вместе договоримся так, чтобы максимизировать удовольствие каждого, и все будет о’кей – вот в двух словах его предложение в области этики. Добавим от себя, что это модель (добра) первого порядка начальной фазы развития. 

Тем временем мы с Вами приблизились к финальному аккорду первой античной части нашей симфонической истории моделей – нам осталось лишь узнать, как революция стучится в дверь. Сей мотив судьбы прозвучит в нашем блоге на следующей неделе.

Предыдущая статья | Следующая статья