Георгий Борский - Философский «Бэнкси» нашего времени!
Известный блоггер и историк науки из Голландии.

vk fb

envelope

написать автору:
gmborski@gmail.com

 

Ангел в гневе

 

Вы когда-нибудь встречали ангелов? Нет? В самом деле? Ах, как это интересно! А ведь в процессе изучения библейских текстов мы с Вами уже несколько раз их упоминали.  Что Вы говорите - они повымерли все на манер динозавров? А я говорю Вам, что Вы их встречаете каждый день, и просто не замечаете этого. Что же это за существа такие? Как их увидеть, откуда и куда они летят, чем питаются и вообще как их моделировали библейские авторы и многочисленные экзегеты? 

Для начала давайте разберемся с этимологией. «Ангел» в переводе с греческого (который в свою очередь является литеральным переводом с древнееврейского)  означает «вестник, посланник». И в самом деле любой ангел в Библии несет адресату некое сообщение-модель. Именно поэтому мы в предыдущих статьях предположили, что ангелы, являвшиеся Аврааму, были на самом деле внезапно пришедшими к нему мыслями, возможно сопровождавшимися определенными ощущениями, например «эврики». Подобного рода феномены мы с Вами ранее наблюдали и у ученых, присутствуют они и у каждого живого человека. Именно на этом основании я и заявил, что Вы их встречаете каждый день. А не замечаете по другой причине – отсутствию времени. 

Дело в том, что в древности интенсивность сенсорного потока была на несколько порядков ниже (ни тебе телевизора, ни прочих СМИ, ни рекламы), поэтому количество приходящих к человеку мыслей исчислялось единицами в день, соответственно каждый подобный «сеанс связи» ими воспринимался знаково, как событие величайшей важности. Наука говорит нам о том, что ощущение важности происходящего у человека влечет за собой привлечение дополнительных психических ресурсов для повышения концентрации и лучшего запоминания пережитого. Возможно, что древние люди даже умели различать нюансы сопутствующих приему ангелов эмоциональных состояний и давали им имена. Ничего удивительного – мы можем с одного взгляда отличить шестой айфон от седьмого, а они запросто распознавали архангела Гавриила или Михаила. Однако некоторые библейские повествования говорят нам об ангелах, которые явно участвуют в жизни героев, производят те или иные действия. Значит, не мыслью единой они живы? Ответ на этот вопрос мы поищем в повести временных лет Бытия Исаака и Иакова – соответственно сына и внука знаменитого праотца еврейского народа. 

Мало чем отличился на своем жизненном пути заветный приз Авраамового завета Исаак. Его тишайшее существование не было отмечено безумствами, интенсивным общением с Богом и прочими эксцессами, столь характерными для его отца. Вероятно он просто пошел в мамочку – здравомыслящую покорную мужу и судьбе Сарру. Столь же безропотно, как едва сорвавшееся принесение себя в жертву, принял он Ревекку, которую ему организовали заботливый папочка и ответственный раб. Что-то было не в порядке с деторождением у женщин рода Авраама – снова на протяжении целых двадцати лет не производила новоиспеченная супруга Исааку потомства. «Активный» (без приглашения) Бог являлся и ему, однако при этом его приказания вполне соответствовали здравомыслию получателя.  Исаак не стал мотаться по древнему миру, выполняя волю невидимого Бога, а просто стал тихо молиться. Это первое упоминание в Библии молитвы как понятия, если не считать торг Авраама с Богом по поводу аннигиляции Содома и Гоморры. Для молитвы прежде всего характерно, что инициатором общения с Богом является молящийся. Долгие двадцать лет (и без малейших признаков шизофрении) интегрировал Исаак свою психическую энергию для достижения результата, что еще раз указывает на его повышенную рассудительность.  
Как бы то ни было, в качестве благосклонного ответа на свое прошение он как известно получил не ангела, а двойню. 

Как это часто бывает, семья раскололась ровно напополам. Папа благоволил «человеку полей» Исава, а мама «человеку шатров» Иакову. Последующая борьба за право первородства и отцовское благословление завершилась уверенной победой увертливой восточной хитрости с прыщавой совестью против простодушной прямолинейности. Ослепший Исаак оказался банально обманут своим сыном и женой, при этом слабовольно принял свершившееся без малейшего роптания. Исав же был справедливо возмущен произошедшей несправедливостью до глубины души и в гневе угрожал своему хиловатому братцу физической расправой. Однако так часто бывает – и историю не повернешь вспять – именно Иакову довелось стать родоначальником двенадцати колен израилевых и увековечить в их генном коде стигму своей душевной дисгармонии. Удивительно другое – каким образом многочисленным христианским экзегетам удалось увидеть в этом не самом нравственно чистом человеке прообраз-модель грядущего Христа. 

Проследуем за героем нашего повествования в его матримониальное турне. Отметим по пути знаменитую (увиденную во сне) лестницу Иакова, ставшую в будущем прототипом для многочисленных моделей духовного роста человека. Обманувший сам, да будет обманут другими. Вместо любимой Рахили, его не менее скользкий и хитроумный, чем он сам, дядюшка по материнской линии Лаван подсунул ему потенциальную старую деву Лию. Долгих двадцать лет пришлось ковать ему свое семейное счастье на чужбине. Но вот пришло время возвращаться в землю отца и деда, обещанную ему и его наследникам пресловутым заветом. 

Мы приближаемся к кульминационному пункту нашего сегодняшнего повествования. Кто его встретит в Ханаане, как его обнимут и какие песни пропоют? Плюнет или поцелует его обманутый некогда брат? Ведь расстались они в самых раздраенных чувствах. Вопрос этот сильно волновал Иакова, поскольку он чувствовал былую вину и был вправе ожидать исполнения старых угроз в свой адрес.  И он молился Богу. И послал вперед рабов с богатыми дарами. И принял все меры предосторожности. И все же решился перейти через Иордан. И остался один. И боролся Некто с ним до появления зари. И был исход этого поединка – победа ценой хромоты. И было в награду новое имя (а значит по древним понятиям и новая сущность) – Израиль. Так с кем же сражался Иаков-Израиль? 

Фрагмент прямо скажем странноватый, с трудом поддававшийся разумному толкованию в истории экзегезиса. В Библии явно говорится о том, что борьба происходила с Богом. Разве со Всевышним можно бороться и тем более победить? Хотя некоторые христианские толкователи подозревали в сопернике Иакова чуть ли не самого Спасителя, все же подавляющее большинство мыслителей придерживалось мнения о том, что на самом деле эпическая битва происходила с его ангелом.  Здесь мы подходим к заданному в самом начале этой статьи вопросу – каким образом эти посланники Божии (если их понимать исключительно как мысли, материализующиеся в голове) могут производить физические действия в нашем мире – в данном случае повредить состав бедра Иакова? 

Для ответа на этот вопрос нам необходимо еще глубже проникнуть в тайны психологии мировосприятия древнего человека. Дело в том, что для него не только внезапно возникшие мысли в его голове, но и выделяющиеся события в его жизни несли особое сокровенное сообщение. В его затуманенном предрассудками сознании возникновение этих событий имело сакральный смысл, предназначенный для интерпретации и специального толкования. 

Таков человек – мы не только распознаем образы-модели в повторяющихся явлениях, но и реагируем на особые нестандартные происшествия в нашей жизни, как персонально предназначенные для нас. И это принципиально важная функция для биологического выживания – ведь именно отклонения от обыкновенного кроют в себе потенциальные возможности и опасности. Если Вы подскользнулись на арбузной корке и упали, то просто встаете и идете дальше. Для древнего же человека уже это единичное событие был бы знак, ангел, Божья воля. Вы думаете, мы так уж далеко ушли от этого восприятия? Каждый современный ребенок проходит в своем развитии стадию эгоцентризма, где все (от родителей до природных явлений) крутится вокруг его персоны. Да и взрослые… Пусть эти события кластеризуются – скажем, Вы идете на важную встречу, и тут сначала та самая корка, потом Вы ударяетесь лбом о стенку, а потом опаздываете на автобус. Поневоле задумаетесь, стоит ли на нее идти. Атавизмы древности находятся здесь и сейчас, посреди нас. Если бы их не было, реклама давно бы уже отмерла. Ведь мы зачастую реагируем на нее только потому, что нам кажется, что совпадение с нашими чаяниями неслучайно и имеет скрытое значение для нашей жизни. 

Итак, ангел в гневе Иакова-Израиля был просто некоторым совпадением, кластером событий (Карл Юнг назвал бы это «синхроничностью»), в результате которого наш герой охромел. Вспомним, что Иаков долго маялся вопросом о том, как пройдет его встреча с братом. Этим двадцатилетним страхом значительно проще объяснить произошедшее нежели Божественным вмешательством в его дела. Характерно, что Иаков не поверил «ангелу» и пошел наперекор ему через силу. И в сей дерзновенной смелости сужденияисторическая заслуга этого персонажа – его вера уже контролируется разумом, это уже не слепая «пси под крышей» Авраама. 

Ну а мы, обобщая, отметим, что под ангелами библейские писатели понимали любые ментальные или внешние события, которое интерпретировалось ими (и его получателем) как сообщение-модель от Бога. Именно по этой причине я в одной из своих предыдущих статей сравнил изучение моделей с ангелологией. В сферу интересов персонажей Библии попадали и другие психические феномены, например сны. Но об этом мы поговорим на следующем занятии…

Предыдущая статья | Следующая статья