Георгий Борский - Философский «Бэнкси» нашего времени!
Известный блоггер и историк науки из Голландии.

vk fb

envelope

написать автору:
gmborski@gmail.com

 

Моисей Моисею рознь

Глубокоуважаемые читатели и читательницы нашего блога! Я вынужден принести очередные извинения за изменения в программе передач. По плану мы должны были приступить к описанию чудес, совершенных великим пророком Моисеем. Однако, опасаясь оказаться непонятым в своей трактовке, я данной мне капитанской властью решил устроить зеленую стоянку на островах более менее Твердого Знания, поднятых из пучины морской относительно недавно (против библейских событий). 

Беда в том, что хотя мы в целом движемся строго по компасу, время от времени я вынужден производить некоторые коррекции курса на основании полученных разведданных. Речь идет о модели аудитории, которую я продолжаю для себя строить, в основном исходя из количества лайков и содержимого комментариев. Поскольку я не переписываю готовый материал, а пишу пару статей в неделю а реальном времени из головы, то вышеупомянутые отклонения от заранее выбранного направления оказывается вполне возможным реализовать. 

Более конкретно я решил вкратце ознакомить почтеннейшую публику с достижениями так называемой библеистики. Я уже вскользь упоминал в этой статье о том, что в соответствии с современными понятиями Тору (пятикнижие Моисея) на самом деле написало несколько авторов, которые жили столетиями позже великого пророка. Сегодня же мы бегло (без дат, имен и прочей избыточной информации) пролистаем страницы истории вышеупомянутой научной дисциплины. 

Библия – это не только самый крутой бестселлер всех времен и народов, это еще и с большим отрывом рекордсмен по количеству мыслителей, пытавшихся построить и уточнить модели того, что в ней написано. Вот и я, изначально имея намерение всего лишь выудить из нее данные о генезисе интересующих нас моделей, как-то незаметно для самого себя втянулся в моделирование контента. При этом основной вопрос, на который я пытался дать ответ, был «как это могло происходить на самом деле?» Вообще наука библеистика завелась с того, что люди стали ставить себе нестандартные вопросы. Если христианских и иудаистских экзегетов больше всего интересовала тематика моральных уроков, которые можно получить из библейских сказаний, то ученых привлекли совершенно другие аспекты. «Кто, когда и в каких социальных условиях это написал? Какие он (они) преследовали цели? К какому литературному жанру можно отнести библейские тексты? Как они соотносятся с другими сочинениями той же эпохи?» - это далеко неполный список, и моделестроительство еще в полном разгаре и поныне… 

… А его истоки можно найти еще у Эразма Роттердамского и Баруха Спинозы.  Как же зародились эти модели? В начале сотворил Бог идею, что некоторые тексты в Библии повторяются и даже противоречат друг другу. Так, например, приведено два варианта создания мира и людей (Быт. 1-2.4а и Быт. 2.4b – 3.24), по паре генеалогий различных персонажей (например Сифа и Сима), две версии декалога (десяти заповедей) и перехода через Красное море (в Исходе и Второзаконии) и т.д. и т.п.. Также совершенно очевидно было то, что в Законах Моисея не было сказано ни слова по поводу актуальной для контекста жизни изгнанников в пустыне, зато приводились многочисленные (и по древней традиции весьма эклектичные) предписания для жизни будущего века по городам и весям Земли Обетованной. Помимо этого было обращено внимание на использование различных имен Бога (Яхве и Элохим), а также на явные несовпадения идеологии текстов (некоторые фрагменты подчеркивают особую роль духовенства, а другие ее не замечают). Отсюда возникла первоначальная модель - так называемая «документальная гипотеза», которая постулировала, что Тору на самом деле написало несколько авторов, причем истории каждого из них вполне внутренне последовательны, непротиворечивы и написаны со строго определенной целью, а вышеуказанные проблемы возникают только на их стыках. 

Пробежимся по основным вехам на пути дальнейшего развития моделей библеистики. И сказал Бог в другом начале (уже девятнадцатого века) ученым – обратите внимание на счастливую «находку» книги закона во времена царя Иосии (4-я книга Царств, глава 22). Вполне разумно было предположить, что «нашли» ее тогда не по Божьему провидению, а по царскому повелению в целях придания легитимности задуманной правовой реформе. Впоследствии эту книгу стали ассоциировать с автором D (Deuteronomy = Второзаконие, поэтому мы будем величать его В.Моисеем). Также оказалось очевидным, что как минимум книга Иисуса Навина (а весьма вероятно и последующие за ней книги вплоть до книг Царств) были написаны все той же таинственной рукой. Это следовало из очевидной трактовки исторических событий в свете благословений и проклятий Второзакония. Например, деление единого государства на Иудею и Израиль после Соломона объяснялось не экономическими последствиями построения безумно дорогого храма, а тем, что тот заодно строил капища для идолов своих многочисленных жен и последовавшей за этим Божьей карой. 

Таким образом, в начале Второзаконие было вовсе не последней книгой Торы, а прямо наоборот вступлением к череде исторических эссе, подтверждавших истинность сделанных в нем пророчеств, а самое главное праведность приведенных Законов и нерушимость Завета. Сочинения В. Моисея в совокупности составляют единое непротиворечивое целое и получили со временем название девтерономистской (второзаконческой) истории. Схожим образом удалось выделить «Первосвященническое» P-напластование (Priest = жрец, священник - для его обозначения мы будем использовать кириллицу – П). П. Моисей был сильно озабочен обрядово-культовыми вопросами, особо подчеркивая особую роль духовенства в посредничестве общения простых смертных с Богом.  И этот текст оказалось возможным выкристаллизовать отдельно. Все, что осталось после этого от Торы, приписали так называемом Яхвисту J, в некоторых вариантах интерпретации разделяя его с Элохистом E. Комбинацию этих двух источников мы назовем И. Моисеем (И = JE = Иегова). 

И увидели ученые, что это хорошо. И был вечер, и было утро: середина века двадцатого. А в веке том нам удалось  пополнить копилку фактов большим количеством раскопок и расшифровок древних текстов, а также антропологическими исследованиями. Образовавшийся сравнительный материал был использован библеистами для новой атаки на секреты Библии.  Сначала возникли первые модели истории религий, которые постулировали определенную последовательность развития мифов и верований как на Востоке, так и на Западе. Тору попытались изучить с точки зрения этих моделей, спозиционировать ее против вновь открытых мифов древнего Вавилона, саг и легенд других народов. В частности, важный вклад в общее дело моделирования Библии внесла идея о том, что большая часть текстов принадлежит широко распространенному среди примитивных народов классу так называемых этиологических историй. Этиология в этом контексте – это «объяснение» происхождения тех или иных названий (например, Вефиль из сна Иакова о лестнице моделей), геологических образований (соляные столпы в рассказе о Содоме и Гоморре), народов (арабы через Измаила) или иностранных языков (Вавилонская башня). Помимо этого, интересной оказалась гипотеза о том, что Пятикнижие Моисея является сплавом-компиляцией былин из различных местностей древней Иудеи и Израиля. 

И благословил Господь Бог последние несколько десятилетий, в кои времена вышеупомянутые модели получили дальнейшее развитие. В частности было поставлено под сомнение существование отдельных J и E (поскольку не получалось создать полноценный E-текст, а наличие разных имен у божества можно было объяснить другим образом). Было подмечено, что предыстория Авраама, Исаака и Иакова практически никак не упоминается библейскими пророками до вавилонского пленения.  Это позволило точнее датировать слой J (И), а вслед за ним и P (П), а также понять социальный заказ и мотивацию, которые двигали этими писателями.  Также было поставлено под сомнение общая компиляция Пятикнижия последующими редакторами. В прошлом их зачастую словно deus ex machina привлекали для объяснения противоречей в моделях.   

И заповедал Бог человеку - то, что мы называем пятикнижием Моисея, суть плод трудов нескольких неизвестных авторов. Имена их забыты, но дело их бессмертно! Да, их творение могло быть (и скорее всего было) основано на народных преданиях. Однако, учитывая многовековую дистанцию до описываемых событий и их очевидные намерения использовать авторитет священных героев прошлого в своих целях, мы не можем полагаться на точное изложение деталей. Самой разумной кажется гипотеза преувеличения деяний титанов древности при пересказе преданий старины глубокой. 

Заметим, что с точки зрения исследования истории моделей для нас не имеет принципиальной разницы, кто именно вложил в них свою душу, единый Моисей или Троица его В., И., П. ипостасей. Более того, последовательное развитие библейских моделей замечательно подтверждает нашу инкрементальную теорию их генезиса. Как бы то ни было, для адекватного ответа на наши собственные вопросы пренебрегать результатами долгих трудов ученых мы не можем. Значит, нам туда дорога – в следующих статьях мы познакомимся с одной из их наиболее детализированных и правдоподобных моделей.

 
Предыдущая статья | Следующая статья