Георгий Борский - Философский «Бэнкси» нашего времени!
Известный блоггер и историк науки из Голландии.

vk fb

envelope

написать автору:
gmborski@gmail.com

 

И. Моисей

Предыдущей статьей мы открыли счет Моисеям – настоящим творцам Писаний Торы. Сегодня подошла очередь для второй тени-проекции Великого Пророка – на ось истории и мифологии. Напомню – префикс-инициал И. очередной Моисей получил у нас от «Иеговы», поскольку в традициях науки библеистики он именуется Яхвистом (иногда разделяемым с Элохистом), а Яхве (тетраграмма YHWH из Писаний) по-русски обычно становится Иеговой. В мнемонических целях эту букву И можно также ассоциировать с Историком, поскольку именно этому персонажу современные исследователи приписывают создание основной сюжетной линии Пятикнижия. 

Герой нашего повествования был не только историком, но и фольклористом – собирателем древних былин и сказаний. Представьте себе произведение, в котором приключения Василисы Прекрасной плавно переходили бы в подвиги Ильи Муромца, а оттуда к генеалогии потомков Рюрика. Для нас была бы дикостью подобная солянка, особенно если бы она была подана под соусом хронологически выверенного летописного повествования. Однако далеко не так это было в древности. Примерно такую непосильную современности задачу решил сей эпонимический художник эпического жанра. Это он слил воедино с популярным в Ефреме (Израиле) блокбастером бегства группы рабов из Египта народные предания о праотцах, многочисленные этиологии (объяснения происхождения) различных названий и феноменов, а также басни окрестных племен и народностей.  Отовсюду, со всех сторон света, из Израиля и Иудеи, Вавилона и Египта – всего понемногу нашинковал он в общую трапезу из Пяти книг-блюд!  

Ингредиенты на любой вкус – вот например широко распространенный в античности сюжет о Богах, взявших себе в жены смертных женщин – Бытие 6.1-4. Или каталог родословных известных ему народов – Бытие 10. Для интересующихся наукой и техникой патентное бюро или анналы изобретений – Бытие 4.19-22. Адам и Ева были призваны поведать миру леденящую кровь истину о происхождении людей, их половых различий и института брака. Гексамерон (создание мира за шесть дней) – краткий курс молодого еврея в области палеонтологии. К чести И.Моисея стоит признять, что в этом ряду Ноев ковчег – единственный откровенный плагиат, импорт из эпических сказаний Месопотамии (Гильгамеш). Да и тот адаптирован под монотеизм автора – отсутствуют разборки между божками и используется один и тот же Создатель как для инициации потопа, так и для последующего спасения всего живого. Правда, за это пришлось заплатить принятием очень странной модели Бога – гневливого и непоследовательного. Но это только на наш современный взгляд - таким Всевышний и виделся в те стародавние времена. Мы видим один и тот же патрон во многих библейских историях (включая второзаконческую). Непослушание Богу неизбежно влекло за собой кару, после которой покаяние приводило к спасению (в столь же непредсказуемом порыве божественного милосердия) посредством избранного свыше героя.  

История религии утверждает, что мифы создают не в целях развлечения публики, а для объяснения недавнего прошлого в целях воздействия на непосредственное будущее. Когда же и при каких условиях творил модели исТОРии И.Моисей? Выше мы уже отмечали заслуживающее порицания заимствование сюжетов из древневавилонской литературы. Отсюда возникла весьма правдоподобная гипотеза – болдинская осень второй ипостаси Великого Пророка проходила в Вавилоне и пришлась на период второго пленения Сынов Израилевых. Об этом говорит например его несколько завуалированная полемика против строительства Вавилонской башни, прототипом которой был скорее всего зиккурат Этеменанки (храм бога Мардука) – в этот исторический период самое высокое здание в стране. На контекст изгнания указывает и очевидный акцент на тему преступления против Бога и неизбежного наказания – болевая точка дня. Яхве И.Моисея – создатель неба и земли, всех языков и народов. Это очень близко к монотеистическим моделям Второ-Исайи, по всей видимости творившего в то же самое время и при тех же обстоятельствах. Но возможно самый важный аргумент в пользу этой датировки – придуманный автором безусловный Завет Бога с патриархами Авраамом, Исааком и Иаковом. Из контекста сложно понять, чем отличились эти персонажи (помимо военной выправки праотца еврейской нации). Тем не менее им щедро обещают земли (от Нила до Евфрата!), обильное потомство и процветание. Все становится на свои места, если понять проблематику ситуации и целевую аудиторию – рабов, надеющихся на новое чудо Исхода. Бог верен заключенному Завету, он простит грехи и вернет свой народ в Землю Обетованную – вот лозунг того момента. 

Для связывания различных эпизодов и прочего фольклора древнееврейского народа в одно целое И. Моисей использует два литературных приема – генеалогии и блуждания. При помощи первых ему удалось связать мифологию сотворения мира с историями праотцов, а затем с Исходом. Помните, мы с Вами ломали голову над тем, зачем Аврааму понадобилось мотаться по древнему миру? Все очень просто, воля автора – закон. Положим, у него в загашнике есть забавный анекдот о том, как кто-то по-восточному хитрющий обманул простака, продав ему в гарем свою жену под видом сестры. Взял за это деньги, а потом еще и жену назад забрал, открыв дуралею истину и напугав того карой богов. Вот с целью прикрутить это происшествие к предыдущему повествованию старика-праотца вместе с неувядающей Саррой и отправили в Египет.   

Многие древние сказания И.Моисей развил и обогатил новыми деталями. Так, до него Содом и Гоморра всего лишь мельком упоминались Прото-Исайей (1.9-10). И.Моисей же обыграл эту басню при помощи варианта широко известного в древности мифа о посещении смертных Богами. Те, кто их грубо встречают, жестоко наказываются, а гостеприимные наоборот награждаются. Напоследок он поиздевался над соседями – Моавитянами и Аммонитянями. Вероятно, в собственных мифах этих народностей они происходили от титанов и героев. В библейском изложении они стали презренными потомками инцеста, а их праотцом был объявлен пьяный Лот. История борьбы Иакова и Исава - еще одна этническая этиология. С ее помощью объяснялась борьба с соседним народом Эдомитян (якобы произошедших от Исава и проживавших в значительно менее плодородных местах).   

Время от времени И.Моисей путался в придуманных им генеалогиях и хронологиях. Так, Исааком в Гераре (Быт.26) он вознамерился создать паралелльную историю анекдоту с Авраамом, окрутившим вокруг пальца простофилю-фараона. При этом он забыл, что у того с Ревеккой к этому моменту уже должно быть два взрослых сына (Быт.25), которые обязаны были сильно мешать новым проделкам хитрецов. В другом месте он повествовал о том, как сыны Иакова отомстили за поруганную сестру, перехитрив обитателей Сихема (перебив их всех, пока у них болело в интересном месте от таинства обрезания). Отсюда следует, что они уже взрослые. Однако это противоречит тому, что рассказано непосредственно до и после этого. А Агарь, выгнанная в пустыню с Измаилом, оставляет умирать под кустом малого ребенка, которому несколько глав (и лет) до этого стукнуло тринадцать. 

Отдельно стоит упомянуть Иосифа, который служит для логической связки патриархальных историй с Исходом и последующими блужданиями в пустыне. С этого момента мы почти не находим этиологий. Для пущей интриги И.Моисей прибегает к общеупотребительной фольклорной тематике найденыша, который в дальнейшем становится царем. Первая теофания Моисея происходит по сценарию Иеремии. Кары Египетские – собственное большое творческое достижение И.Моисея, поскольку они были «забыты» во Второзаконии. И придумал он их ровно семь штук, в полном соответствии с понятиями древней нумерологии и традициями проклятий из Лев. 26 (усилил фабулу впоследствии уже П.Моисей дополнительными карами). Красное море по всей видимости расступилось тоже литературным гением И.Моисея. Второзаконие упоминает это значительное событие всего лишь в единственном месте (11.4), и это более поздняя добавка. Самое раннее упоминание об этом чуде в пророческой традиции мы находим все у того же Второ-Исайи (который являлся современником нашего автора). Сильно (в деталях) отличается описание получения Закона на горе Синай у И.Моисея и В.Моисея. Заметим, что по древним понятиям, гора – самое место для обитания Богов. В древние модели Бога вполне укладываются как его пребывание в столбе дыма и огня, так и прочие великие чудеса этого повествования. 

Итак, наш Второ-Моисей – человек того же ментального круга и модельного ряда, что и Второ-Исайя.  Заметим, что этот Пророк регулярно сравнивал освобождение от Вавилонского пленения с Исходом из Египетского рабства. Общая беда сплотила ряды и мобилизовала креативные силы изнанников. Творчество обоих великих поэтов древности служило одной цели – убедить своих соплеменников в том, что Божественное прощение возможно и верность Бога идеям Завета вовне всякого сомнения. Надежду в Провидение в дни великой невзгоды несли они своим порабощенным братьям и сестрам. И их усилия не пропали даром – вера в светлое будущее сотворила очередное чудо и привела изгнанников на Родину, ко второму храму.  

Наша модель Торы близка к своему успешному построению. Для полного завершения не хватает Моисея под номером три. Это он превратил скромную Палатку для Встреч И.Моисея в священную Скинию. Это он ввел в библейское повествование посредников между Богом и простыми смертными – касту жрецов. Следите за нашими последующими публикациями! 

Предыдущая статья | Следующая статья