1583 Комментарии0

Статья "№252 Хребет зла" из цикла История моделейМодели ранней схоластикиИстория моделейМодели ранней схоластики

Ву-у-у! Воет ветер на всем белом свете! На месте не стоит не только человек, но и все прочие живые твари. Хуже того, даже вирусные осколки их мельчайших составляющих-клеток постоянно мутируют. Это происходит, должно быть, благодаря тому, что из квантовых щелочек поддувает настоящей, субатомной, махровой случайностью. Ну, а коли поднимется настоящий ураган, смерч, тайфун?! Сможет ли он, например, налетев на склад запчастей, создать готовый к эксплуатации самолет, скажем, марки Боинг?!
Скачать PDF

№252 Хребет зла

Ву-у-у! Воет ветер на всем белом свете! На месте не стоит не только человек, но и все прочие живые твари. Хуже того, даже вирусные осколки их мельчайших составляющих-клеток постоянно мутируют. Это происходит, должно быть, благодаря тому, что из квантовых щелочек поддувает настоящей, субатомной, махровой случайностью. Ну, а коли поднимется настоящий ураган, смерч, тайфун?! Сможет ли он, например, налетев на склад запчастей, создать готовый к эксплуатации самолет, скажем, марки Боинг?! Абсурдность этого предположения образует питательные соки, поддерживающие процветание сей популярной в среде креационистов ментальной модели. Но эта метафора может успешно служить только цели описания гигантских размеров фазового пространства эволюционного развития форм жизни. Широко известно, что она неадекватна как средство для опровержения дарвинизма. Просеивание организмов через сито естественного отбора с дальнейшим приплодом и размножением обеспечивают успешный подъем по градиенту фитнеса. Внезапные прыжки генетического дрейфа позволяют не застрять на отдельно стоящей вершине. Таким образом, человечек может-таки самостоятельно потихоньку вывестись из обезьянки или, при должном терпении, даже амебки. И нет никакой необходимости беспокоить по этому поводу Всемогущего Творца или чрезвычайно способных в программировании демиургов. Однако атаку на физикалистскую стену можно повести в другом, слабом месте ортодоксальной крепости. Нетрудно строго математически доказать, что вышеописанная задача экспоненциально сложна, т.е. при ее последовательном масштабировании справиться с ней за разумное время силами конечного количества био-процессоров невозможно. Хуже того, с такой проблемой не справится вообще никакой алгоритм, если запускать его на любой реализуемой в нашем физическом мире машине Тьюринга.

Давайте теперь отправим в вышеупомянутый ангар со складом компонентов произвольное фиксированное количество роботов. Пусть они обладают самыми прекрасными электронными мозгами. Напичкаем их до краев самым быстродействующим хардом и самым объектно-ориентированным софтом. Увы, и эти порождения Геенны Искусственного Интеллекта тоже будут бессильны эффективно справиться с конструированием интересующих нас артефактов в условиях их все возрастающей сложности. Но, позвольте, ведь люди как-то смогли изобрести сначала колесо, парус, а потом на их базе автомобиль и космический корабль?! При этом есть все основания полагать, что они на этом не остановятся. В чем тогда разгадка этого чуда?! Для наших постоянных подписчиков давно стало очевидно — для исследования процесса эволюции ментальных моделей как нельзя лучше подходит история. В частности, несложно проследить за образованием крупных социальных игр, таких, как двуглавые чудища государств и церквей Западной Европы. Именно этим я и предлагаю сегодня позабавиться. Но для начала давайте прикинем в самых абстрактных чертах, как именно мы разумно мыслим. Я Вам не скажу за всю науку, но специалисты в прикладных областях обычно рассуждают от общего к частному. То есть, они сперва определяются с костяком, остовом требуемой системы, и только потом по мере необходимости обвешивают его подходящей периферией. С чего, например, стоит начинать проектирование самодвижущегося экипажа, если стартовать с полного нуля? Мое некомпетентное мнение – с осей, к которым прикрепляется нечто способное крутиться. А с чего тогда стоит начать проектирование саморегулирующегося организма о двух головах? Рассуждаю по аналогии, и здесь первая необходимость – скелет. Парадокс заключается в том, что, хотя никто к этому осознанно не стремился, именно эта ось средневекового общества образовалась первой, причем как бы сама собой. Поскольку речь у нас пойдет о силовом аппарате подавления, то я назову ее хребет зла…

Забавна история установления папской тиары над западной главой тела Христова. Вавилонская блудница авторов «Евангелия от Иоанна» быстро превратилась в праведницу непосредственно после судьбоносного правления Константина Великого. Но еще примерно за столетие-другое до этого в среде верующих появились сказания о мученической кончине апостолов Петра и Павла в Вечном городе и их решающем вкладе в основание тамошней общины. Если путешествия последнего основаны на канонических Деяниях (и на послании к Римлянам, признаваемом за аутентичное), то перемещение не владевшего латынью «краеугольного камня» за тридевять земель отчетливо пахнет апокрифом. Как бы то ни было, именно эта сомнительная легенда позволила епископам Рима претендовать на особое положение в божественной иерархии, ведь они могли вывести свою линию напрямую от Иисуса. Отношение Византийских василевсов к доктрине primatus Papae было двояким. С одной стороны, они эпизодически ставили зарвавшихся викариев Господа на верноподданническое место, не останавливаясь перед применением грубой силы. С другой, когда того требовала политическая конъюнктура, регулярно прибегали к их арбитражу для того, чтобы санкционировать низложение неугодного патриарха или разгромить очередную еретическую партию врагов народа. Латеранский дворец отвечал на эту любовь с интересом взаимной неверностью. С одной стороны, понтификам регулярно требовалось покровительство имперского правительства. С другой, они эпизодически напоминали ему о своем наивысшем богоданном статусе. Константинополь при их дворе представлял т.н. magister militum, который в теории был обязан обеспечить им защиту. На практике же это была церемониальная должность, поскольку все солдаты давно ушли на восточный фронт. Хронически задерживались деньги для закупки наемников. Другие же базировавшиеся в Италии военные гарнизоны, в Бари и Равенне, своей малой численностью и большой удаленностью тоже не были в состоянии помочь. Тем временем, помощь требовалась, причем неотложно. Готов удалось спровадить подальше от святого места, но вслед за ними в конце шестого века его заняли другие варвары – кровожадные лангобарды. Будучи арианами, они видели свой долг перед Богом в том, чтобы истреблять и экспроприировать католиков. В середине восьмого века их королем стал свирепый Айстульф. Перед его натиском не устояла Равенна, ее экзарх пал, сраженный в бою. А теперь жестокосердный тиран собирался аннексировать и римское герцогство…

Светская половина искомого двухголового чудища обитала в Галлии. Эту богатую провинцию в свое время оккупировало другое языческое германское племя – франки. Их конвертация в христианскую веру – заслуга самого завоевателя, могучего воина Хлодвига. Не обошлось без приключений. Как мог воспринять проповедь любви от распятого лузера дикарь, с наслаждением пивший кровь повергнутых врагов?! Нашлась la fеmme, бургундская жена Клотильда. Увы, ее первый сын умер милосердием Божиим прямо в крестильной купели. За ним и второй отдал концы в самом начале жизни. Но зато она нащупала секретную кнопку супруга – его суеверия. Тот был готов продать душу любому Господу, лишь бы тот приносил ему победы в сражениях. Конечно же, она не забыла поведать ему знаменитую историю триумфа Константина Великого у Мульвийского моста при помощи знамения свыше. Проверенный алгоритм и в этот раз принес успех в напряженной битве с алеманнами. Ангельского воинства, конечно, никто не лицезрел, но по обычаям тех времен домыслил. Теперь католикам-франкам, а не арианам-готам принадлежало будущее гигантской страны. Хлодвигу удалось не только спасти собственную душу, но и установить целую династию душегубцев. Длинная череда в десять поколений «ленивых королей» Меровингов устлала собой два столетия кромешного прозябания. Единое королевство раскололось на части – Австразию и Нейстрию, причем реальной властью в них обладали первые министры – майордомы. Бардак весьма синхронично с предыдущим абзацем завершился восхождением клана Пипинидов. Известный нам по Аль-Андалузу представитель этого семейства Карл Мартел (Молоток) возглавил армию спасения, успешно остановившую арабскую экспансию на север. И вот, представьте себе, в определенный момент его сын Пипин, прозванный Коротким, почему-то возжелал стать не просто де-факто, а настоящим де-юре королем…

Для стороннего наблюдателя очевидно, что, несмотря на параллельное развитие двух этих сюжетных линий, они умудрились очень неевклидово пересечься, причем в самый критический момент времени. Желания двух глав европейских правительств подошли друг к другу как ключик к замочку. Как же удалось его повернуть?! Ключевую роль сыграл миссионер с британских островов по имени Винфрид, он же св. Бонифаций. Этот чистый помыслами святой старец не был новичком и в грязной политике. Получив титул архиепископа Майнца из Рима, был убежден в том, что пред ликом Всевышнего оправданы любые махинации в пользу церкви. Будучи учителем сыновей Карла Мартела, имел на них значительное влияние. И сумел его использовать во славу Божию. Скорее всего, изначально идея образования новой династии родилась где-то промеж его головы и извилистыми греческими мозгами Папы Захария. Подсади на трон франков человека, который и так на нем сидит. Да еще представь дело так, чтобы тот почувствовал себя по гроб жизни тебе обязанным. Чем не блестящая мысль?! Как сказали бы сейчас, в лучших (или все же худших?) традициях иудео-христианства. До счастливого конца разработанный план довел преемник Захария Стефан. Он не поленился перевалить через Альпы и добраться до городу Парижу. Последнего из Меровингов забрили в монахи. Первого из Каролингов помазали на царствие. Пипин Короткий разделался с Длинными Бородами, послушно взяв в руки крест, щит и меч. Новоиспеченного монарха не интересовало количество дивизий в распоряжении Папы Римского. Полезность оного состояла в том, чтобы легитимировать узурпацию власти. Понтификов не интересовали нравственные тонкости обстоятельств воцарения Пипина. Их задача была в том, чтобы выжить в условиях сурового военного времени. Это была взаимовыгодная сделка, и нет ничего удивительного в том, что она состоялась. Нам осталось лишь узнать, что ждало Европу за только что открытой волшебной дверью. Казалось бы, случайные и даже враждебные вихри веяли над нею. Тем не менее, им удалось сконструировать из событийных осколков хребет зла для будущего двуглавого дракона…

Отныне Западная Европа долгие столетия будет вращаться вокруг вновь созданной оси Рим – Париж. Отныне благочестивые прелаты не будут стесняться откровенной лжи типа поддельного дара Константина. Отныне неукротимые франки будут стараться укрощать безбожников посредством карательных операций. Ну, а мы с вами теперь сконцентрируемся на возникновении жизни на уже сформированном скелете. Очередное возрождение грядет в Блоге Георгия Борского.

Модели, предложенные в целях концептуализации исторических событий и оценки деятельности исторических личностей, являются интеллектуальной собственностью автора и могут отличаться от общепринятой трактовки.

Ответьте на пару вопросов
Хребет зла современности?

Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top