1031 Комментарии0

Статья "№119 Троица, которую построил БГ" из цикла История моделейМодели раннего христианстваИстория моделейМодели раннего христианства

Сегодня я желаю начать свою статью с обсуждения природы того, что мы называем фактами. Что же это такое? Ответ на этот вопрос только кажется очевидным. В известной детской сказке взрослым достаточно было увидеть Карлсона своими глазами, чтобы убедиться в его существовании. Означает ли это, что именно непосредственные ощущения определяют то, в непреложность чего мы верим? Вовсе нет. В некоторых случаях они нас обманывают.
Скачать PDF

№119 Троица, которую построил БГ

Сегодня я желаю начать свою статью с обсуждения природы того, что мы называем фактами. Что же это такое? Ответ на этот вопрос только кажется очевидным. В известной детской сказке взрослым достаточно было увидеть Карлсона своими глазами, чтобы убедиться в его существовании. Означает ли это, что именно непосредственные ощущения определяют то, в непреложность чего мы верим? Вовсе нет. В некоторых случаях они нас обманывают. Так весло, погруженное в воду, кажется нам сломанным. Устойчивость почвы под ногами намекает на неподвижность Земли, а мобильность Солнца «доказывается» его видимыми перемещениями на небе. На самом деле в этих случаях мы, не замечая этого, дедуцируем ментальные модели из доступных нам сенсорных данных, производя при этом некорректные выводы. Но дело обстоит еще хуже. Очень часто при отборе того, что мы почитаем за факты, нам приходиться полагаться на свидетельства других людей. Они в свою очередь могут ошибаться, быть подвержены иллюзиям, выдавать желаемое за действительность или даже банально обманывать. Как правило, в этих случаях мы принимаем на веру те высказывания, которые происходят из высоко оцениваемого (по критерию честности) нами источника. Скажем, если предоставить Библии статус священной книги, то отсюда следует пополнение нашей копилки фактов обширным набором удивительных чудес. А вот Малыш не был авторитетом для своих родственников. По этой причине его рассказы были интерпретированы превратно, что и вылилось в повышенные семейные расходы на день его рождения.

Наконец, изредка мы постулируем наличие тех или иных сущностей при полном отсутствии регистрации их нашими органами чувств. Мы не в состоянии обнаружить Бога или ангелов, но в древности строили их модели на основании не только показаний Писаний, но и чисто умозрительным путем. Так, необходимость существования Всевышнего выводилась из рассуждений типа «почему в мире что-то есть, могло ведь ничего и не быть?» А мускульная сила ангелов по перемещению Земли из самой кочерыжки мироздания оценивалась и вовсе на глазок. Например, Фома Аквинский полагал, что не сдюжат. Наличие подобного рода ментальных построений вызвало к жизни движение позитивизма в философии, пытавшегося провести границу между моделями легитимными и шарлатанскими именно по критерию наличия непосредственных эмпирических фактов. Оно в свою очередь вызвало к смерти замечательного ученого Больцмана, затравленного за создание ненаучных сущностей под названием молекулы. Со временем этот критерий пришлось окончательно отвергнуть. Сейчас уже никого не удивляет, что мы никогда не наблюдали субатомные частицы, но вывели их свойства всего лишь из некоторых следов, которые они оставляют.

Безумно сложная задача определения взаимоотношений внутри христианского триумвирата небожителей прочно продолжала стоять на повестке дня мыслителей золотого века патристики. Сциллу образовывало желание единства всех ее составляющих в целях сохранения унаследованного от иудеев монотеизма. Харибду – неприятие различных мутаций монархианства, затиравшего различия между ними. Окончательно погоду портила повсеместно принятая к этому моменту за истину идея неоплатонизма, требовавшая от Единого совершенной простоты и отсутствия каких-либо составных частей или даже атрибутов. Ковчег христианской церкви продолжал биться о недружелюбные скалы познания существа Бога. Арианство сменялось полу-арианством, Сын соприсущий на подобносущного, а Великого Прохода к истине никто так и не мог обнаружить. Неслучайно – подобно тому, как фрекен Бок не смогла ответить на каверзный вопрос о том, прекратила ли она уже употреблять коньяк по утрам, так и мистер Бог не был в состоянии сообщить ничего вразумительного на возносимые к нему молитвы. Они ведь покоились на предположении существования ни в единой обители не зарегистрированной Троицы. К тому же даже Всемогущему не дано преступить законы логики. Почему же нельзя было припарковать путешествие до лучших времен, в ожидании лучшей погоды или разработки более мощных средств для изучения метафизической фауны? Здесь в путь корабль теологии толкала не только страсть моделей к развитию, но и искреннее убеждение верующих в том, что разрешение этого вопроса имеет сакральный смысл для спасения их души. С Кристером, утверждавшим «а я могу тебя отлупить», невозможно было обойтись без кулаков. Вот и с еретиками, которые имели наглость говорить про Бога всякие гадости, детским по развитию своих ментальных моделей христианам никак нельзя было разойтись мирно. Люди продолжали гибнуть за модель.

На Западе подобного рода тупики со временем научились разруливать при помощи принципа непогрешимости пап – как в армии. На Востоке же упорно ждали вмешательства с небес. Что оставалось делать в этой практически безвыходной ситуации Бессловесному, который по присущему ему милосердию не мог не реагировать на душевные страдания своих чад? Только организовать подходящих капитанов на безнадежно застрявшую церковную посудину. Самые лучшие в мире спецы по курощению моделей, которых заслали свыше, вочеловечились примерно в середке современной Турции, в области под названием Каппадокия. Именно там и тогда был установлен абсолютный рекорд всех времен и народов по одновременному удельному содержанию святости на квадратный метр жилплощади. Посудите сами. В одной прекрасной семье родилась великолепная пятерка – трое канонизированных святых Макрина, Василий Великий и Григорий Нисский плюс еще два менее известных брата, да и те епископ и отшельник. А какая родословная — их дядя был епископом, дедушка по материнской линии – мучеником, не считая многочисленных предков, которые были просто беззаветно преданными Христу верующими.

Счастливый отец, будучи известным юристом и преподавателем риторики, дал старшему сыну (Василию) блестящее образование – сначала в местной Кесарии, а затем и на выезде – в Антиохии, Константинополе и, наконец, в Афинах. Там тому довелось не только познакомиться с будущим императором Юлианом Отступником, но и подружиться с будущим столичным патриархом Григорием Богословом (тоже уроженцем Каппадокии). Решающую роль в направлении Василия на духовную стезю сыграл его брат Наукратий, безвременно почивший, и его сестра Макрина, наставившая его в этом несчастии на путь служения Господу. Хотя бы по этой причине эта удивительная по силе духа женщина заслуживает не менее Великого места в истории моделей, чем ее покрытый лаврами брат. Недаром современники к ней обращались подчеркнуто уважительно — Учитель. Проведя длительное время в монашеском уединении (он считается отцом-основателем греческого монашеского движения), Василий вернулся к активной церковной деятельности, организовал (во многом на собственные средства) целый город для борьбы с нищетой и со временем был избран епископом.

Итак, трое Капподокийцев (Василий Великий, его брат Григорий Нисский и его друг Григорий Богослов) образовали могучую кучку безупречной христианской репутации, беспрецедентной по стандартам своего времени праведности, безоговорочной по античным меркам образованности. Стоит ли удивляться тому, что модель, которую они выработали по триадологическим вопросам и стали все вместе когерентно пропагандировать, восторжествовала? Их воспринимали за титанов мысли, потенциальных святых, имеющих особые отношения с Богом. Соответственно, их идеи были восприняты как теологические факты-аксиомы, не требующие доказательств. Что же это получилась за Троица, которую наконец-то удалось построить при помощи БГ? Если в двух словах, то чисто логическая проблема была «разрешена» лексически. Каппадокийцы оставили в модели «единосущность» для всех любителей преданий старины глубокой, т.е. ставшего легендарным Никейского собора. А отличия Отца, Сына и Святаго Духа друг от друга подчеркнули при помощи другого понятия — «ипостаси». Как это часто бывает, под этим хитрым понятием каждый разумел нечто свое (равно как и под «сущностью») – весьма расплывчатую ментальную модель начальной фазы развития. При этом полагалось, что при помощи этого словесного такелажа каким-то образом удалось преодолеть опасный арианский пролив и выйти в открытое море божественной истины.

При всей спорности предложенной модели она принесла требуемый результат. На Втором Вселенском соборе в Царьграде был торжественно утвержден символ веры с новыми поправками, а его предшественники преданы анафеме. В критических ситуациях любое решение лучше, чем никакое. Выход из логического тупика был найден словесным методом при поддержке бессловесной синхроничности свыше. Маленькое привидение, вызванное к жизни св. Афанасием Великим, было благополучно обезврежено не менее великой святой троицей. Строительство дома-плотины для вырытого модельного котлована успешно завершилось…

Только в волшебных мифах хорошие герои процветают по окончании своих приключений долго и счастливо. С людьми поживешь — научишься ожидать какую-нибудь гадость. Например, обязательно поссорится кто-нибудь с кем-нибудь. Вот и у модели христианства все получилось не как в сказке сказать. Перо Блога Георгия Борского уже заточено для описания эпического противостояния теологов Египта и Сирии.

Модели, предложенные в целях концептуализации исторических событий и оценки деятельности исторических личностей, являются интеллектуальной собственностью автора и могут отличаться от общепринятой трактовки.

Ответьте на пару вопросов
Согласны ли Вы с тезисом, что решение проблемы Троицы было лексическим? (Оцените по десятибалльной шкале)

Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top