1188 Комментарии0

Статья "№153 Житие пророка" из цикла История моделейМодели исламаИстория моделейМодели ислама

Бескрайны просторы бы-пространств. В них приютились бесчисленные бы-миры. Уже не первый раз я использую эти странные словосочетания с префиксом «бы». Пора бы объяснить, что именно под этим имею в виду?! Буквальное значение достаточно очевидно – речь идет о рассуждениях «против фактов». Это характерная особенность человека в целом– бороздить прошлое на предмет нереализованного настоящего.
Скачать PDF

№153 Житие пророка

Бескрайны просторы бы-пространств. В них приютились бесчисленные бы-миры. Уже не первый раз я использую эти странные словосочетания с префиксом «бы». Пора бы объяснить, что именно под этим имею в виду?! Буквальное значение достаточно очевидно – речь идет о рассуждениях «против фактов». Это характерная особенность человека в целом– бороздить прошлое на предмет нереализованного настоящего. Особенный характер славян, в частности, подпитывает горячие дискуссии вокруг вопросов типа что-было-бы о деяниях давно минувших дней. Если бы Троцкий победил Сталина? Если бы Петр Великий не прорубал никаких окон? Если бы князь Владимир принял ислам? И даже оставшись наедине с самими собой, мы не перестаем их решать. Если бы я выбрал другого спутника жизни? Если бы не валял дурака? Если бы выиграл миллион в лотерею? Однако иногда я использую те же бы-слова в более общем смысле, когда говорю о манипуляциях с ментальными моделями. Мы зачастую просчитываем на несколько ходов вперед план для достижения поставленной цели. Или погружаемся в волшебный мир сказки прочитанного нами произведения. Ну, или просто летаем в неизведанном, расправляя свои собственные широкие крылья фантазии и воображения. Философы часто называют такие миры «возможными» по той причине, что далеко не все из них могут существовать. Положим, во всем обширном и многомерном бы-пространстве нет ни единого закоулка, где бы 2+2 не было равно 4, не работало бы логическое правило modus ponens или один и тот же предмет мог бы быть зеленым и красным одновременно. Зато запросто можно представить себе бы-мир, где свиньи бы умели летать, а постоянная Планка была бы на порядок выше или ниже нашей. Не уверен, что в нем бы существовали блоггеры, которые могли бы об этом рассуждать…

Так вот, к этому последнему, широкому классу возможных бы-миров относятся и ментальные построения историков. Чем меньше на руках достоверной информации, тем сложнее их задача по восстановлению наиболее вероятного прошлого. Отсюда вовсе не следует то, что она неразрешима. Или то, что этим вовсе не следует заниматься. Некоторые из получающихся моделей значительно адекватнее других. А, опираясь на них, иногда удается сделать осторожные обобщения, которые могут оказаться весьма полезными для наших прагматических нужд. Поэтому миссия отсортировать семена фактов от плевел мифов и почетна, и трудна. Однако наша конкретная задача по изучению жития ментальных моделей несколько легче. Нам вовсе не требуются излишние подробности. Мы можем пропустить сомнительные сказочные фрагменты, от которых резко пахнет заинтересованностью верующих не в меру. Вполне достаточно проследить только за теми событиями, которые оказали (или точнее могли-бы-оказать) влияние на построение моделей. Вот как раз в такой надежде на дальнейшее развитие наших моделей истории и метаистории мы в ближайшем времени бегло пробежимся по страницам биографии пророка Мухаммеда. В предыдущей статье нам пришлось его оставить в возрасте примерно сорока лет в обществе своей супруги Хадиджи и первого полученного неведомо откуда откровения. Что же было потом?

А потом шло строительство энергетической пирамиды – кирпич за кирпичом. Следующим после жены человеком, поверившим в новое пророчество, стал, по традиции, его двоюродный брат Али (сын воспитавшего Мухаммеда Абу Талиба). В то время это был еще мальчик в цветении нежного десятилетнего возраста. Кто мог бы подозревать, что со временем он созреет в то яблоко, которое раздерет мусульман в первом (и не залеченном до сих пор) расколе?! На отсутствие лучшего улова и раб рыба. Частная собственность Мухаммеда (подаренный ему Хадиджой на свадьбу), Заид ибн Хариса с этих пор стал служить своему хозяину не только правдой, но и верой. Со временем в стан ислама перешли и некоторые свободные мужи. Знаковым оказалось приобретение Абу Бакра, будущего зятя пророка (через его дочь Аишу) и его первого заместителя (халифа) после смерти. Этот незаурядный человек пользовался хорошей репутацией, и ему удалось распространить религию на свое ближайшее окружение, таких же сильных и способных на действия людей, каким он был сам. Так на протяжении трех лет ментальная модель медленно пускала корни в сердцах людей. Семена имеют обыкновение начинать свою жизнь под землей, поэтому неудивительно, что весь процесс происходил в подполье. Мухаммед эпизодически получал новые суры и аяты, они зачитывались и обсуждались на собраниях его соратников. Однако на обозреваемую публично поверхность росток новой религии показался только спустя три года.

Произошло это, вроде бы, по прямому приказанию самого Корана: «Провозгласи то, что тебе велено» (15:94). Не очень понятно, к чему Аллаху было так спешить. Ничего, кроме неприятностей, первым мусульманам это не принесло. Может быть, спешка как раз разозлила Всеблагого? Памятуя, что поначалу Мухаммед функционировал в режиме чистого медиума, это указание вполне могло родиться из чаяний амбициозного Абу Бакра (или его команды). Говорят, что тот пострадал за правую веру первым, когда был нещадно бит не поверившей ему толпой. Это, в целом, было еще нейтральным недоумением, сменившимся на добрососедские попытки найти чисто коммерческое решение проблемы. Видимо, именно к этому периоду и относилось обретение упомянутых нами ранее «сатанинских аятов». Однако пророк не поддался на попытки подкупа. Когда он начал нещадно бичевать языческие пороки своих соплеменников, то отношения выродились в открытую конфронтацию. Не случайно – его проповеди были восприняты серьезными ребятами, как попытка отлучить их от общественной коровы, которая приносила регулярные удои. К числу заклятых врагов ислама примкнули и некоторые родственники Мухаммеда. Вот как клеймил Коран его собственного дядю: «Да отсохнут руки Абу Лахаба, и сам он уже сгинул. Не помогло ему богатство, и он ничего не приобрел» (111). Тем не менее, пока его другой дядя, глава Хашимитов Абу Талиб (сам не принявший мусульманство) оставался у власти, прямой опасности для пророка не было. Будучи не в состоянии добраться до племянничка, курайшиты объявили бойкот всему клану. Хуже приходилось рядовым членам новой секты. Что делать, если у Вас нету дяди? Тогда придется потерять Мекку. Преследования вынудили большую группу мусульман иммигрировать в Абиссинию.

Несмотря на репрессии, ментальная модель продолжала упрямо расти и распространяться. Большим успехом стала конвертация Умара ибн аль-Хаттаба. Этот влиятельный и богатый человек вынашивал планы по насильственному устранению Мухаммеда. И тут неожиданный разворот в прямо противоположном направлении! Умар проникся неземной прелестью божественных стихов и (в награду за это?) стал впоследствии вторым праведным халифом. Вот где стрельнуло эстетическое воспитание арабского населения! Сенсор красоты у зондов невозможно открутить. Напряжение повествования ощутимо нарастало и настоятельно требовало вступления во вселенскую битву добра и зла сверхъестественных сил. Где-то в этот критический момент летописец ибн Исхак первым отправил пророка в ночное путешествие в Иерусалим, а затем и в еще более далекую командировку по небесам (исра и мирадж). Это была, скорее всего, просто чья-то попытка толкования 17-й и 53-й сур Корана, которые смутно намекают на что-то в этом роде. Вероятное сновидение или галлюцинация тем самым превратились всего несколькими мановениями волшебного пера в чудесное событие глобального значения. Очень похоже на то, что схожим способом родились многочисленные другие свидетельства об удивительных и фантастических приключениях Посланника Аллаха. Вне всяких сомнений, что именно подобные сомнительные истории легли неподъемным бревном на дороге возникновения моделей науки.

Знакомство на короткой ноге с небожителями не принесло немедленных дивидендов пророку. Молитвы его идеологических противников пока явно перевешивали моральную поддержку многих легионов ангелов. Тяжкий удар обрушился на Мухаммеда, когда в течение одного бедственного года он лишился обоих своих покровителей – умерли Хадиджа и Абу Талиб. Клан Хашимитов возглавил проклятый Господом Абу Лахаб. Без малейшей защиты, окруженный со всех сторон влиятельными врагами… Как удалось пророку (причем длительное время) выживать в этих условиях? Мы не находим прямого удовлетворительного ответа на этот естественный, но неудобный для правоверных вопрос. Прямой путь, которым до сих пор вел Всевышний, уверенно направлялся вниз с энергетической пирамиды к плахе с топорами. Тот путь, которым прошел Иисус из Назарета на свой крест… Но оставалась еще резервная, пусть и несколько извилистая, словно арабская вязь, дорога – временно затаиться (вероятно, приостановить миссионерскую деятельность) и дать деру. А потом уже, набравшись сил, надрать уши врагам. Коран всецело одобрил этот план и даже выдал индульгенцию на вооруженную борьбу: «Они были несправедливо изгнаны из своих жилищ только за то, что говорили: «Наш Господь – Аллах». Если бы Аллах не позволил одним людям защищаться от других, то были бы разрушены кельи, церкви, синагоги и мечети, в которых премного поминают имя Аллаха (22:40)». Это была не только не самая прямая тропа, но и довольно скользкая. С нее запросто можно было сковырнуться и упасть в огненные бездны Геенны насилия. Но застрявшему в тупике миру требовалось срочное оперативное вмешательство. Скальпель придуманного еще древними иудеями мессии-завоевателя был для этой цели самым эффективным инструментом. Итак, бежать вместе со своей пирамидой, бежать из своего родного дома, бежать из своего любимого города…

Побег, но куда? Мухаммед отправился на поиски убежища в аль-Таиф – безуспешно. Тогда энергетическая гора сама пришла к нему. Земля оазиса Ясриб была велика и обильна, но вот порядку в ней не было. Срочно требовались вожди и судьи. Кто годился на эту роль лучше, чем пророк? Специальная делегация избрала Избранника Всевышнего. Шел 622 год от Рождества Христова. И пришел. Эра Хиджры грядет в Блоге Георгия Борского…

Модели, предложенные в целях концептуализации исторических событий и оценки деятельности исторических личностей, являются интеллектуальной собственностью автора и могут отличаться от общепринятой трактовки.

Ответьте на пару вопросов
Похоже, что эта викторина настроена неправильно
Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать
95
Опубликовано: 28.03.2019

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

458
Опубликовано: 26.03.2022

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

394
Опубликовано: 26.03.2022

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской
78
Опубликовано: 28.03.2022

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top