1629 Комментарии0

Статья "№282 Тело модели" из цикла История моделейМодели высокой схоластикиИстория моделейМодели высокой схоластики

Без устали кружатся волшебные пары в модельной Вальс-Комнате. Это дровишки твердых случаев, сгорающие в пламени психических движений тамошнего камина, даруют им теплый поток ментальной энергии. Бесшумно скользя по холодному мрамору гладкого пола, они способны осветить и осмыслить своим присутствием самые темные уголки самого безумного мира. Более того, они еще и развиваются по пути, порождая себе подобных, но все более бесподобных танцоров.
Скачать PDF
Другие статьи из этого цикла

Модели высокой схоластики

№282 Тело модели

Без устали кружатся волшебные пары в модельной Вальс-Комнате. Это дровишки твердых случаев, сгорающие в пламени психических движений тамошнего камина, даруют им теплый поток ментальной энергии. Бесшумно скользя по холодному мрамору гладкого пола, они способны осветить и осмыслить своим присутствием самые темные уголки самого безумного мира. Более того, они еще и развиваются по пути, порождая себе подобных, но все более бесподобных танцоров. Трудно себе представить, что в той чудесной зале, которая отведена человечеству, когда-то было совсем пусто и уныло. Разве что историки идей нам помогут? Конечно же, все начиналось с того, что было под рукой, причем и в буквальном, и в метафорическом смысле – с собственного тела. В воображении самых разных людей практически всех древних земных культур не только титанов, героев и богов вытесывали по образу и подобию двуногих, бесперых и смертных, но и весь космос на уровне «макро» был просто-таки обязан быть похож на то, что наблюдалось на шкале «микро». «Что сверху, то и снизу» — было чуть ли не аксиоматически незыблемым первым принципом первооснов не только религиозно-мистических, но и философско-метафизических систем. Так, добрый и божественный Платон оснастил Вселенную душой, а в недрах организма «матушки»-Земли обнаружил кровеносную систему из вод и лавы. Эта простенькая модель замечательно пировала на всем протяжении сложных веков разгула христианства. Однако, и разразившаяся грозой научная революция не укротила ее буржуйских аппетитов до конца. Символически, именно с ее помощью Челио Кальканьини пытался вырвать нашу планету из вечного покоя аристотелевского якоря. Ее чарам оказались покорны такие незаурядные и даже современные мыслители, как Лейбниц, Витгенштейн или Уайтхед…

Если нынче возжелать посетить настоящий заповедник антропоморфизма, то его надо искать где-то в политических сферах. Неслучайно в нашем словаре у государства сохранилась «глава», содействуют ему «правые руки», некоторые органы выполняют функции «глаз и ушей», другие составляющие образуют «раковую опухоль», которую самоотверженно удаляют другие члены социума. Мы почти на полном серьезе воспринимаем общество как нечто живое и человекообразное. Так стоит ли удивляться тому, что Иоанн Солсберийский, мыслитель жестокосердного двенадцатого столетия, именно модель тела приспособил для разрешения интересующих его вопросов философии?! Но прежде, чем мы приступим к ней поближе, набросаю-ка я быстрый портрет ее ментального родителя. О том, что это был персонаж невеликого роста, можно заключить по непартийной кличке Парвус. О том, что это был писатель превеликой эрудиции — по количеству аллюзий и цитат во многих его гуманно сохраненных жестоким временем работах и письмах. Из них же нам известно, что он, покинув остров родной, недавнюю обитель «Льва Справедливости» (т.е. Генриха I-го), на протяжении двенадцати лет пахал поля свободных искусств (тривиума и квадривиума) на континенте. Ему повезло с учителями – нектар Минервы он впитал «у ног» таких выдающихся личностей как «Перипатетик из Пелле» (т.е. Пьер Абеляр), Гильом из Конша и Гильберт из Пуатье (т.е. известных нам представителей «шартрской школы»). Ему не так повезло с работодателями – он нарвался на неблагосклонность следующего по счету Генриха, который не простил выпрошенное им у Папы Адриана милостивое разрешение аннексировать Ирландию вместо смиренного благословления задуманного могучим монархом похода. Впрочем, «самый начитанный человек эпохи» имел других ценителей своего эпистолярного таланта и пристроился на службу к архиепископу Кентерберийскому. На ней-то его пути и перекрестились с крестовым ходом Томаса Бекета, для которого он стал преданным другом. Именно будущему святому, а тогдашнему канцлеру были адресованы его самые важные сочинения. Именно с ним разделил он тяготы ссылки. И это Иоанн на прошлой неделе увещевал у нас сего убежденного камикадзе, пытаясь охранить оного от смертоубийства. И во многом именно его ментальными усилиями произошла блиц-канонизация мученика за веру и возникновение культа личности его мощей…

Мало того, несложно защищать тезис о том, что именно ему удалось сформировать ментальное тело той модели, голову которой составила многострадальная жизнь Томаса Бекета. Вот как говорил Иоанн Солсберийский в своем «Поликратике»: «Не позволено льстить другу, но позволено услаждать уши тирана. Но того, кому разрешено льстить, разрешено и убить. Более того, это не только разрешено, но и правильно, и справедливо. Ибо тот, кто получает меч, достоин от меча и погибнуть. «Получает» здесь надо понимать как относящееся к тому, кто присвоил себе чужое, а не к тому, кто черпает свою силу от Господа. Тот, кто получает власть от Бога, служит законам и является рабом справедливости. Тот же, кто узурпирует власть, подавляет справедливость и подчиняет законы своей воле. Посему, справедливость заслуженно вооружена против тех, кто разоружает законы… Хотя существует множество форм государственной измены, ни одна из них не является столь серьезной, как та, что направлена против тела самой справедливости». Этот пассаж, несомненно, покажется вам не только не в меру экстремистским, но и нелогичным. Как из наличия лести в царских палатах английский Парвус вывел необходимость терроризма или народовольчества?! Для того, чтобы уловить ход рассуждений схоластического философа, мне придется ввергнуть вас в пучину контекста, из которого была безжалостно выужена вышеприведенная цитата.

Строго говоря, Ванечка здесь сжульничал, да не абы как, а творчески. Ему до зарезу был нужен отточенный нарратив, материалом для которого послужили бы прочные как сталь однострочники от общепризнанных авторитетов. Метафора пчелиного улья авторства Вергилия для достижения этой цели ему показалась недостаточной. Тогда — псевдоэпиграфия, стандартное древнее идеологическое оружие?! Однако, он не стал утруждать себя даже подделкой манускриптов, а попросту сослался в своем произведении на некое наставление Плутарха императору Траяну. Поди докажи в средневековых условиях, что того никогда не существовало! Многие, очень многие читатели его книги поверили, спустя века еще используя однострочники из «Поликратика» в качестве облагороженной временем античной мудрости. А состояла она всего лишь в модели «общество = тело», несколько более развитой против обыкновения. В частности, голова республики (т.е. государства), разумеется, соответствовала королю; сердце – сенату, которому никогда не хочется покоя; уши, глаза и рот – проницательным чиновникам и зубастым судьям; руки – тем, кто их распускал, то бишь полиции и армии; ноги – крестьянам, прочно стоявшим на земле и обрабатывавшим оную; живот – финансово-банковскому сектору, толстосумам. Наконец, душу составили продавцы духовных услуг населению – священнослужители. Прочие человеческие органы нашего героя не заинтересовали. Мы не будем разбирать занимавшие самого автора тонкости функционирования толстых кишок и причины возникновения денежных запоров. Оставим также без внимания современный вопрос адекватности постулированного отношения изоморфизма. Для нас здесь релевантен лишь общий вывод, который следовал из всех этих частностей. Хорошая ментальная модель – все равно что подпрограмма, к которой обращаешься с теми или иными параметрами для получения полезного результата. В данном случае, она вернула в качестве ответа мысль о том, что государство представляет собой взаимосвязанный вдоль и поперек организм, в котором люди всякие нужны, за возможным исключением всяких там маловажных мам и дам. Другими словами, принц не менее зависит от нищего, чем тот от него — в поликратическом обществе много жизненно важных центров управления.

Коль скоро это так, то что получается за организм, если в нем такой самоочевидный грех, как лесть, особь категории обмана, грязный осадок на стенках информационного канала, считается нормальным поведением людей?! Усердные молитвы во здравие власть предержащих в понимании Иоанна Солсберийского являлись явным симптомом болезненного состояния общества, с соответствующим диагнозом — преступное царствие тирании. В своем заключении он неявным образом опирался на посылку о том, что существовала единственная оптимальная для всех времен и народов социальная игра в государство, завещанная и спущенная с небес человекам самим Всевышним. В нее попросту нельзя играть не по божественным правилам. Именно отсюда последовал пламенный призыв к свержению деспотических несправедливых режимов. Впрочем, он тут же был смягчен соображениями о том, что следует предоставить самому Господу право разбираться со своими помазанниками. Простым смертным рекомендовалось лишь подавать ментальные петиции на Его высочайший суд. Собственно, именно это и сделал Томас Бекет, которому было посвящено сие произведение искусства политической философии — тогдашний придворный льстец и будущий мертвец-ниспровергатель зарвавшихся президентов.

Перед сегодняшним свистком задам финальный вопрос – сохранил ли небольшой трактат большого любителя Цицерона и Боэция, Горация и Сенеки хоть самое малое значение для разрешения проблем айфоновского века?! Сдается мне, что его аферистские манипуляции с телом вовсе не были так уж необходимы. Идея о том, что общество представляет собой взаимосвязанное целое (равно как и любая другая модель), не требует нынче подпорки плечами древних Атласов. При этом положение о том, что ложь суть порок, сохранило свой высокий рейтинг. Изобилие больных, т.е. нечестно, «не по правилам» функционирующих клеток вполне может служить признаком наличия «раковой опухоли» в обществе. Как человек, безумно далекий от политики, я не имею права, да и не желаю агитировать за хирургическое вмешательство. Вместо этого, позволю телу средневековой модели, оснащенному современной головой, немного повращаться среди вас. Маэстро – вальс! Продолжим наше путешествие по голубым и прекрасным ИМ.

Для всех новобранцев расшифрую: ИМ – История Моделей, причем, не абы каких, а научных. Соответственно, наш основной интерес на текущий двенадцатый век — в развитии эмбриона натурфилософии в чреве матушки Европы. Какой же вклад в сей сакральный процесс внес политический адвокат дьявольских Фиделей?! Три девицы в небесах — царицы в его словах. И в статьях Блога Георгия Борского…

Модели, предложенные в целях концептуализации исторических событий и оценки деятельности исторических личностей, являются интеллектуальной собственностью автора и могут отличаться от общепринятой трактовки.

Ответьте на пару вопросов
Где раковая опухоль РФ?

Обсуждение статьи
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Что еще почитать

Фазы развития моделей

«Познай самого себя» — говорили мудрые древние греки, но и современные авторитеты нисколько не сомневаются, что они были правы.

Об авторе

Уважаемые читатели, дорогие друзья! Пара слов о самом себе. Без малого четверть века тому назад я покинул свою историческую родину, бывшую страну коммунистов и комсомольцев и будущую страну буржуев и богомольцев.

О планете БГБ

В самой гуще безвоздушного Интернет-пространства затерялась планета БГБ (Блог Георгия Борского). Да какая там планета – крошечный астероид. Вот оттуда я и прилетел. Пусть метафорически, зато эта маленькая фантазия дает ответ на один из вопросов Гогеновской триады: «Откуда мы?» Несколько слов о ландшафте – у нас с некоторых пор проистекает река под названием Им («История Моделей»). Могучей ее не назовешь, но по берегам одна за другой произрастают мои статьи. Они о том, как наивные религиозные представления людей постепенно эволюционировали в развитые научные модели. Относительно недавно от нее отпочковался другой поток, тоже не очень бурный – Софин («Современная философия науки»). И снова через это произвелась молодая поросль. Пусть не вечно, зато тоже зеленая. В ее ветвях шумят могучие ветры современной философской

Модели-шмодели

Ну вот, мы и снова вместе! Надеюсь, что Вы помните — в прошлый раз я определил тематику своего блога как «История моделей».

Top